Антиармейская карта Российской оппозиции

Авторская программа полковников Баранца и Тимошенко «Военное ревю» на РАДИО «Комсомольская правда» [аудио]. Выпуск от 2015-11-11 17:05:00. Ведущие: Виктор Баранец, Михаил Тимошенко.

Баранец:

— Сегодня вы не услышите, какие новые стринги купила себе звезда Дурдома-2 Марфа Кривогузова, с какой новой бабушкой переспал юный Шаляпин, каким пальцем не надо ковыряться в носу, на каком месяце беременности находится сука губернатора Желтопупова, потому что это «Военное ревю»… Сегодня наша тема – антиармейская карта в устах российской оппозиции или пятой колонны. Как вы ощущаете эту проблему, уважаемые радиослушатели? Со мной в студии, как всегда, полковник Тимошенко.

Тимошенко:

— Товарищ полковник, не дайте помереть дурой, объясните, что вы имеете в виду под такой темой передачи?

Баранец:

— Я, прежде всего, имею в виду, что у нас в России есть пятая колонна, которая недовольна ни на каком участке нашей военной политикой – и внутренней, и внешней. Все не так. Не туда направляем войска, не так реформируем армию, не в такую форму одеваем, не те деньги платим, не так распределяем жилье и вообще военные – нахлебники. И вообще государство платит вам слишком большие деньги. На хрена нам такой большой военный бюджет?

Тимошенко:

— А при этом при всем операция в Сирии – это фуфло, это обман и т.д.

Баранец:

— Да, да. И то, что мы засекречиваем данные о гибели людей, которые выполняют специальное задание за рубежами, да… ну, нам надо только список тут офицеров ГРУ и СВР тут опубликовать – где и в каком месте они выполняют задачи и кто из них, не дай бог, погиб.

Тимошенко:

— Ну и правильно, а как ты хочешь?

Александр:

— Добрый вечер! У нас не было никакого постановления, решения юридического, что Сталин преступник, а у нас говорят, что… Так вот, презумпция невиновности и т.д., есть, конечно, отдельные моменты, которые там имелись и т.д., но это все должно быть…

Баранец:

— …юридически оформлено.

Александр:

— Нет, как раз именно что нельзя называть преступником того, кого не назвал суд…

Елена:

— Здравствуйте, товарищи полковники. Я очень люблю вашу передачу. Хотелось бы спросить, вот когда самолет разбился, нельзя ли было, знаете, вот планшеты, телефоны у людей были, может, вдруг у кого-то съемки какие-то были, может быть, еще что-то зафиксировано?

Баранец:

— Все это уже как вещдоки собрано. Вот сейчас это все только, к великому сожалению, Каир предоставляет ФБР, а не российским специалистам, вот что досадно.

Омар:

— Здравствуйте. Я в армии служил 1962-1965 год, так как 1943 года рождения в армии был недобор, забирали всех… и со мной шли служить в армию даже 27-летние… Понимаете, армия тех времен мне до сих пор снится, потому что были все национальности – русские, евреи, таджики… так что я ничего плохого не могу сказать об армии того времени.

Юрий Александрович:

— Я хочу вспомнить двух своих знакомых, которые принимали участие в достаточно грандиозных событиях. 40-я армия входила в Афганистан следующим образом…

Тимошенко:

— Не надо рассказывать, мы знаем, как она входила.

Баранец:

— Юрий Александрович, наше «Военное ревю» это ответы на вопросы. У нас будет серия передач, в которой вы будете рассказывать о своем богатом служебном опыте. А сейчас за вашей спиной 150 человек, которые хотят задать нам вопрос. Юрий, добрый вечер.

Юрий:

— Добрый вечер. В армии я был пулеметчиком и вот увидел в интернете, что сейчас для пулеметов разработали туда такой патроноукладыватель, потом по ленте как-то так подаются… Это как-то сейчас в армии внедряется или нет?

Тимошенко:

— Лента, как была, так и осталась, металлическая.

Вячеслав:

— Добрый вечер. Я, конечно, согласен с тем, что многие люди в нашей стране не по праву считают, что расходы на армию нужно сократить и все такое, но как вы относитесь к тому, например, что наш президент прощает многомиллиардные долги таким странам, как Куба?

Баранец:

— Многим странам простили. И прощает не Путин, а прощает государство.

Вячеслав:

— Мне бы хотелось услышать ваше отношение к этому.

Баранец:

— Это всегда делается с очень большим геополитическим смыслом. Прощая такие миллиарды, буду откровенно говорить, мы иногда покупаем страны на многие десятилетия вперед. Потому что, когда страна, которой мы прощаем долги, она запускает туда бизнес, она запускает туда армию, она запускает нашу разведку, она разрешает нам там располагать военные объекты или базы, а дальше я вам не буду рассказывать, потому что я завожусь и сейчас вам еще разболтаю военные секреты.

Тимошенко:

— А если деньги попробуют с них получить, то ведь можно не получить вообще ничего. А потом тебе скажут – вы нашего посла выслали, хрен с вами, мы вашего съедим.

Борис:

— Здравствуйте. Я в армии не служил и никому не рекомендую туда идти…

Баранец:

— Борис, я вас не знаю и рекомендую ни с кем вам не разговаривать, иначе он чего-нибудь плохого наберется, какой-нибудь дури. Мы такую точку базарную не принимаем. Потому что у нас другое радио. Вы нас фактически с Тимошенко тоже в какой-то степени оскорбили. Мы отдали по три десятка лет службе.

Тимошенко:

— Виктор, это была ошибка! Надо было идти работать в следователи или в прокуратуру, там точно без работы не останешься.

Баранец:

— Или к Борису на лавочку, где он с бабами сидит и говорит, что в армии не надо служить. Алексей, добрый вечер.

Алексей:

— Сейчас в Сирии идет антитеррористическая операция, так? А как вы считаете, насколько хватит сил у России, чтобы поставлять туда вооружение…

Баранец:

— Наши возможности безмерны. Учитывая состояние нашей армии, военно-промышленного комплекса, хватит ровно на столько, чтобы выровнять ситуацию в Сирии и ввести ее в политическое русло. Вы думаете, что в Генштабе не умеют считать до десяти или не просчитывают с помощью разведки развитие ситуации? Вот сегодня у нас в Москве, по-моему, собирается огромный куст сирийской оппозиции. Эта оппозиция живет в России, мы ведем с ней переговоры, мы готовим ее для работы в Сирии. Это нормальные люди.

Тимошенко:

— И пока не подготовим, мы их отсюда в Сирию не выпустим.

Баранец:

— Да. И сами оттуда не уйдем. Игорь, добрый вечер!

Игорь:

— Здравствуйте. Незадолго до смерти Сталин говорил, что, когда я умру, очень много грязи на меня выльют. Но пройдет много лет и в конечном итоге все будет нормально. Мой вопрос – вот вместе с Буденным, с Тимошенко служил Кулик. За что такая вот на него напасть – с маршалов сняли, потом расстреляли. Он что, такой плохой был?

Тимошенко:

— Нет, ну кто-то же должен отвечать за ошибки, которые сделаны не им? Ну, например, допустим, Кулику что вменяли? Пушка Ф-22. Он в свое время, в 1940 году, сказал, что она имеет избыточную мощность и нашим войска не нужна. Пушечку грабинскую отложили в сторону. А проблема-то была на самом деле даже не в этом. У нее ствол был, по-моему, 47 калибров и мы не могли сверлить такие стволы, не было у нас станков. Сверлить смогли, только когда американцы в свое время по лендлизу нам эти станки поставили. А если бы эти пушки были в достаточном количестве, ну и снаряды к ним, конечно, черта лысого немецкие танки доехали бы до Москвы.

Юрий:

— Добрый вечер. Я думаю, представитель пятой колонны это первый звонивший, который столько времени у вас отнял и непонятно о чем говорил. Вот эта сердюковщина и васильевщина такие козыри дает этой гнилой нашей оппозиции, что просто… ну, тоска сплошная. Знаете, в чем главное? Ельцинская конституция дает неограниченные права нашему президенту. Слава богу, наш президент разумный человек. А что будет дальше?

Баранец:

— А дальше будет еще раз президент.

Тимошенко:

— Тоже разумный человек.

Баранец:

— Кстати, экс-министр Латвии, МИДом который руководил, сегодня сказал очень такую приметную, яркую фразу. Запад лютует от того, что в Кремле сидит очень разумный и прагматичный дядя Вова. Это признание человека, который много пожил на свете и очень четко раскладывает причины свирепства, которое запад обрушивает сейчас на Россию. И, естественно, говорит очень убедительные комплименты в адрес нашего президента и Верховного Главнокомандующего.

Юрий:

— Я вот увидел в интернете такой ранец… я насчет пулемета…

Тимошенко:

— Я не знаю, что вы видели в интернете, но мне в свое время попадался вариант фотографий укладки ну не вещмешка, конечно, а транспортного ранца, скорее всего, спецназа. Так вот, там ленту в 250 патрон скручивали в спираль, засовывали в транспортный рюкзак капсюлями к спине, пулеметчик в случае чего хватал ее за хвостик, который торчал из ранца, заправлял в пулемет и пожалуйста тебе – стреляй. Несколько раз по телевидению кадры такие попадались. Никаких хитростей быть других не может. Пулемет работает с металлической лентой.

Александр:

— Добрый вечер. Хотелось бы, чтобы у всяких левых товарищей и злопыхателей на армию поменьше было проводов. А вопрос такой – будем ли наводить порядок со списанием старой техники, которой в воинских частях накопилось очень много, а процессы списания настолько трудоемкие, что порой невозможно. Я конкретно про измерительную технику хочу спросить. Части просто засыпаны устаревшей измерительной техникой. Списать ее невозможно, пока она не будет поверена соответствующим образом.

Тимошенко:

— А поверять некому.

Александр:

— Поверять-то есть кому, но очереди огромные.

Тимошенко:

— На годы.

Александр:

— Нет, есть приборы, которые военные организации не поверяют, а только гражданские.

Тимошенко:

— Вопрос действительно больной. У нас в частях существовали свои поверительные лаборатории… стаскивали их быстро.

Александр:

— Добрый вечер. Вот идут нападки на Россию, на Путина по делам Сирии, да и в мире он кому-то не нравится, но вот чего я не слышал никогда, может быть, я такой невнимательный, поправьте меня, но чета, семейство, клан Романовых – почему-то их не слышно. Им что, абсолютно наплевать на то, что тут делается?

Тимошенко:

— Романовых каких?

Александр:

— Наших бывших императоров.

Баранец:

— Вы про них ничего не слышите, потому что их уже нет. Или вы о тех, кто еще живы?

Тимошенко:

— Ну, те, кто сегодня носит фамилию Романовы, практически никто права на престол не имеет. И на этом можно сказать точка. И нечего слушать про них больше и дальше. Все.

Михаил:

— Добрый вечер. У меня вопрос и по теме, и немножечко в углубленном варианте. По пятой колонне – вот насколько у нее корни? Они вот туда, наверх, уходят, в правительство, например, они вот заходят?

Тимошенко:

— Растут корнями вверх, вы хотите сказать?

Михаил:

— Да, как, по вашему мнению?

Баранец:

— Ну, вы знаете, что у нас и глава правительства задекларирован трезво мыслящей общественностью как либерал, а это где-то дает вот этой пятой колонне, которая тоже придерживается либерального толка. А в чем их смысл? Они ненавидят все, что требует государство. Ненавидят Конституцию, ненавидят законы, ненавидят постановления, которые в какой-то мере ограничивают права человека в определенной среде. Когда я еду по дороге, я считаюсь со светофорами – ну, это ограничивает мои права – я бы хотел вообще 120 километров лететь на красный свет…

Тимошенко:

— У меня сильное подозрение, что они просто хотят денег без обязательств отдачи. И вспоминается мне побрехушка времен перестройки. «Сейчас у нас эпоха гласности, но знаем, минет и она, но Комитет Госбезопасности запомнит ваши имена».

Андрей:

— Добрый вечер. Знаете, я думаю, что не нужно обращать на эту пятую колонну внимания, а просто идти своим путем. И ужесточить законы, чтобы прижать их к ногтю. Вот и все.

Баранец:

— Михаил, я не первый раз слышу такое суждение, которое надо принимать. Михаил, нам советуют не обращать внимания на пятую колонну, которая день и ночь льет помои на российскую действительность. Да, далеко не безгрешную. На российскую власть. Да, далеко не безгрешную. Но ведь подпиливают мозги с первого класса и уже до седин…

Тимошенко:

— Я все ждал, когда ты выйдешь на сравнение пятой колонны с бобром.

Баранец:

— Ты помнишь, что Владимир Владимирович сказал? «У хомячков очень крепкие зубы».

Тимошенко:

— Да, но что ты будешь делать. Ведь еще какая штука-то? Никто же им квалифицированно и злобно, и аргументировано ответа не давал. Потому что сразу начнется вой и крик – это вы все взяли из арсенала политработника, это вы все взяли из арсенала лектора «Знание».

Баранец:

— Совки, ватники… Геннадий, добрый вечер.

Геннадий:

— Здравия желаю, товарищи полковники. Вот вы защищаете, ну, как говорится, помогаете военным пенсионерам. А не подскажете, для гражданских пенсионеров есть какие-нибудь защитники, типа майоров?

Баранец:

— По поводу защиты гражданских пенсионеров обращайтесь к Александру Минкину, обращайтесь к Ганапольскому и вообще звоните на «Эхо Москвы» — там очень любят такие звонки и будут вас защищать всеми фибрами души.

Тимошенко:

— Нет, почему, Оксана Дмитриева очень хорошо защищает нормальных пенсионеров. Только ее в Думе душат сами по себе. Она там вот как фурункул на одном месте, они ужасно переживают, когда она открывает рот и начинает их носить по кочкам с цифрами.

Валентина:

— Добрый вечер. Я вопроса задавать не буду, я только скажу по поводу пятой колонны. Если им здесь так плохо, пусть катятся к чертовой матери к Обаме и пресмыкаются там, а мы без них как-нибудь проживем.

Баранец:

— Спасибо. Это гражданская позиция. Если нас будет больше таких, то пятой колонне очень тесно будет в нашей матушке России.

Тимошенко:

— А они говорят, что мы их выгоняем, что они из-за этого вынуждены в эмиграцию отправляться. Здравствуйте, Сергей.

Сергей:

— Добрый вечер! Вот вы сказали, что Каир отдает ФБР вещдоки, а как же такое возможно? Неужели мы допустим это?

Баранец:

— Хозяином ситуации является Каир.

Тимошенко:

— Хозяином ситуации и расследованием руководит страна, в воздушном пространстве которой и произошла катастрофа.

Баранец:

— Хотя, конечно, мне, как гражданину РФ, страшно обидно, что страна, которая больше всего пострадала от этой страшной катастрофы, вдруг оказалась за пределами тех вещдоков, которые Каир собрал и теперь предоставляет ФБР.

Александр:

— Здравствуйте. Я служил в 228-й военной школе поваров. В части служат гражданские повара, да. А если часть перебрасывается в другое место или там в военные действия вступает, гражданские повара тоже поедут?

Тимошенко:

— Как говаривал мой старшина Коля Савостин: товарищ курсант, разъясняю вам ваш вопрос. В штате части имеются военные повара в соответствии с тем вусом и образованием, которое им удалось получить в ходе подготовки. В пункте постоянной дислокации, если это возможно, их, то есть, личный состав, обслуживают на базе аутсорсинга сторонние организации. То есть, организуют производство продуктов, заготовку и изготовление завтрака, обеда и ужина. Если часть уходит в поле или перебрасывается в другую точку земной поверхности, то обслуживание ведут военные повара. Так что ваша специальность будет востребована всегда. Кстати, больше всего удельный вес каких специалистов на зимовках в Антарктиде. Ни глициологи, ни еще какие-нибудь специальности, а именно повара.

Татьяна:

— Добрый вечер. У меня вопрос личного характера. Некоторое время назад в подмосковной воинской части «Заря» на хозяйстве был мой одноклассник, Борис Чильцов. Ничего сейчас о нем не знаете?

Тимошенко:

— Вы имеете в виду Балашиху?

Баранец:

— Мы попытаемся найти Чильцова.

Тимошенко:

— Уважаемая Татьяна, если вы спрашивали о Борисе Федоровиче Чильцове, который всю жизнь был пэвэошником, служил в Главном штабе ПВО, исполнял должность начальника Главного штаба ПВО, потом служил в Главном штабе ВВС и был начальником Главного штаба ВВС России, к сожалению, Борис Федорович в мае прошлого года умер. Похоронен на Троекуровском кладбище.

Баранец:

— А теперь приступаем к вашим письмам.

Тимошенко:

— «Товарищи полковники, сколько времени и какой техникой копали котлован под Черное море древние укры? Куда исчезли подводные лодки?» Вот тут я могу только одно сказать – видимо, с помощью иськиватора копали такого же древнего еврейского представителя.

Баранец:

— «Передача «Военная тайна» по Рен-ТВ информативна или нет для невоенного человека? Как вы к ней относитесь?» Передача информативна, рассчитана ну не таких уж суперглубоких профессионалов, но для нормального обывателя.

Тимошенко:

— Хорошо, что она есть, так скажем. «У меня вопрос немного не по теме, но все же хотелось услышать ваше мнение, все говорят, что ИГИЛ торгует нефтью по дешевым ценам и тем самым зарабатывает деньги на оружие. Получается, что покупатели их поддерживают. Почему мировое сообщество не привлечет потребителей игиловской нефти к ответственности? Андрей». Уважаемый Андрей, вы чего хотите, чтобы Эрдогана привлекли, что ли?

Баранец:

— Абсолютно правильно. Но я вчера спросил у сирийских товарищей – почему сирийская авиация не бомбит нефтяные скважины? Один удивленно посмотрел на меня и спросил – а экология? А во-вторых, если мы сумеем отбить эту нефтяную структуру, она же на нас заработает…

Тимошенко:

— Когда в 1998 году у саудитов был пожар на одном из нефтяных месторождений, со спутника очень хорошо были видны черные хвосты дыма, которые растянуло до Уральских гор. «Накажут или нет тех, кто выгладывал сведения о наших летчиках в Сетях»? Я думаю, что их жизнь накажет, а, может, какой-нибудь нормальный человек найдется. «Почему нет новостей с Донбасса? Как там дела? Александр. Саратов». Александр, Наполеон Бонапарт говаривал: «Нет новостей – хорошие новости». Вот нет новостей и слава тебе, Господи.

Баранец:

— Но там попыталась группа пошуметь, в Дебальцево, прорваться, их хорошенько поколотили, украинцы увезли вроде бы там десяток трупов и на этом все заглохло.

Тимошенко:

— «Пригласите, пожалуйста, Игоря Стрелкова в прямой эфир пообщаться. Кажется мне, что не все о нем то, что распространяется в Интернете и СМИ правда. Полагаю, передача может быть интересной». Спасибо, мысль интересная, хотя вообще, честно говоря, вряд ли Игорь Иванович нам что-нибудь новое может сказать.

Баранец:

— Но если те заявления, которые он делал последнее время, соответствуют действительности, то я вам хочу сказать… Я действительно хочу у Стрелкова спросить – это он нес ту булду политическую, которую вы знаете он делал там по поводу того, что оппозиция, что скоро там Кремль зашатается, что не все так хорошо, как кто-то там вверху думает. Вот об этом мы готовы поговорить со Стрелковым.

Тимошенко:

— «Что представляет из себя ПЗРК «Верба»? Какая высота ему доступна? Это еще советские разработки или? А пятую колонну – к Нетаньяху. Это будет кошерно. Юрий. Кимры. Группа пролетарского гнева». ПЗРК «Верба» является развитием линии Стрела, Игла и т.д. Дальность по горизонту 6400, достигаемость по высоте 4,5. «Хочется, чтобы наша братва съездила бы в Париж, да поломала пальцы да руки Шарли. Чтобы боялись и знали – будет наказание. Мусульмане отомстили им, а мы утремся?» «Так мы ведем переговоры с оппозицией? Пендосы сдали координаты?» Пендосы здесь не при чем, а с оппозицией, конечно, переговоры ведем.

Баранец:

— Миш, мы не ответили по Шарли. Это хорошая идея, она мне нравится. Надо съездить.

Тимошенко:

— Ты хочешь, чтобы нам «Комсомолка» оплатила путевку, а мы бы с тобой напали на Шарли?

Баранец:

— Да, ведем переговоры с оппозицией, немалая часть сирийской оппозиции живет в России, мы ведем с ней, если можно сказать, переговоры 24 часа в сутки.

Тимошенко:

— «Можно на время «Военного ревю» отказаться от выпуска новостей в 17.15 и в 17.45? Сами плодим пятую колонну, так как обвиняемый в халатности продолжает занимать большой пост в Росавиации или боятся, что в суде всех сдал бы с потрохами, с кем делился? Дмитрий. Краснодар». Я думаю, что отвечать придется в три приема. От новостей отказаться можно, а от выпуска новостей отказаться никак нельзя. Обвиняемый в халатности не занимает никакой должности в Росавиации – вы сначала уточните, о чем вы спрашиваете…

Баранец:

— «Кто-то там из террористических лидеров во всеуслышанье объявил войну России. Такие, как он, не оставят без работы коллег Судоплатова и Этингона». Вы знаете, такое уже случалось у нас, да, пришлось потом вызволять ребятишек. «Виктор Николаевич, с прошедшим днем рождения, спасибо вам и Тимошенко за патриотическую передачу, луч света в смутном царстве СМИ. Вы говорите о пятой колонне? Все заточено на то, чтобы свалить Путина. И нам бы его поддержать, но нет, уже и на РКП появляется издевательская передача о Путине «Вождь». Это как?  Не знаю как, ни разу не слышал.

Баранец:

— Я тоже ни разу не слышал, но уже пятый или шестой раз нам этот человек бьет в колокола. Надо разбираться.

Тимошенко:

— «Расскажите, пожалуйста, о состоянии дел с поставками С-300  в Иран? Это часть ответа на ПРО США? Почему так нервничает Израиль, а за ним и США? Михаил». Мы поставляем то и из того набора, четыре дивизиона, который планировали в свое время к поставке в Сирию. Поставка сорвалась из-за того, что там вот такие события, да. Иран их получит. Рассчитается с нами живыми деньгами. Мы еще берем на себя обязательства подготовки персонала. Израиль нервничает потому, что тогда проникнуть в воздушное пространство Ирана они не смогут ни под каким видом. Американцы уже сейчас бьют тревогу и считают, что в воздушном пространстве Ирана в этом случае могут оперировать только их истребители пятого поколения – Ф-22 и Ф-35.

Баранец:

— Я добавлю. Контракт с Ираном новый подписан. Иск Ирана к России за то, что мы его, по сути, обманули и отказались от поставок С-300 в свое время, лежит еще в международном суде. Мы, как только половину контракта выполним, это нам светит почти что миллиардным доходом, значит, и почему, вы спрашиваете, так нервничает Израиль? Да потому, что С-300 снимает с неба и самолеты, и даже баллистические ракеты, как сонных мух с потолка. Вот этого Израиль и боится.

Тимошенко:

— «Одна из версий крушения А-321 секретная разработка Британии ПЗРК с дальностью до 9 километров. Возможно?» Нет, невозможно.

Баранец:

— Конспирология.

Тимошенко:

— Путин развернул отношение народа к армии на 180 градусов со стороны чиновников. За это ему низкий поклон. Хотелось бы бедный народ, труженик, мог бы влиять на тарифную политику по формированию зарплаты. Сейчас обратная картина. Как формируется зарплата на предприятиях оборонки? Будет ли пересмотрены пенсии женам умерших военнослужащих? Алексей».

Баранец:

— Пока только носятся с таким проектом в комитете Госдумы по обороне. Я имею в виде пересмотр пенсий женам умерших военнослужащих. Там даже предлагается другая схема выплат. А зарплата формируется от фонда же, да, Михаил?

Тимошенко:

— Дело в том, что не так просто ответить. Ведь часть предприятий осталась государственными, часть государственными казенными, а часть предприятий, участвовавших в разработке оборонной техники, являются частными. Попробуй ответить, как она формируется. Конечно, можно отстаивать свою зарплату с помощью забастовок, как делали на Санкт-Петербургском «Форде» и на других таких предприятиях, но не знаю, имеет ли смысл.

Баранец:

— «Здравствуйте. Название передачи «Совок» возмутительно». Вы знаете, мне остается только предложить руководству нашего радио завести передачу «Рашка». Как ты смотришь на это, Миш? Или давайте еще заведем рубрику «Ватники»… Это так прикольно, так хорошо насмехаться над собственным Отечеством…

Тимошенко:

— Вот интересно, а ведущего программы «Вождь», «Совок» кто-нибудь знает вы лицо? А представляешь, если с ним что-нибудь случится прямо у подъезда «Комсомолки»? Ой, что тогда будет… Во вонь-то будет…

Слушайте программу «Военное ревю» с полковниками Баранцом и Тимошенко каждый вторник, среду и четверг в 17:05 по московскому времени на волнах радио «Комсомольская правда». Слушайте нас на частоте 97,2 FM в Москве, на нашем сайте www.FM.KP.ru или в мобильных приложениях Радио КП для iOs и Android.

Архив программы «Военное ревю».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 11.11.2015 14:11:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о