Георгий Бовт: Трамп – это Рейган сегодняшний. Такой и кинуть может

Известный политолог рассказал Радио «Комсомольская правда», почему при новом президенте США нефть будет идти вниз, а корпорации возвращаться из Китая в Америку [аудио]. Выпуск от 2016-11-10 16:05:00. Ведущий: Елена Афонина. Гость: Георгий Бовт.

Афонина:

— В прямом эфире журналист и политолог Георгий Бовт. Добрый день!

Бовт:

— Здравствуйте!

Афонина:

— И с вами мы обсудим, конечно, избрание Дональда Трампа, поговорим о реакции украинского истеблишмента. И, может, останется время обсудить очередную реплику об увеличении пенсионного возраста.

Но начать хотелось бы с Трампа. На этой неделе эта новость номер один. Почему не сбылись прогнозы десятков экспертов? Кстати, а прогнозы белого медведя Феликса сбылись. Он у нас обитает в красноярском парке флоры и фауны «Роев ручей» и он, в отличие от амурской тигрицы Юноны, правильно предсказал.

Бовт:

— А Юнона неправильно предсказала?

Афонина:

— Неправильно. Проявила женскую солидарность и решила, что это будет Хиллари Клинтон. А белый медведь Феликс угадал, за что сегодня получил награду: торт в виде бюста Дональда Трампа, пугаться не надо.

Бовт:

— Сожрет?

Афонина:

— Сожрет. Поскольку угощение было сделано из арбуза, волосы из капусты, тело изо льда, в который вморозили рыбу и мясо, а символическая рубашка республиканца была из творога с галстуком из мясной вырезки.

Бовт:

— Здорово! А, в принципе, в казино, если ставить на белое или на красное, то в половине случаев выигрываешь. Медведь угадал, она не угадала.

Афонина:

— Тем не менее. Это, конечно, шутка. А прогнозы экспертов, которые говорили: Трамп, да вы что! Да никогда! Скорее Америка перевернется! Они-то почему оказались далеки от истины?

Бовт:

— Страшно далеки они от народа. Я позволил себе пошутить после британского референдума. Я написал в фейсбуке, что если брексит, то Трамп. Но потом, надо сказать, меня тоже доконали вопросы, которые давили на мозги. И я уже разуверился в его победе к концу кампании. Все время шли опросы, что он проиграет, что во всех решающих штатах проиграет и так далее. И после, когда вот эти женщины вспомнили, как 15 лет назад за что он их хватал, тут я приуныл со своим прогнозом вот этим предыдущим. Вот, думаю, какие сволочи.

Афонина:

— Мужик их хватает, а они недовольны.

Бовт:

— Эффект брексита и сказался, собственно. Люди воспринимают социологов как часть истеблишмента, если мы уж взялись полоскать это слово, и не хотят с ними разговаривать. Либо врут. Либо посылают. А социологи не всегда это учитывают.

Кроме того, пресса была вся за Трампа. Масс-медиа были все за Трампа практически.

Афонина:

— Да что вы! Мы сколько времени тут говорили о том, что все за Халлари!

Бовт:

— Я оговорился! За Хиллари! Конечно. Была даже статистика. 185 ежедневных газет в Америке сколь либо значимых. Из них только пять поддерживали Трампа.

Афонина:

— Что это за голосование было? Протестное или голосование разумом? На что надеются, когда выбирают Трампа американцы?

Бовт:

— Достала сытая самодовольная зажравшаяся вашингтонская элита. Любое правило возьми, так выходит, ты опять выиграл. И детки твои выиграли. И, значит, друзья твои по университету выиграли все. И вот это так тошнотворно. А ты тут вкалываешь, средний класс какой-нибудь, реднейк какой-нибудь с красной шеей, реднейки за него голосовали в большом числе. Потом эти иждивенцы бесконечные. Черные там, цветные какие-то, зеленые. Сомалийцы. Каким умом надо обладать, чтобы накануне голосования привезти в Мичиган, где Детройт вот этот, убитая наполовину автомобильная промышленность, депрессивные район, туда завезли сомалийцев из франко-гуманитарной программы. И штат был демократический. Ему давали прогноз +8% за Клинтон. Трамп туда поехал. Все крутили пальцем у виска: что он туда поперся, этот штат никогда его не будет! А он поехал и сказал: вот они, приехали. Смотрите. Эти отнимать будут остатки рабочих мест. И все. И он взял Мичиган.

Понимаете, это полное отсутствие, как это по-английски… out of touch. Люди не понимают, что происходит в стране.

Афонина:

— Это что ж получается? Политика закрытых дверей? Мы закрываемся от всего мира, мексиканцы убирайтесь…

Бовт:

— Они подзакроются, да. Он сейчас будет с Мексикой разговаривать о том, чтобы прекратить поток. Он будет пересматривать североамериканское соглашение о зоне свободы торговли с Мексикой и Канадой. Он будет с Китаем жестко торговаться, чтобы тот ревальвировал юань, то есть, повысил его, чтобы снизить конкурентность китайского экспорта. И так далее. Он будет давать налоговые льготы корпорациям, чтобы они возвращались в Америку. И, соответственно, штрафовать не в прямом смысле, дестимулировать тех, кто не будет возвращаться, тех, кто будет в оффшорах сидеть.

Афонина:

— Но труд-то американский дорог! Как же они вернуться-то?

Бовт:

— Знаете, это представление несколько устарело. Физический труд дорог, да. Но в Америке активно проходит модернизация. И те корпорации, которые раньше работали в Китае, например, труд китайских стал подороже, чем американский автоматизированный и компьютеризированный. Процесс возврата американских рабочих мест в Америку начался уже давно, еще в начале 2000-х годов. Конечно, робкий ручеек, но тем не менее. И вот эти планы глобализации, вот эта вот торговое партнерство тихоокеанское, атлантическое, с Европой, он, конечно, их всех похоронит. Он не будет…

Афонина:

— А почему? Это невыгодно Америке? Ведь он бизнесмен, а это значит, что основа его мышления – это как извлекать выгоду и делать это, может, не всегда ординарными, но зато весьма прибыльными путями. Ведь не один раз он все терял и начинал заново.

Если сейчас перенести его на весь опыт Америки, ведь то, что выгодно Америке финансово, то и должно быть в приоритете. Значит, если выгодна война, значит, будем воевать. Если выгодно сотрудничать с теми странами, с которыми никогда не сотрудничали, значит, будем сотрудничать. Так?

Бовт:

— В рамках этих соглашений, хотя они во многом писались не под диктовку, конечно, но с учетом американских интересов, все равно приходилось бы идти на какие-то уступки этим странам-партнерам. Не случайно в тихоокеанское партнерство Китай не приглашали, потому что запаришься с ними торговаться. С Европой сложно при Обаме шло трансатлантическое партнерство инвестиционное и торговое. И французы кочевряжились, немцы насторожились, общественное мнение Европы резко стало возражать против этого. В таких условиях Америке пришлось бы идти на еще большие уступки, а так можно не идти. И торговаться со всеми поодиночке и выигрывать какие-то интересы. Потом ему больше интересны не эти трансатлантические, трансокеанские партнерства, распространение американских правил на весь мир, сколько возвращение рабочих мест в США. Поэтому он расконсервирует месторождения нефтяные в Америке. И еще больше нефти из Америки пойдет на мировые рынки.

Афонина:

— Поэтому отреагировали нефтяные рынки сразу?

Бовт:

— Да. Он достроит нефтепровод Кистоун из Канады на юг, что будет давить еще на цены энергоносители. И так далее. Это создаст много рабочих мест внутри Америки. Такая нефтяная промышленность.

Афонина:

— Пишут наши радиослушатели: «А было ли ошибкой демократов выставить кандидатом от партии Клинтон, а не Берни Сандерса?». «Не кажется ли вам, что простые американские избиратели просто испугались реальной войны между сверхдержавами? Поскольку этой войны не хотят ни русские, ни американцы».

Бовт:

— Позволю себе такое мнение, что это был не очень значительный фактор. Да, этот фактор был, русский фактор. И он был в том плане, что когда она пугала страшным Путиным и тем, что он купил выборы, Трамп его марионетка и так далее, то это в глубинке Америки слышат, что это абсолютно чушь. Сейчас не 64-й год и она не Барри Голдуотер, чтобы пугать ядерной войной с Советским Союзом. А, кстати, она в молодости работала волонтером у Барри Голдуотера, между прочим. Вот откуда эта ястребиная нотка-то! Молодость-то вспомнила старая скаковая лошадь. И, конечно, это звучало совершенно фальшиво.

Русский фактор не очень значительный был. А вот то, что вскрылось в ее переписке с сервера Демократической партии вскрытом, будем считать, что WikiLeaks, та же история ФБР. Как говорят, правила на одном пальце все вертели и все в пользу себя. Обама практически открыто давил на генерального прокурора, который у них министр юстиции, что закрой это дело. ФБР закрывает дело в июле. Потом Коми почувствовал, что дело может обернуться по-всякому, и на всякий случай надо прикрыть одно место себе. И он влезает опять: нет, там какие-то… Подстраховался.

Афонина:

— Умный человек. Понимал. 50 на 50.

Бовт:

— Вот чуйка-то! ФБР работает. Не знаю, есть ли у них закрытые опросы ФАПСИ, как у нас, но, в принципе, что-то он чуял. И подстелился вовремя. Опять возобновил дело. И опять закрыл. Видимо, как я. Я не верил уже в победу Трампа. Эти опросы давили.

Опять закрыл дело. Но все-таки это все просочилось. Но что же опять манипуляция идет в пользу ее! Обама, это все, закрывай. И все ей сходит с рук. Берет миллион у Катара, значит, будучи госсекретарем в фонд, который возглавляет муж. И это ничего.

Афонина:

— Это же подарок.

Бовт:

— Она обязана была доложить. Она не докладывает. Ее правая рука фактически и в Госдепартаменте, и в избирательной кампании Хума Абедин, ее муж педофил фактически, обменивался, единый компьютер делил, почту нашли. Мужа этого не посадили никуда. И все ей опять сошло с рук. Она, эта помощница, работает в Госдепе одной рукой, а второй рукой руководит благотворительным фондом, который возглавляет муж. И деньги туда же идут. Деньги пришли от Саудовской Аравии, потом Клинтон выступает, давайте продаем ей оружие. Идет директива. Госдеп курирует это направление. Сколько можно? Потом, наконец, за неделю до кампании выясняется, что и свадьба Челси была оплачена из благотворительного фонда. Е-мое, сколько можно! Это же вообще! Это не страна третьего мира все-таки. Там так не принято.

Когда все это вылезает, какой-нибудь дядя в Огайо 45 лет белый думает: что это такое? Сколько можно?

Афонина:

— И при этом участвуя в опросах дядя из Огайо говорит: я буду голосовать за Клинтон.

Бовт:

— Скорее всего, он говорит, что не определился. Или «не знаю».

Вот такие дела. И все им сходит с рук. И уже десятилетиями. Сколько уголовных дел там. То, за что сидит этот самый, который пол переменил в тюрьме, который… WikiLeaks была утечка, ему дали большой срок. А у нее было установлено, что минимум пять государств иностранных неустановленных могли иметь доступ к этой переписки после того, как она ей пользовалась в открытом доступе. Обвинение снимается.

Афонина:

— А что Трамп? Фигура, как многие говорят, непредсказуемая. Личность, судя по его высказываниям и эмоциям, наверное, не сильно уравновешенная.

Бовт:

— Трамп – это Рейган сегодняшний. Только он еще повеселее будет, чем Рейган. Поживее, поактивнее, понахальнее, самоувереннее. Такой и кинуть может. Рейган был более честен, думаю. И люди в его окружении, я посмотрел, кто в кампании работал, эти люди были в кампании Рейгана, вокруг него. Еще у Никсона некоторые работали, представляете? Консерваторы такие. Фонд правоконсервативный, который близок к нему по взглядам. Понимаете, там сенатор от Алабамы у него в советниках ходит. Резко иммиграционный. У него в советниках по контртерроризму бывший один из главарей, назовем вождей христианской милиции Ливана в ходе гражданской войны. Потом он эмигрировал сюда, в Америку. И уже вот на Трампа работает. У него там есть человек, который в Москве работал, Пейдж такой.

Афонина:

— Что он в Москве делал?

Бовт:

— Инвестбанкирами занимался. Говорят, знаком с самим Сечиным.

Афонина:

— Говорят, Трамп в Россию заезжал.

Бовт:

— Он с Киркоровым знаком. Может, он у него споет 20 января? На инаугурации.

Афонина:

— И не только с Киркоровым. Если говорить о конкурсах красоты, которые Трамп очень уважает, то совместно с одним из бизнесменов…

Бовт:

— Щупал?

Афонина:

— Ну… Проводили туда-сюда конкурсы красоты.

Бовт:

— Боюсь, что российское направление им может быть принесено в жертву. Даже если бы он хотел резкого улучшения отношений с Россией, думаю, что ухудшения не будет, некоторая стабилизация будет. Личные отношения могут быть гораздо лучше, чем с Клинтоншей, конечно, но…

Афонина:

— А с Обамой? Лучше, чем с Обамой?

Бовт:

— Не, с Обамой у Путина были плохие отношения. Личные. А тут личные… Он немножко Берлускони напоминает. По психотипу для общения с Путиным он, мне кажется, более комфортным.

Но. Эти все люди, которые получили большинство республиканское и в Палате представителей, и в Сенате, они его, в общем, не любят. Многие вели свою избирательную кампанию, отгораживаясь от него: мы тут сами по себе, а эта выскочка, мы ее не знаем. Поэтому с ними надо будет налаживать отношения. И портить их ценой продавливания, скажем, или ослабления антироссийских санкций он не станет. Нет в американской элите большого запроса на дружбу с Россией. Экономической мотивации нет. Мы им в этом плане не очень интересны. Если бы мы, конечно, их чем-то заинтересовали, большим и светлым, как китайцы…

Афонина:

— А как же борьба с исламистами?

Бовт:

— Борьба с исламистами – это одна из ограниченных тем, которая могла бы быть почвой для совместного сотрудничества, но опять же, есть «но». Трамп может сказать, а пентагоновские люди, которые на земле в Сирии ведают этим делом, скажут, что русские им неприятны. И, потом, у него очень много рейгановских людей, которые нас априори просто… Они не будут здесь поддерживать майдан, и раздавать печеньки. Но они нас не любят еще с рейгановских времен, считая нас идеологическими противниками.

Афонина:

— Там было одно из высказываний Трампа. Вплоть до того, что если надо будет, а я довольно вольно сейчас излагаю, но смысл такой, что если нужно будет признать Крым российским для того, чтобы совместно с Россией победить ИГИЛ в Сирии, то мы на это пойдем. Не ссорится же нам из-за таких мелочей, как Крым, Украина и прочее.

Бовт:

— Я надеюсь, кстати, что по Украине он будет более взвешен, чем Обама. И госсекретарь Керри. Конечно, Украина им как от Луны до Марса. Но там в его окружении были высказывания такие, что мы введем бесполетную зону над Сирией, а если русские будут летать, мы их сбивать. Тоже было такое. И тут какая вожжа под хвост попадет…

Они такие ребята рейгановского типа. Мы тут будем улыбаться и жать руки, но если чего, мы тогда и в морду дадим. «Мир с позиции силы» – был лозунгом рейгановской доктрины внешнеполитической. И он будет лозунгом доктрины Трампа внешнеполитической тоже.

Афонина:

— Мы затронули тему Украины. Она постаралась зачистить свой негатив в отношении Дональда Трампа. Как уж там действовали украинские политики, что наговорила Надежда Савченко…

Украинские политики в экстренном порядке начали удалять из соцсетей записи с оскорблениями Дональда Трампа. Первым отличился министр внутренних дел Арсен Аваков, который удалил пост, г де называл миллиардера опасным и бесстыдным маргиналом. Его при меру последовал Олег Ляшко, который написал, что победа Трампа – это катастрофа. Затем отредактировал и пост более нейтральный. Арсений Яценюк, слушайте, он же вроде в Америке!

Бовт:

— Не слежу за передвижениями.

Афонина:

— По-моему, он туда уехал после своего премьерства. Так вот, он заявил, что выбор Трампа – это вызов свободному миру, цивилизованному порядку и международному праву.

Мне очень понравился комментарий министра социальной политики Украины, который в фейсбуке похвастался, что «я вот никогда ничего плохого про Дональда Трампа не говорил и не писал!».

Бовт:

— Молодец.

Афонина:

— И Михаил Саакашвили, который заявил, что уже двадцать лет дружит с Трампом, опубликовал даже совместное фото с бизнесменом. Вот так вот.

Бовт:

— Тоже молодец. Саакашвили теперь надо работу искать.

Афонина:

— Не только работу, но и место жительства. Судя по тому, что он наговорил на Украине после того, как заявил о том, что он покидает свой пост губернатора Одесской области, заявив, что кругом воры, разворовали и понахапали. И при Порошенко хуже, чем при Януковиче, думаю, на Украине он не задержится.

Бовт:

— Я бы его взял в какое-нибудь Пикалево. Тут, в России.

Афонина:

— Куда?! За что нам это?

Бовт:

— Как в штрафбат. Пусть исправляется, пусть развивает малый и средний бизнес. Борется с коррупцией. С местными ментами.

Афонина:

— В Пикалево девушек не так много.

Бовт:

— А чего девушки?

Афонина:

— Он без девушек не может. Его девушки должны окружать. Судя по его последнему выступлению по поводу того, что кругом воры…

Бовт:

— Девушки у нас везде есть. У нас же не женщинами сразу рождаются.

Афонина:

— Да, тут как-то да. Я не подумала. Не знаю, какая в Пикалево обстановка.

Бовт:

— И там так же. Поэтому такой штрафбат лет на пять.

Афонина:

— Тяжеловато ему будет.

Бовт:

— А что делать? Как-то надо отмывать, искуплять вину.

Афонина:

— Если серьезно, куда господину Саакашвили сейчас податься?

Бовт:

— Вроде его уголовное дело ждет.

Афонина:

— В Грузии да.

Бовт:

— В Америку он может туристом поехать на 90 дней. Потом еще куда-нибудь поехать. Не думаю, что он миллиардер, честно говоря. Или даже миллионер. Не думаю, что он очень богатый человек, чтобы позволить себе какое-то инвестиционное проживание по визе в Америке, например. Он в коррупции большой все-таки не был замечен. Надо отдать ему должное.

Афонина:

— Судя по его декларации о доходах, кстати, он и этого коснулся, сказав, посмотрите, чего понаписали в своих декларациях чиновники депутаты, его это дико возмутило, так вот, он заработал не так уж и много.

Бовт:

— Я и говорю. В общем, такой, относительно честный парень. С нами у него не сложились отношения. Вот поэтому надо искуплять вину. Там, где совсем все убито, промышленности нет. Алкашня одна живет. И там он должен наладить жизнь. Чтобы честно, чтобы гаишники не брали взяток.

Афонина:

— Я даже знаю, кто у него помощником будет.

Бовт:

— Мария Гайдар, конечно.

Ну, да. Все склалось. Надо написать Владимиру Владимировичу в Кремль прямо депешу. Мы тут сообразили и решили: дайте ему гражданство. Пусть исправляется.

Афонина:

— Замечательная идея! Можно ее вынести на суд нашей аудитории, а что, почему нет?

Бовт:

— А чего ставить крест на человеке? Может, он исправится.

Еще один региончик есть, мне кажется. В Северную Осетию, например. Там, говорят, не очень хорошо с экономической точки зрения. И Южная близко там.

Афонина:

— Это прямо совсем… Наладить жизнь.

Бовт:

— По-русски он говорит хорошо. Ему учить не надо. Украинский он выучил. Легче будет.

Афонина:

— Давайте пристроим Михаила Саакашвили. Человек окончательно уволенный. Сейчас президент Украины подписал указ об увольнении с поста губернатора Одесской области. Куда ему податься?

Бовт:

— В моногород. Один маленький. Тысяч на 300-400. Не больше.

Афонина:

— Как-то одесский порт ему не дался. Ничего?

Бовт:

— А в моногородах нет одесских портов. Там ничего нет. Там одни руины советской промышленности остались. Вот туда.

Афонина:

— Добрый день, Андрей!

— Здравствуйте! То, что Саакашвили, они мне триста лет не нужны. А вот то, что у нас здесь творится, вот это другой вопрос.

Бовт:

— А где именно?

— В Симферополе. Чтобы записаться на прием к участковому терапевту, нужно две недели.

Бовт:

— Это не только в Симферополе.

Афонина:

— Мы вас удивим, но это во многих городах России. И даже, извините, в Москве и в Санкт-Петербурге. Поэтому что делать? Реформа здравоохранения идет семимильными шагами.

Бовт:

— Когда часть людей вымрут от болезней, тогда будет легче записаться оставшимся.

Афонина:

— Логично. И замечательные медицинские центры, которые сейчас соединяют в себе все поликлиники шаговой доступности, они будут замечательно функционировать.

Андрей, бывает, к некоторым специалистам за несколько месяцев приходится записываться.

Владимир, здравствуйте!

— Здравствуйте! Я из Вологды. Интересный и занимательный разговор. И серьезный. В отношении Пикалева. Я там был. Не очень-то пока. Не его размах. А вот Сахалин отдать! Это было бы здорово!

Бовт:

— Что, весь?

— Да.

Бовт:

— Много. Рискованно. На малых делах надо проверить.

Афонина:

— Нам Сергей пишет: «Нам своего ворья хватает».

Бовт:

— Да нет. Он не вор. Давайте будем объективны. Он не замечен в коррупции.

Афонина:

— Вообще не замечен?

Бовт:

— Да.

Афонина:

— Зато в жестком разгоне оппозиции замечен, причем, с кровавым исходом.

Бовт:

— Ну, оппозицию и у нас могут разогнать, знаете ли.

Афонина:

— И поубивать заодно.

Бовт:

— Нет, поубивать вряд ли.

Афонина:

— А он смог. И ничего. Кто же это вспоминает, действительно? Ну, было и было. От коррупции освободил некоторые структуры грузинские, в плюсик ему большой.

Дальше. «Надо в Дагестан. Пусть там борется с коррупцией».

Бовт:

— О, тоже неплохой вариант.

Афонина:

— «Двадцать лет Михаил дружит с Трампом. Так что он без работы не останется». Вам же объяснили, что останется. Не дали ему рабочую визу.

Бовт:

— И Трамп не даст. Это будет противоречить его политике борьбы с нелегальной эмиграцией.

Афонина:

— Еще один звонок по этой полушутливой тема. Есть еще что обсудить.

Сергей?

— Здравствуйте! Я тоже полушутливо скажу, потому что вся политика у нас в Российской Федерации, чувствую, все на шутку переводится. Или на Трампа, или на космос, может, на звездные системы. Давайте его вместо Медведева поставим? Вот будет веселуха. Нет?

Бовт:

— А кто будет смеяться последним?

— Простым людям смеяться в России… Мы уже обсмеялись! Давайте. Если у вас так весело в студии, давайте повеселимся до конца.

Афонина:

— До победного? Или до конца?

— До победного!

Афонина:

— Спасибо, Сергей. Видите, предлагают на самые неожиданные должности.

Бовт:

— А вот партия, которую возглавляет Медведев, я слышал, она на выборах взяла больше сорока процентов? Все так им недовольны. А что голосовали тогда?

Афонина:

— Это, видимо, вопрос не к Сергею.

Бовт:

— Голосовали бы за других тогда. Чего теперь?

Афонина:

— Вопрос повис в воздухе. Хотела про Савченко поговорить, да бог с ней! Пусть она требует обратить на Украину особое внимание. К Дональду Трампу открытые письма присылает.

Коль заговорили о нашей экономике, вот о ней и поговорим, о том будущем, которое ждет пенсионеров. Сегодня глава Минэкономразвития Улюкаев поддержал предложение о повышении пенсионного возраста. Похоже, сему быть?

Бовт:

— Я думаю, что это неизбежно. Все упирается, собственно, в отсутствие воли у первого лица. Санкционировать это повышение. Не хочет этого делать по каким-то причинам. По политическим прежде всего. Считается, что это сильно будет непопулярная мера. Хотя, в общем, мы одна из последних стран, по-моему, есть еще две или три в мире, где такой низкий пенсионный возраст.

Афонина:

— Сегодня наши радиослушатели предлагали уравнять пенсии. Вообще всем уравнять. Чтобы выходя на пенсию и госслужащие, и, насколько я понимаю, военные, обычные рядовые пенсионеры получали все усредненную пенсию некую.

Бовт:

— А почему не уравнять зарплаты тогда?

Афонина:

— Хороший вопрос.

Бовт:

— Не, можно пайки тогда ввести. Одинаковые.

Афонина:

— Логика была следующая. Трудимся мы все по-разному, а вот на пенсии пребываем одинаково. Доход государству не приносим. Поэтому мы все должны быть равны.

Бовт:

— По идее, мы должны трудиться по-разному для того, чтобы лучше жить в старости в том числе. И обеспечивать себя. Это, правда, проявляется к тем, кто откладывает на старость не через государственный Пенсионный фонд, а сам. Я думаю, к этому все и будет идти. Каждый будет сам копить себе на пенсию, потому что то, что происходит с пенсионной системой – это катастрофа. Ну, не катастрофа, но близко к тому. И по мере старения населения уже к 30-му году будет один к одному: один кормит одного пенсионера. Один работающий кормит одного пенсионера.

Афонина:

— Это катастрофа?

Бовт:

— Это катастрофа. Вот это катастрофа.

Афонина:

— К 30-му году, да?

Бовт:

— Да.

Афонина:

— Там обещают, что у нас возраст дожития будет достаточно высокий.

Бовт:

— С такой медициной, где по две недели к терапевту записываться?

Афонина:

— Тогда мы для кого пенсионный возраст повышаем, я не понимаю? Смысл?

Бовт:

— А чтобы не выходили на пенсию, чтобы не успели. Поработал и помер. И все. Спасибо. Вот тебе от профкома веночек. Скромненький. Поскольку денег нет, то вы там держитесь, в могилке-то.

Афонина:

— И на фоне этого веночка очередная чиновница станцует, покажет, как она занимается «сушкой». Одна их тем сегодня. «Сушка» — это приведение фигуры в порядок.

Бовт:

— Топлесс?

Афонина:

— Нет, что вы! В спортивной форме.

Бовт:

— Тогда я не буду смотреть.

Афонина:

— Хорошо! Спасибо!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 10.11.2016 13:11:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о