Губернатор Севастополя Сергей Меняйло — о жизни под санкциями: Как жилось, так и живется

Эксклюзивное интервью для РАДИО «Комсомольская правда» [аудио]. Выпуск от 2015-11-06 01:05:00. Ведущий: Александр Гришин.

«Пока Крым был украинским, умудрялись оформлять в собственность даже асфальтовое покрытие»

 

Гришин:

— В студии политический обозреватель газеты «Комсомольская правда» Александр Гришин и наш сегодняшний гость, гость программы «Только у нас», Сергей Иванович Меняйло, вице-адмирал запаса Военно-морского флота Российской Федерации. Он начинал еще в Военно-морском флоте Советского Союза, а сейчас — губернатор Севастополя, с 9 октября 2014 года, с апреля того же года исполнял обязанности губернатора Севастополя. Пусть вас не смущает такое название должности, потому что у нас в стране есть всего три города, которые подчиняются непосредственно Москве. Это Москва, Санкт-Петербург и с 2014 года еще и Севастополь. Крым – наш, Севастополь – наш. Здравствуйте, Сергей Иванович.

Меняйло:

— Здравствуйте.

Гришин:

— Как вам живется под санкциями, лично вам? Вы же были включены в июне 2014 года?

Меняйло:

— Ну да, меня включили под санкции. Знаете, как жилось, так и живется.

Гришин:

— Вопрос тогда такой. Севастопольцам как сейчас живется, какие задачи сейчас решает администрация под вашим руководством, и какие проблемы решают севастопольцы, жители города?

Меняйло:

— Проблем очень много, они круговые. В прошлом году остро стояли вопросы перехода, переходного периода. Это паспортизация, это создание всех органов исполнительной власти, федеральных структур. Вообще войти в российское поле в полном понимании смысла этого слова. Второй момент, естественно, социальные вопросы. Они стоят остро, как и в других регионах, в Севастополе тоже стоят социальные вопросы. Перестроить практически всю социальную сферу. Это огромный объем работы. Потому что мы из одного законодательства переходили в другое законодательство, надо было подтверждать по факту людям право льгот, пенсий, выплат дополнительных и всего остального.

Гришин:

— Права собственности в том числе.

Меняйло:

— Конечно, права собственности в том числе.

Гришин:

— Там что сейчас происходит? Насколько я помню, в украинские времена в Крыму были очень мощные самозахваты земель и всего остального. Насколько это коснулось Севастополя и что сейчас удалось сделать?

Меняйло:

— Это напрямую коснулось в том числе и Севастополя. Знаете, есть такое понятие – очевидное, но невероятное. Асфальтовое покрытие, которое оформлено в собственность. Есть разрешение на строительство подпорной стенки, а строятся многоэтажные дома. Поэтому сегодня мы в правовом поле Российской Федерации, у нас в судебных инстанциях более 180 исковых заявлений, из них более 100 касаются земельных участков, остальные – имущественных отношений. На сегодняшний момент есть положительные решения судов. Мы возвращаем имущество и земельные участки Севастополю. На баланс города дополнительно возвращено более 1700 гектаров земли. Сейчас идут уголовные дела по землям Херсонеса, по Байдарской долине и еще по ряду мест, где эти земли были просто отчуждены незаконным способом. Работа, конечно, кропотливая, большая, но я думаю, мы все равно эту работу выполним. Вся эта работа идет в ходе инвентаризации земельных участков и имущества Севастополя. Сегодня мы составляем реестр земли, реестр имущества Севастополя. Возникают, естественно, правовые коллизии определенные. В начале 14-го года быстро-быстро оформлялись документы. Мы обнаруживаем практически ежемесячно по 2-3 подложных акта или свидетельства на право собственности. Естественно, работаем совместно с контрольными органами. И есть уголовные дела по мошенничеству.

Гришин:

— Еще такие аналогии с Украиной, не знаю, насколько это коснулось Крыма и в частности Севастополя. Я не так давно с удивлением узнал, что на Украине платные лифты. То есть люди приходят, заходят в подъезд и должны то ли картой платить, то ли жетончики опускать. Это в Севастополе было, и если было, то как сейчас?

Меняйло:

— Слава богу, что в Севастополе этого не было. Хотя был прецедент, что в одной из больниц был частный лифт, так же как в одной из больниц – частный морг. В Крыму такие прецеденты были. Была попытка такую программу продолжить. В общем, лифт является местом общего пользования. И магнитные карты и т.д. – это просто неприемлемо. С другой стороны, лифтовое хозяйство, конечно, запущено. У нас в прошлом году был случай со смертельным исходом в лифте. Мы запустили программу, до конца года мы поменяем 113 лифтов. Сегодня уже в работе 60 лифтов. Мы это делаем одновременно практически. Работает мощная такая компания – «Мослифт». Лифт, как и другие помещения общедомовые, они должны быть доступны для всех.

 

«Очередь в детские сады увеличилась с 1800 до 3 тысяч детей. Просто раньше их даже в очередь не ставили»

 

Гришин:

— Вообще что с городским хозяйством сейчас происходит?

Меняйло:

— Это сложный очень вопрос.

Гришин:

— Каким его взяли и что делается?

Меняйло:

— Если начнем с инженерных сетей, к примеру, изношенность инженерных сетей от 70% и выше. Это все инженерные сети. Это и водоснабжение, теплоснабжение, это электрические сети. Если говорить о жилищно-коммунальном фонде, то очень много аварийного жилья, очень много ветхого жилья. Мы в прошлом году вошли в программу переселения из аварийного жилья. На этот год у нас запланировано переселение 238 семей, то есть 238 квартир. Уже по факту сегодня 175 договоров по квартирам подписаны. Я думаю, до конца года мы с этой программой справимся. На следующий год у нас планируется более 600 семей. Одновременно мы, конечно, инвентаризируем. Не все дома в Севастополе, которые находятся в аварийном состоянии, попали в этот перечень.

Гришин:

— То есть этот список еще будет пополняться?

Меняйло:

— Конечно. На сегодняшний момент с точки зрения газификации у нас построено 69 километров газопроводов низкого и среднего давления, газораспределительные подстанции, газифицировано 4,5 тысячи квартир и 375 домов.

Гришин:

— Это за 2014-2015 годы?

Меняйло:

— Практически за 15-й год. Потому что в 14-м году, мы с вами понимаем, возможности такой не было.

До конца года мы планируем построить еще 10 километров газовых сетей и газифицировать еще 3 населенных пункта – хутор Лукомского, Максимову Дачу и Орловку. Это на этот год. На следующий год, естественно, мы продолжаем эту программу газификации.

Очень сложный вопрос с детскими садами, очередь, конечно, очень большая. Когда мы по факту в прошлом году взяли те документы, которые были, у нас в очереди стояло 1800 детей. Сегодня у нас почти 3 тысячи детей от 3 до 7 лет, которые должны, прежде чем пойти в школу, пойти в детский сад.

Гришин:

— Очередь выросла из-за чего?

Меняйло:

— Просто людей не ставили в очередь. Так же как и на жилье не ставили в очередь, не учитывали их. Так вот, до конца года мы планируем открыть… Были старые детские сады, которые когда-то забросили, перепрофилировали и т.д. Мы планируем за счет капитального ремонта (этот капитальный ремонт уже идет) открыть дополнительно новых 1100 мест в детских садах. Кроме этого, мы в Казачьей строим новый детский садик. То есть достраиваем тот, который при Украине строился за счет Министерства обороны. За счет перепрофилирования групп (с коррекцией и т.д.) еще более 400 мест будет. И за счет уплотнения групп в детских садах тоже более 1400 мест в итоге. Я думаю, до конца года мы программу по предоставлению мест в детских садиках от 3 до 7 лет выполним. Но у нас еще в федеральной целевой программе заложено строительство детских садов на следующий год. В этом году мы занимаемся проектно-сметной документацией, а в следующем году начнем строить. То есть эти вопросы, они социально значимые для Севастополя.

По программе модернизации образования получаем новые кабинеты. Эта программа, естественно, не до конца этого года, она переходит и на следующий год, и на 17-й год. Все школы мы переоборудуем. Мы уже вошли в российскую систему. В этом году первый раз наши дети сдавали ЕГЭ. В следующем году по выбору будут ЕГЭ сдавать.

Гришин:

— А учителей откуда взяли?

Меняйло:

— Те, которые были. Мы переучили учителей.

Гришин:

— Их тоже переаттестовывали?

Меняйло:

— Конечно, они прошли переподготовку. Была проблематика с учителями украинского языка и литературы, но мы их переучили.

Гришин:

— Я так понимаю, им потребовалось овладевать новым предметом, в силу того, что мало кто захотел продолжать обучение…

Меняйло:

— Конечно. С точки зрения программы мы переучили более 3 с лишним тысяч учителей в общей сложности. Мы же перешли на российские стандарты образования.

Медицина. Более 1800 единиц медицинской техники получили. Это по смешанной программе, то есть по программе модернизации здравоохранения и по правительству Москвы, то есть по Москве.

Гришин:

— Это вы только про Севастополь говорите?

Меняйло:

— Да, про Севастополь.

Гришин:

— Сколько там жителей сейчас?

Меняйло:

— По данным переписи было 385 тысяч, но по факту 410. И эта цифра потихоньку растет. Севастополь сегодня по здравоохранению предоставляет высокотехнологичную медицинскую помощь, которую мы раньше не предоставляли. И в программе у нас строительство двух мощных медицинских учреждения. Это онкологический диспансер и многофункциональный медицинский центр.

 

Вода в Крыму — больной вопрос

 

Гришин:

— Для Крыма, насколько я понимаю и помню, всегда была проблемой вода.

Меняйло:

— Да, проблематика такая по Крыму есть, по Севастополю она тоже есть. Потому что у нас Чернореченское водохранилище пополняется только за счет естественного пополнения. Но в программе есть проект переброски воды из реки Коккозки. И сейчас этот вопрос в стадии проектирования. Будем строить тоннель, тогда мы уйдем от погодной зависимости. На сегодняшний момент в Чернореченском водохранилище воды достаточно для того, чтобы нам спокойно дожить до весны без ограничений. В прошлом году было посложнее. Тем не менее, мы в прошлом году провели первоочередные мероприятия. Это бурение скважин, раскачка скважин, увеличение дебета этих скважин. В общей сложности дополнительно дали 50 тысяч кубических метров воды, минуя Чернореченское водохранилище, на гидроузлы сразу, запитали целые районы.

Строительство, переброска реки Коккозки – это не один день. Тем не менее, мы рассматриваем параллельно первоочередные мероприятия. Это так называемые защищенные источники водоснабжения, наши подводные озера.

Гришин:

— То есть перекрытие Украиной Северокрымского канала, оно…

Меняйло:

— Северокрымский канал на Севастополь не так влиял.

Гришин:

— Да, на север Крыма.

Меняйло:

— В основном Северокрымский канал, вода была на некоторые водохранилища Крыма и на полив. Конечно, перекрытие этого канала свою роль сыграло.

 

Украинские продукты заменили российскими и турецкими

 

Гришин:

— Сейчас активисты майдана, и их поддерживает правительство, хотя официально это не объявляет, организовали блокаду Крыма так называемую – не пускают ни продовольствие, ни какие-либо другие товары с территории Украины на полуостров. Это как-то сказалось на жизни людей?

Меняйло:

— Практически не сказалось. Потому что до момента их действий где-то 70% рынка было переориентировано уже на материковую Россию. Да, из Украины шли продукты более дешевые. Но мы рынок переориентировали, сейчас идут продукты из Турции. У нас есть паромная линия. Паромы и суда ходят с товарами народного потребления и с другими грузами. Естественно, логистика, которая сегодня есть, сказывается на ценах.

Гришин:

— Из Турции, мне кажется, сейчас даже дешевле завозить, чем из России.

Меняйло:

— В общем-то, да. Просто эта паромная линия у нас на Севастополь пошла полтора месяца назад. Сейчас мы эту паромную линию будем наращивать. В Крыму она тоже работает, но состоит из ….перехода. Я думаю, что этот вопрос сам по себе отпадет. Единственное, мы же с вами понимаем, что если из Украины возили продукты, а сегодня их не возят, это удар не только попытка ударить по севастопольцам и крымчанам, но удар-то по своим гражданам, которые за счет этого бизнеса, за счет того, что поставляли, они зарабатывали себе на жизнь.

Гришин:

— На блокпосту, я так понимаю, стоят не те, кто производит, и не те, кто выращивает.

Меняйло:

— Конечно.

Гришин:

— Там стоят те, кому главное – понадкусать, что называется.

Меняйло:

— Конечно. Но они же тоже граждане своего государства, они же бьют по таким же гражданам.

Гришин:

— Сергей Иванович, если бы там с такими критериями подходили к ситуации, к оценке… Вашими бы устами, что называется… В принципе что сейчас в Севастополе с работой? И что будет? Безработица существует?

Меняйло:

— Конечно, существует, как и в других субъектах Российской Федерации. Но по данным Росстата… Мы не берем ожидаемую, по таблице МОТ, мы берем по факту тех людей, которые стоят на так называемой бирже труда. У нас за 15-й год идет уменьшение, начиная с 1 января 2015 года до сегодняшнего дня уменьшение примерно на 60-70%. То есть вы стояли на учете… Мы берем чисто статистику. Стояло там 2,5-3,6 тыс., на сегодняшний момент стоит 1800. Люди же не ушли в никуда. Это связано с движением в сфере промышленности.

Вот смотрите. Все предприятия Севастополя, в общем-то, в большинстве своем в марте месяце прошлого года были в нулевом состоянии и с долгами. Сегодня порт работает, долги перед сотрудниками погашены. Севморзавод – до марта месяца нулевое состояние. Сегодня Севморзавод работает, оборот по концу года где-то 800 миллионов, на следующий год – 1,5 миллиарда, уже план загрузки есть. Севастопольское авиационное предприятие с долгами в прошлом году было за 3-4 месяца. Сегодня загрузка есть. Мы не говорим о 100-процентной загрузке. Сегодня, если предприятие загружено на 70%, это хорошо. Но у нас есть предприятия, которые загружены и на 100%.

Мы работаем с госкорпорациями, с ОСК, с «Вертолетами России», с Ростехнологиями. И такой пул сегодня создается. Я был на ЦКБ «Коралл» — довольно серьезное предприятие, сегодня рассматривается как предприятие ОСК. На 2016 год у нас порядка 12 предприятий, которые будут участвовать в реализации гособоронзакана.

 

Аэропорт Севастополя из военного становится военно-гражданским

 

Гришин:

— Нас здесь, скажем так, «на материке», вообще Магаданом несколько отдает и Камчаткой, там обычно про другую часть России говорят «материк». Мы здесь на своей земле, а вы там на материке. Народ очень интересует, что с севастопольским пассажирским аэропортом? Когда заработает?

Меняйло:

— Вы имеете в виду «Бельбек»?

Гришин:

— Что там будет построено?

Меняйло:

— «Бельбек» был только военным. Там сегодня базируется военная авиация. В прошлом году было постановление правительства Российской Федерации о том, что он объявлен аэропортом совместного использования. Мы с Министерством обороны подписали договор о совместном базировании. И две недели назад было принято решение, он сначала как чартерный использовался, для бизнес-авиации, и не только, чартерные рейсы. За этот год мы приняли 28 чартерных рейсов. Две недели назад было принято решение, что гражданскому сектору быть. Поэтому сейчас идет активно подтверждение…

Гришин:

— Это будет международный аэропорт?

Меняйло:

— Я думаю, что пока мы не будем замахиваться на международный аэропорт. С точки зрения экономики и понимая, что все-таки совместное базирование откладывает отпечаток. Есть такое понятие «воздух», есть такое понятие «полетные дни» у военной авиации. В том числе и дежурства по тревоге. Количество рейсов на гражданском секторе будет ограничено. Мы рассматриваем пока авиацию местную. То есть «Бельбек» — Москва, «Бельбек» — Краснодар, «Бельбек» — Ростов, Сочи, к примеру. Такие варианты рассмотрены. Сейчас идет активно разговор с инвестором.

Гришин:

— Там будут строиться терминалы?

Меняйло:

-Терминал, перрон, МРД и стоянки. С инвестором мы разговариваем. Инвестор есть. Желающие войти в аэропорт есть. Полоса на сегодняшний момент не требует пока реконструкции. Ее можно использовать.

Гришин:

— Для всех типов?

Меняйло:

— Нет, конечно, не для всех типов самолетов. Большие самолеты широкофюзеляжные мы использовать не будем. Нам достаточно аналогов – Ту-134, Ту-154, «СуперДжет». Работа с инвестором в стадии подготовки инвестиционного соглашения. Имущественный комплекс определен, с Министерством обороны все эти вопросы решены. И сейчас идет техническая сторона – согласование с Минобороны, с Росавиацией. Мы рассматриваем авиацию не только самолеты, мы еще рассматриваем вертолеты. Тут есть потенциальный инвестор, желающий войти. У него порядка 16 единиц вертолетной техники.

Гришин:

— Это бизнес-авиация?

Меняйло:

— Допустим, Ми-8 – 22 места. И экономика показывает, с Севастополя до Симферополя, до аэропорта – 600 рублей билет. На такси – более 2,5 тысяч. Тут 20 минут лететь и за 600 рублей. Этот бизнес-проект мы тоже рассматриваем. Мы понимаем, что изначально эти вертолеты мы можем использовать на «Бельбеке», но мы рассматриваем приближенность к городу. Вертолетодром так называемый. Вы на маршрутке выехали на окраину города, сели в вертолет и улетели. В «Бельбеке» мы постараемся сделать все, чтобы рейсы запустить. Чартерные рейсы к следующему сезону. А так строительство терминала имеет определенные сроки проектирования и так далее. Я думаю, что за 2016 год мы постараемся инфраструктуру начать строить. То есть сделать проект.

Гришин:

— Дело не так чтобы уж совсем новое. У нас Петропавловск-Камчатский – тоже совместное базирование.

Меняйло:

— Дело немножко в другом. Петропавловск-Камчатский – совместного базирования, у нас есть такие, Анапа – совместного использования. Но мы же понимаем, какое соединение где сидит. Мы говорим о том, что все равно есть ограничение. В свое время сталкиваясь с авиацией и ее управлением, я знаю, что есть полетные дни, есть полет в зоне. Есть полет над аэродромом. В этой ситуации мы технически все хорошо согласуем нормативно. Мы не будем выдумывать велосипед и не будем что-то новое проектировать. Взяли типовые проекты аэровокзалов. Но их все равно надо привязать. Стоянки, перроны надо делать. Мы тоже понимаем, что это проектирование. МРД тоже надо дополнительно строить, это проектирование. Есть нормативные сроки проектирования и строительства. Хотя чартерные рейсы мы запустим.

Гришин:

— Уже принимали.

Меняйло:

— На регулярной основе в следующем году.

 

«Министерство по делам Крыма стало просто посредником»

 

Гришин:

— Как вы взаимодействуете с центром? Еще недавно был отдельный министр в российском правительстве по делам Крыма. Потом его упразднили. Насколько была оправданна эта структура?

Меняйло:

— На мой взгляд, создание министерства по делам Крыма нужно было на определенном этапе, в начальный период времени. Пока мы занимались тем, что организовывали всю работу, то есть поймите, в марте прошлого года и в апреле было 400 тысяч граждан Украины. Надо было создавать миграционную службу, надо было создавать все службы, менять паспорта и все остальное. И в то же время параллельно заниматься обычными делами. И планированием в том числе. Министерство по делам Крыма на тот момент должно было сыграть роль разработчика федеральной целевой программы. И оно должно было быть не посредником каким-то, а полномочным представителем федерального центра, правительства Российской Федерации у нас на местах.

Гришин:

— Не в Москву бегать…

Меняйло:

— Да. К сожалению, такой функции не получилось. И оно стало просто посредником. Мы согласовываем с профильными министерствами и ведомствами свои действия, программы, а потом все это отдаем в Минкрыма. Так там проще работать с федеральным центром напрямую, что мы и делаем. И поэтому необходимость в нем как таковая отпала. И один из вопросов, который тормозил события, мы сами себе создали сложности. Мы там согласуем, сюда согласуем. Наоборот, этот делать нельзя. И сегодня функции Минкрыма возложены на Минэкономразвития. Мы работаем напрямую с министерством. Это намного проще.

Гришин:

— Все решается.

Меняйло:

— Можно ускорить процесс или замедлить его. Привожу пример. Нам в прошлом году правительство Российской Федерации разрешило формировать бюджет без программ. А для того, чтобы открыть финансирование по федеральной целевой программе, нужно согласовать и утвердить региональные программы. Сложный путь. Я думаю, решение правильное. Министерство по делам Крыма свою функцию выполнило. И его сейчас как такового нет. Чем меньше посредников и согласовательных… тем быстрее и лучше результат.

Гришин:

— И дешевле.

Меняйло:

— Сил больше уходит.

Гришин:

— Спасибо.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 05.11.2015 22:11:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о