Как американцы собираются проводить наземную операцию в Сирии

Полковники Баранец и Тимошенко отвечают в программе «Военное ревю» на РАДИО «Комсомольская правда» [аудио]. Выпуск от 2015-10-29 17:05:00. Ведущие: Виктор Баранец, Михаил Тимошенко.

Баранец:

— Конечно, у нас у всех наверняка в мыслях сегодня и внутренние дела, и, конечно, на помыслы, связанные с теми боевыми действиями, которые ведет в Сирии наше авиакрыло. Ну и, конечно, вчера нас очень потешил министр обороны США Эштон Картер, который сделал сенсационное заявление: мы будем вести наземную операцию. Он сделал такое бравое заявление, а в конце и говорит – за образец мы возьмем совместный рейд спецназа США в Ираке, к которому присоединились несколько курдов и иракцев.

Тимошенко:

— То есть, рейдовые действия. Это не наземная операция. Ну, у нас, вообще говоря, рейдовые действия это вот спецназ сходил куда-то, кого-то скрал – вернулся. Ну, сожгли там два сарая… Нет, это вообще, конечно, называть наземной операцией смешно.

Баранец:

— Но теперь оказывается, что они попали в район, в котором находились игиловцы и, когда этот спецназ стал приближаться, игиловцы драпанули и там остались люди, которым некуда было бежать – гражданские люди. Эштон Картер говорит – мы освободили полтора десятка заложников. Совести хватило на манипуляцию такими словами. Да, кстати, Эштон Картер говорит, что мы будем проводить наземную операцию не только в Ираке, но и в Сирии, на что резонный вопрос тут не только Матвиенко задала, а и я хотел бы спросить у Эштона Картера – а вы у Асада спросили, можно ли наземную операцию проводить в его стране?

Тимошенко:

— Кто такой Асад? Ты чего?

Баранец:

— А это уже грубейшее нарушение международных правил. Ну вот, на разогрев, на размышление вам вот такая тематика… А у нас уже Руслан на линии.

Тимошенко:

— Ты Руслану собираешься кружку отдавать? А то вы сейчас с Гамовым начнете чай пить из этих кружек…

Баранец:

— Две! Он заработал две оранжевые кружки с надписью «Комсомольская правда». Возможно, в моем кабинете он и наполнит впервые эти кружки огненной водой. Руслан, здравствуйте!

Руслан:

— Здравия желаю, товарищи полковники. Привезу тогда к этим кружкам наш татарский самогон.

Баранец:

— Хорошо. В декабре ждем. Подводим итоги лучших задавальщиков вопросов и вы уж тут на первых ролях, вы чемпион радио «Комсомольской правды» и «Военного ревю».

Руслан:

— Хорошо. Я смотрю, вы сегодня предрасположены к шуткам, потому что чувствую и слышу, как иногда неадекватные люди своими неадекватными вопросами выводят вас из хорошего настроения.

Баранец:

— Мы здесь рецензию не наводим, у нас есть белые, красные, синие, голубые, здоровые, сумасшедшие, мы всех допускаем к телефону. Поехали, Руслан.

Руслан:

— Тогда я от первой кружки отказываюсь, лучше тогда сотовый телефон – постараюсь до нового года заработать!

Баранец:

— Я должен посоветоваться. У нас есть такие призы. Пожалуйста, Руслан, поехали.

Руслан:

— Скажите, пожалуйста, во время президентства господина Ющенко на Украине, они хотели воплотить в жизнь газопровод Набукко. Но там у них чего-то не сложилось. По какому маршруту должен был пройти этот газопровод и кого обеспечивать газом?

И второй вопрос. Вы разделяете мое мнение, что, если бы государство и правительство последние лет десять занималось сельским хозяйством как следует, как, допустим, Белоруссия, у нас бы сейчас не было угрозы продовольственной безопасности, мы бы ели наши отечественные, экологически чистые продукты. И экспортировали бы продукты сельского хозяйства не хуже, чем углеводороды.

Баранец:

— Согласен, дорогой Руслан.

Тимошенко:

— Вы знаете, Руслан, если считать все земли сельхозназначения на сто процентов в России, то используются только 30, что удивительно, а 70 – нет. Причем, они кому-то принадлежат. А закон предусматривает, что, если три года земля сельхозназначения не используется, то она должна изыматься. Вы мне можете сказать, хоть кого-нибудь за хобот взяли? Уволили за то, что он землю не изъял?

Баранец:

— А я добавлю, что, мне кажется, если бы нынешнего министра обороны России Шойгу назначили бы министром сельского хозяйства, мы бы, наверное, через эти два года уже имели бы определенный эффект. Потому что это министр очень конкретный, министр, нацеленный на результат, министр, дающий результат, министр-созидатель. Но, к сожалению, то, что творится, я согласен с Тимошенко, — бардак полнейший. Бурьян просто щекочет наши ноги и колени…

Тимошенко:

— Какие ноги, там уже головы щекочет. А Набукко нечем было заполнить. Хотя конечный участок его должен был проходить через Турцию. Не хватает заполнения.

Сергей:

— Здравствуйте, я из Саратова. Два вопроса у меня. Бомбим ли мы инфраструктуру, нефтянку игиловскую? И второй вопрос по Китаю. Он создал уже хорошую армию, мощную, сильную, у нас там что на Дальнем Востоке? Мы насколько адекватные силы поддерживаем?

Баранец:

— Мы прицеливаемся к нефтянке, но дело в чем? Мы пытаемся поступать осторожно. Если мы сейчас раздолбаем всю сирийскую нефтянку, то мы, во-первых, поступим в какой-то степени некорректно – это мягко сказано. С другой стороны, надо так выкорчевывать ИГИЛ с нефтеносных районов и перерабатывающих заводов, чтобы это досталось потом сирийцам и с наименьшими затратами. Поэтому там очень сложная работа. Мы возлагаем очень большие надежды, что с помощью наземной группировки сирийской армии нам удастся это эффективнее сделать. Мы не бомбим нефтепроводы, вышки, перерабатывающие заводы.

Тимошенко:

— Иначе там все достаточно просто. Насосные станции разбил и все утихомирилось. Но вопрос-то в другом. Вопрос в том, что промысла и нефтепромыслы принадлежат кому-то, а не ИГИЛ.

Баранец:

— А ИГИЛ все-таки успешно продает содержимое.

Тимошенко:

— Ну вот даже Коломойский в свое время украл технологическую нефть из нефтепровода и все. А с Китаем – ну чего? Да, у Китая мощнейшая армия, да, на Дальнем Востоке у нас с нашей стороны границы и с китайской стокилометровая демилитаризованная зона, а если брать по головам, то у нас сейчас батальонов там меньше, чем было дивизий в советское время.

Баранец:

— Как говорит Тимошенко, если китайцы ринутся на нашу сторону, то им очень долго придется искать наши части.

А с нами Дмитрий Стешин из Сирии. Пожалуйста, Дмитрий, что там нового?

Стешин:

— По официальным заявлениям от Алеппо, взяты под контроль сирийской армией, порядка 50 населенных пунктов, более того, жители начали возвращаться в города. Нам, например, удалось встретить ополченца, добровольца, который полтора года воюет в Алеппо. Вот он, например, не очень верит официальным заявлениям, а говорит, что вот пока своими глазами не увидит, в этом не убедится. Пока мы не видели подтверждения. Но мы были на горном фронте в Латаке, там, конечно, очень тяжело, там уже наступила осень полноценная, а линия фронта совершенно безумная там. Но народ воюет, сидит в горах, стреляет. Боевики огрызаются, но очень слабо. Вот мы провели на передовых позициях порядка 20 часов, но к нам прилетела только одна мина и там десяток пуль.

Тимошенко:

— То есть, можно предполагать, что у боевиков прекратился подвоз боеприпасов?

Стешин:

— Да. Потому что как бы современная война это же война логистик и ресурсов людских. Наша авиация последовательно по логистике отрабатывает. Кстати, то же самое было и в районе Хараст, пригород Дамаска, в районе Джобор. То есть, не сравнить ситуацию в Новороссии, когда тебе неизбежно всегда на каждый твой выстрел прилетит что-то в ответ. Здесь, пользуясь тем, что у боевиков все-таки какой-то дефицит боеприпасов есть, например, артбатарея там по два-три дня не меняет своих позиций – то есть, они уверены, что их не накроют в ответ. Но инициатива у нас, а то, что там народ пишет нам в комментариях – что там наступление захлебнулось и когда же будут решительные победы – ну, не знаю, сталинградская операция длилась там свыше трех месяцев, Ливия, где мы были участниками и свидетелями событий, авиационная как бы вот подготовка западной коалиции шла месяцев шесть, да?

Тимошенко:

— Да, да, это при условии бесполетной зоны практически. Скажите, Дмитрий, а вот у боевиков-то какая боевая техника?

Стешин:

— То, что мы видели своими глазами и нам говорили – у них большинство боезапаса по миномету, например, самодельные, с какой-то там нештатной взрывчаткой. А так в принципе то же самое стрелковое оружие. У нас, например, больше крупнокалиберных пулеметов и то, что у нас есть, я, к сожалению, не могу сказать по телефону, не уполномочен, то, что мы видели там в горах, но у нас все есть.

Тимошенко:

— Понятно. Я-то про боевиков. А у них, что, тяжелой техники нет, артиллерии нет, кроме минометов?

Стешин:

— Я своими глазами не видел, чтобы со стороны боевиков, например, по нашим позициям стреляли танки. Но у них, например, есть птурсы и достаточно квалифицированные наводчики, которые могут поразить цель с предельного расстояния. Там где-то было около трех тысяч метров, под Латаки…

Тимошенко:

— А чем же они смогли так потеснить сирийскую армию, если у них тяжелой техники нет?

Стешин:

— Людским ресурсом. На горном фронте, например, я могу сказать – да, сирийская армия устала от войны. Они воюют уже практически четыре года. Все субпассионарии были давным-давно выбиты еще там пару лет назад. Сирийская армия потеряла практически 50% своего состава.

Тимошенко:

— Если не больше, да.

Баранец:

— Дмитрий, а вот дорога, которая ведет от Дамаска на северо-восток, на Хомс, она уже полностью освобождена?

Стешин:

— Мы совершенно спокойно по ней проехали. Да, она полностью освобождена. Хотя вдоль дороги видно, что ее несколько раз пытались там перерезать – там разбитые здания – но сейчас эта дорога под контролем. Но по нашей информации, не все в порядке с дорогой, которая идет на Алеппо. Боевики несколько дней назад вышли на высоты. В ответ под Дамаском, это район Хараста, наконец-то сирийская армия взяла под контроль дорогу, которая проходит, объездная дорога. Вот раньше жителям Дамаска, чтобы проехать с запада на восток города, приходилось объезжать такими жуткими петлями… хотя имелась приличная объездная дорога, перерезанная боевиками. И сейчас ее взяли под контроль.

Баранец:

— Дмитрий, скажите, игиловские позиции в скольких километрах от Дамаска?

Стешин:

— Центр города, сердце, старые дома, улицы, по которым там ходил святой Петр и святой Павел, от старой крепостной стены до передовых позиций ИГИЛ, порядка 500 метров.

Баранец:

— И они там стоят, да? А почему их до сих пор не выбили оттуда?

Стешин:

— С Джабара они их подвинули, но дело в том, что сирийская армия, вот что греха таить, она просто запустила ситуацию. В Джабаре, в районе города, боевики окапывались свыше двух лет.

Тимошенко:

— Там укрепрайон практически.

Баранец:

— Спасибо, Дима. Были рады вас слышать. Всего вам доброго? Саше привет передавай. Мы следим и с удовольствием читаем ваши материалы. А теперь у нас в эфире Эдуард.

Эдуард:

— Здравия желаю! Во-первых, хотелось бы сказать огромное спасибо вам за вашу передачу, очень интересно и познавательно вас слушать. Два вопроса. Я являюсь выпускником военной кафедры и хотел бы продолжить по военной специальности – поступить на военную службу. Существует такой стереотип, что выпускников военной кафедры, мягко говоря, недолюбливают в армии… И второй вопрос – по итогам реформы ВС предыдущим министром обороны были очень существенно задеты силы специальных назначений, точнее, бригады. Планируется ли этот урон как-то возместить?

Баранец:

— Уважаемый Эдуард, вы спрашиваете, как сегодня относятся в армии к выпускникам военных кафедр? Вот Тимошенко мне подсказывает, что как служат, так и относятся. Кстати, не забывайте, что именно выпускники военных кафедр иногда дорастали до должностей начальников Генштаба – первого заместителя министра обороны – и фамилия вам этого выпускника хорошо известна, хотя, возможно, и не все к нему однозначно относятся. Я имею в виду Анатолия Квашнина. Эдуард, я вас прошу расстаться с заблуждением о том, что выпускники военных кафедр сегодня не ценятся в Российской армии. Я бывал с министром обороны в различных вузах, где есть военные кафедры, он, наоборот, предлагал, особенно технарям, послужить в российской армии. Так что, если будут проблемы, звоните. Александр, вам слово?

Александр:

— Добрый вечер. Поздравляю вас с 97-й годовщиной образования Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза молодежи! Я думаю так, что срока давности за геноцид народов вообще нет, я правильно понимаю? Вопрос такой. Если бы сейчас был здрав Советский Союз, мы бы сейчас проблему эту не обсуждали и никто бы не позарился ни на Сирию, ни на Ливию, ни тем более на Ирак. А тем более на Югославию.

Баранец:

— Согласны.

Александр:

— По сути дела, это геноцид не только советского народа, но и геноцид многих народов, которые сейчас терпят эти бедствия.

Баранец:

— Какой геноцид вы имеете в виду?

Александр:

— Я имею в виду, что люди сейчас уезжают с этих насиженных мест. Тонут в морях. Это что, не геноцид, что ли? И второй вопрос – если бы мы занимались экономикой 15 лет, мы бы сейчас в такой ситуации не были бы.

Баранец:

— Совершенно верно. Мы с этим согласны. Владимир, добрый вечер.

Владимир:

— Здравствуйте, я из Саратова звоню, я военный пенсионер. Наша дума приняла уже закон о том, что не будет компенсации работающим пенсионерам.

Баранец:

— Не компенсации, а индексации.

Владимир:

— Да, да. Вот вообще кто-нибудь что-то может объяснить – что нас, военных пенсионеров, ждет?

Баранец:

— Военные пенсии, конечно, никто не тронет. Если вас волнует индексация пенсии военных пенсионеров, то их не тронут. Вот мне сказал это человек, который возглавляет советнический аппарат при комитете Госдумы по обороне, что меня страшно обрадовало, потому что я тоже работающий пенсионер. А все остальное вы знаете. Там радости мало, но, во всяком случае, в следующем году семь обещанных процентов все еще стоят на повестке дня. Будем верить, что это так.

Владимир:

— Слава богу, компенсировали в этом месяце, добавили значительно.

Баранец:

— Спасибо. Мы уважаем людей, которые вот и такие факты нам говорят. Это правильно.

Александр:

— Здравствуйте, товарищи полковники! Вот наши ребята там долбят этих игиловцев – молодцы! Но я считаю, что маловато долбят, надо еще сильнее. И главный вопрос у меня – я целиком и полностью за нашего главкома, но я бы еще за то, чтобы он в нашем государстве порядок как бы навел, а то внешняя политика вообще прекрасная, а внутренняя-то – дерьмо.

Баранец:

— Да, проблем действительно много, давайте думать, подсказывать власти, как их решать. Народ – это сообщество очень умное, есть много хороших, полезных идей, возможно, мы с помощью нашего радио что-нибудь донесем и до правительства ,и до Кремля.

Тимошенко:

— Главное, чтобы они там не уронили …

Михаил:

— Здравствуйте, лейтенант Ефремов беспокоит вас. У меня такой вот случай. Друг, офицер, отучился в военном учебном центре, через два года должен был получить звание лейтенанта. Но так как у него вуз был гражданский и у него был военный факультет, хотя он, как и все остальные, отучился пять лет очно и находился на казарменном положении, ему так и не присвоили военное звание. Вы сможете подсказать, как помочь в этой ситуации?

Баранец:

— Пусть напишет мне на электронную почту, потому что это какая-то нелепая ситуация… а мы уж постараемся протянуть руку помощи обязательно.

Тимошенко:

— Человек на казарме, а вуз гражданский – что за бред такой?

Иван Федорович:

— Добрый вечер. Скажите, а разве можно при нашем строе, при таком непроизводительном способе хозяйствования, когда у нас одна торговля, одни банки, одна труба, разве можно нам решить те проблемы, которые у нас есть? Например, сельское хозяйство? Ведь посмотрите, мы владеем 40-50% черноземов, а свою страну накормить не можем. Это же ненормально, правда? Если взять в чем мы ходим, что мы одеваем и т.д., маленькая Белоруссия с 90 млн. человек не знает, куда девать свои продукты. Я вообще сельский житель, я вижу, как у нас земли, эти паи раздали, фермерство там решить проблему, которые скупаются Израилем, Францией, египтянами скупаются земли. Они никому не нужны. Нужно все сдавать в госхозы или в совхозы и стремиться нужно. Я думаю, что один Путин или Шойгу с Рагозиным не решат все проблемы, которые есть. Нужно менять весь блок правительства и нужно стремиться к созданию Советского Союза или как там его назвать, но союза. Тогда у нас не будет и мигрантов, и других вопросов. А вот сейчас как у нас деградировало уже общество, сколько дебилов задают вопросы? Мне кажется, вам нужно сменить формат передачи. Сначала вы 30 минут ведете беседу непринужденную, рассказываете о проблемах там и там, а потом уже принимаете вопросы. А то столько дебилья звонит, что, извините, честное слово, стыдно за свою страну.

Баранец:

— Спасибо. Спасибо. Правильный человек!

Тимошенко:

— Кстати, насчет дебилов хочу сказать. Наша система управления устроена на сегодняшний день так, что министр и не может ни за что отвечать. Министерства не является хозяйствующим субъектом, они могут только прогнозы рисовать , за сбываемость которых отвечать не могут. А потом утешают нас в стиле экономистов – мол, то ли еще бу-у-удет! Смотришь, одна заметочка в «КП», допустим, о том, что рубль укрепился, а вторая о том, что он ничем не обеспечен и отправился в свободное плавание через полчаса. Это одного министра спросили, а это второй, оказывается, такое нагородил. Министерства ничем не распоряжаются, они могут только готовить законопроекты. Ну и что? Чего с них спросить-то? Вот спросил Путин один раз с вице-премьера, с Дворковича, про электрички, так тот долго на него смотрел и, видно, хотел спросить – а что такое электричка? А он за сельское хозяйство, кстати, отвечает.

Баранец:

— Миш, смотрю я иногда на состав наших министров – ну, извините, прямо скажу – пацаны пацанами, ничего же человек реально сделать не может. И вспомним теперь советских львов, Миш. Если бы президент или Генсек сказал, что сделай там 25 колхозов за год… то…

Тимошенко:

— Да чего там говорить! Премьером, допустим, был Алексей Николаевич Косыгин и у него было два зама. За оборонку отвечал Смирнов, за все, что не оборонка – Мазуров. И вот оно работало. А сейчас мы на это смотрим – откуда их взять?

Баранец:

— Надо дедовские формы работы возвращать.

Тимошенко:

— Какие-то журналисты собрались, какие-то шахматисты…

Виктор:

— Здравия желаю, товарищи полковники. Я из Перми звоню. Хотелось бы узнать, вот что за ухудшение американо-китайских отношений, что это за эсминец у берегов Китая?

Баранец:

— Эти отношения время от времени ухудшаются, когда американцы лезут в очень такую чувствительную китайскую зону. Ну, американцы просто нарываются нагло на неприятности. Китайцы долго молчат, интеллигентно просят не заходить, ну а потом может получиться достаточно серьезная заваруха, что может дымком достать и до нас.

Тимошенко:

— Нет, они чего-то предчувствуют, американцы, потому что, смотри, они перебросили последний авианосец «Джордж Буш» на Окинаву и практически весь ордер кораблей ушел с ним туда и там он стоит, ждет. Чего это вдруг? То есть, возможна крупная провокация какая-то против Китая, безусловно.

Баранец:

— Американцы нарываются.

Валерий Львович:

— Здравствуйте, с удовольствием слушаю вашу передачу. Это рядовой советской армии, Уссурийск, ВЧ — 16662 .

Баранец:

— Это что, ФАПСИ?

Валерий Львович:

— Да. Скажите, пожалуйста, кабельщики остались в наших войсках?

Баранец:

— Остались, да, и очень дорожим ими. Они великолепно поработали.

Валерий Львович:

— Если бы вы знали, как приятно слышать это. Прошло больше 30 лет, как отслужил, а что мы еще востребованы…

Баранец:

— Мы не только прокладываем, но мы еще и вскрываем кое-какие кабели. Вы понимаете, о чем я?

Валерий Львович:

— Я был очень рад вас слышать! Здоровья вам огромного!

Тимошенко:

— Спасибо.

Баранец:

— И вам тоже всего самого доброго, спасибо, что помните армейскую службу. Михаил, начинаем зачитывать СМС-ки.

Тимошенко:

— «Сегодня в Китае отменили политику «одна семья – один ребенок». Угрожает ли это нам как-либо, учитывая то, что нас на сегодняшний день в девять раз меньше, чем китайцев?». Я думаю, что угрожает только одним – наши девушки будут выходить замуж за китайцев, потому что у нас ограничения на количество детей в семье нет.

Баранец:

— Миша, как в том анекдоте – вот из-за таких, как вы, мы на третьем месте. Идем дальше.

Тимошенко:

— «Товарищи полковники, не для того ли янки планируют начать наземную операцию в Сирии, чтобы захватить Асада и помешать нашей успешной операции и чтобы затем объявить их победу и захватить нефть у Сирии? Константин».

Баранец:

— Ну, мы, во-первых, наверное, не дадим уже захватить сирийскую нефть.

Тимошенко:

— Я думаю, нет, но попытка показать, что без американцев никто и никуда – будет. Потому что пресса будет давить, картинками дурацкими будут давить и кричать, что вот всех попятили и т.д.

Баранец:

— Миш, но резонный вопрос — прежде всего проводить наземную операцию в Сирии, надо попросить разрешения у Асада? Ты согласен?

Тимошенко:

— Конечно, да. Но неужели они будут его просить? Ты что, удавятся.

Баранец:

— А мы можем помочь заставить их, чтобы попросили. Хотя бы формально. Едем дальше.

Тимошенко:

— «Будете ли подавать иск о защите достоинства на звонившего вчера капитана?»

Баранец:

— С какой стати?

Тимошенко:

— «Лично я считаю, что неплохо его наказать за такой аттракцион». Господи, да мы сейчас прочтем вам, есть не хуже телеграммка тут от одного умника из Красноярска.

«Товарищи офицеры, как вы относитесь к вбросу информации о жилье нашего министра обороны? Якобы, оно построено не по средствам Сергея Шойгу и записано на ближайших родственников. Связано ли это с нашими успешными боевыми действиями в Сирии? Если нас ругают, значит, мы поступаем правильно. Сталин. Краснодар».

Баранец:

— Сергей, вы абсолютно правы. Это уже не первая попытка вот этого мяча коррупции в дерьме – я имею в виду прежде всего Навального – отвлечь внимание от своих уголовных дел. Ему, вы знаете, инкриминируется убыток аж на 14 млн. Он звереет. И я уже вчера говорил по радио, я просто удивлен, что руководство министерства обороны не захотело марать руки и не раздела этого Навального догола, чтобы он голяком подметал день и ночь Рублевское шоссе, а я бы имел честь при нем быть сторожем, чтобы он не успевал трусы одевать. Дорогие друзья, это обыкновенная деза, которая явно рассчитана на то, чтобы подорвать авторитет министра обороны России.

Тимошенко:

— «Уважаемые товарищи полковники, меня, как и многих, радует высокий рейтинг Путина. А какой рейтинг у Медведева? Это секрет? Николай Ефимович, пенсионер». Николай Ефимович, вы сами ответили на свой вопрос.

«Неужели американской умной политверхушке не надоело быть в каждой поганой бочке затычкой? Если придут к ним с подобной демократией? Андрей». Ну, я думаю, что, если с подобной, как они разносят, так они и сами разбегутся.

А вот письмо из Красноярска от Юрия, который полчаса облаял предыдущую передачу.

«Псы шелудивые, чего на грудь принимаете? Вопрос танкоборона или атакакака… Юрий». Юрий, у вас чего-то с пальцами, сводит, небось? Тремор начался? Вы бы закусывали все-таки. А то ведь я на пса шелудивого могу сказать, что вы потрох сучий, но зачем же так делать-то?

«Здравствуйте. Америка обкладывает нас со всех сторон. Керри гуляет по нашим республикам, хоть и бывшим, как по своим штатам. Мы в Сирии хороши и правильно, но этого мало. Нам надо замутить что-нибудь в Мексике, под боком у США. Вот это будет удар под дых. Ваше мнение? Юрий. Кимры». Вы знаете, Юрий, они очень болезненно относятся к тому, когда у них что-нибудь рядом происходит…

Баранец:

— Михаил, вот этот вопрос, который Юрий задает, уже народ у нас требует, чтобы мы и в Венесуэле хорошенько присели, и на Кубе, которая, кстати, уплывает…

Тимошенко:

— Но мы с тобой не можем такого решения принять.

Баранец:

— Но я бы сегодня парочку бригад…

Тимошенко:

— Прокомментируй, пожалуйста, «информацию о переброске тяжелого вооружения, в частности, зенитных установок, в Сирию из братской Украины. Сергей, Краснодар». Сергей, чего-то непонятно. Ничего не перебрасывалось. Нас пытаются упрекнуть, что мы перебрасываем самолетами вооружение из Ирана, для иранских частей и Хэзболлы, так чего перебрасывать из Ирана, из России проще везти.

Баранец:

— Сергей, поменьше слушайте украинское радио, где глаголит Говнопольский. Едем дальше.

Тимошенко:

— «Товарищи полковники, где сейчас находится наш «Адмирал Кузнецов»? Он очень бы пригодился у берегов Сирии, а особенно в условиях песчаных бурь, когда взлет с обычных аэродром затруднен из-за камней и песка». Вы знаете, если будут песчаные бури, то «Адмиралу Кузнецову» будет не лучше. Надо уходить далеко в Средиземноморье, чтобы его не доставали пыль и песок, а тогда ты сокращаешь радиус полета.

Баранец:

— «Адмирал Кузнецов» стоит на точке стоянки Северного флота. Едем дальше.

Тимошенко:

— «Не кажется ли вам, товарищи полковники, что Шойгу готовят на пост президента? Если не так, то будет очень жаль. Василий, Ставрополь».

Баранец:

— Вот кто хочет стать врагом министра обороны РФ, то должен задавать такой вопрос. Никуда его не готовят. Он мне сказал – у меня еще очень много дел в армии, Виктор.

Тимошенко:

— «Здравствуйте, товарищи офицеры и ефрейторы тоже. Вот, говорят, что американцы перестали летать в Сирии, а не означает ли это, что ИГИЛ выбрасывает большие партии ПЗРК и амеры просто убирают своих, чтобы случайно не сбили?» В том числе и тоже, конечно, а как же, если они свалят своего, то как потом оправдываться перед конгрессом?

Баранец:

— Я добавлю, что во время встречи представителей ВВС России и США достигнут договор, который вас наверняка порадует. Мы сказали американцам, чтобы они нос не совали в сирийское пространство, а работали только в Ираке.

Тимошенко:

— «Расскажите про индивидуальные аптечки старого и нового образца, что в них особенного?» Нет, появляться будут новые бинты и повязки с порошком кровеостанавливающим – последние разработки наши.

Баранец:

— «Что может наших министров заставить работать так же, как работает министр обороны?» Только президент. «Потому что и премьера-министра тоже надо заставить работать так, как работает министр обороны».

Слушайте программу «Военное ревю» с полковниками Баранцом и Тимошенко каждый вторник, среду и четверг в 17:05 по московскому времени на волнах радио «Комсомольская правда». Слушайте нас на частоте 97,2 FM в Москве, на нашем сайте www.FM.KP.ru или в мобильных приложениях Радио КП для iOs и Android.

Архив программы «Военное ревю».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 29.10.2015 14:10:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о