Можно ли только танками, самолетами и ракетами победить терроризм

Полковники Баранец и Тимошенко отвечают в программе «Военное ревю» РАДИО «Комсомольская правда» [аудио]. Выпуск от 2015-11-03 17:05:00. Ведущие: Виктор Баранец, Михаил Тимошенко.

Баранец:

— Все мы, конечно, пристально сегодня следим за тем, как идет расследование трагедии, связанное с крушением нашего самолета и гибели 224 наших граждан. Все мы следим за тем, как развиваются события в Сирии и вот мы сегодня предлагаем на ваши размышления ответить на вопрос, который не надуман – а можно ли с помощью танков, самолетов, ракет победить исламский терроризм? Может, здесь нужны какие-то другие инструменты, может быть, здесь нужно не только оружие, а что-то еще? Вот ответ на этот вопрос нас сегодня и интересует. «Комсомольская правда» уже писала, что за шахидами на танках или на атомных подводных лодках не гоняются. Конечно, для того, чтобы выкорчевывать это зло, кроме силы, которую собой представляет армия, наверное, нужны другие инструменты. Конечно, и спецслужбы, и разведка, и какие-то другие инструменты. Как вы понимаете ситуацию в Сирии, какое впечатление у вас остается от тех рапортов, которые мы слышим каждый день об участии нашего авиакрыла в Сирии… Тут есть о чем поговорить.

Тимошенко:

— Мы с тобой в одной из передач говорили – не нужно победоносных трубадуров. Не нужно. Говорить пока не о чем. Да, летчики летают, да, летчики поражают цели. Но пока результатов от действий на земле от сирийской армии не шибко заметно.

Баранец:

— А результат этой операции в конечном итоге будет решаться на земле, да.

Тимошенко:

— Ну, конечно, на земле. Из-за чего туда и полетели наши летчики? Для того, чтобы поддержать действие остатков сирийской армии на земле.

Баранец:

— А у нас в эфире уже Игорь.

Игорь:

— Здравствуйте. Виктор Николаевич, в пятницу была передача с Сергеем Минаевым, вы там участвовали и мне бы хотелось вас спросить, как вы относитесь к этому журналисту, Майклу Бёму? Как вы считаете, он искренен в своих убеждениях или накачан, допустим, со стороны своих хозяев? И второй вопрос. После крушения Боинга столько гадостей вылилось с Украины в наш адрес, что мне даже, честно говоря, страшно подумать… Украины для нас уже нет.

Баранец:

— Да, я внимательно наблюдаю за Майклом, за его утверждениями. Вы знаете, этот человек тупо зациклен на правоте американских действий.

Тимошенко:

— Ну, у нас есть такая бабушка Альбац.

Баранец:

— Да. И то, что бы ты ни сказал о Соединенных Штатах Америки, США везде правы, а Россия всегда неправа. Вы знаете, вот такого ортодоксального журналиста, ну, он еще называет себя независимым, хотя я должен вам признаться, что никакой он не независимый. Меня часто мучает один вопрос – а кто его запустил в наше информационное пространство и зачем его запустили? Он очень хорошо веселит телеканалы. Вы видите, он частый гость и на радиостанциях…

Тимошенко:

— На нем всегда может отоспаться Соловьев.

Баранец:

— Да. Мне его иногда очень жалко, потому что его бьют со всех сторон. И на этой передаче тоже. Конечно, мелькала у меня шальная мыслишка, что его забросили из Вашингтона сюда, чтобы он тут царапался и пытался проводить какую-то вашингтонскую линию, но в конце концов я подумал, что есть же и обратный эффект, потому что Майкл зачастую выглядит на экране абсолютно глупо. Мне по мужски его иногда просто жаль, потому что, ну, я не скажу, что об него вытирают ноги, но зачастую он оказывается просто в дурацком положении. Я был на многих передачах с ним и у меня такое впечатление.

А что касается Украины, Михаил, ты смотрел этот ролик с Максимом Вахно из Белоцерковского какого-то района? Еще не видел, да? Вот он люто радовался гибели наших с тобой сограждан, выплескивал такую змеиную желчь. И вчера, как ни странно, добился такого определенного рекорда. Но меня не радовал этот рекорд, потому что была очень хорошая, здоровая, жесткая реакция со стороны наших граждан, которые говорили, что …

Тимошенко:

— Ну, мерзавцев-то по любую сторону границы хватает. И наши ведь подпевалы есть дурацкие совершенно.

Баранец:

— И в то же время, будем объективны, в Киеве люди несли к нашему посольству цветы.

Тимошенко:

— Да. Свечи ставили.

Баранец:

— Значит, возводить в ранг, что украинский народ весь он дурак и озверел, это, наверное, неправда. Но идиоты, ты прав, есть везде.

Алексей:

— Добрый вечер. Я вам хочу сказать, что войны начинают и заканчивают политики. Что касается ситуации в Сирии, давайте откровенно – речь идет об очень низком качестве нашей элиты. Именно нашей элиты. Вот эти люди по большому счету нигде и никогда не учились. Почему? Конечно, этот конфликт можно и нужно было избежать. Но, коли мы уже туда вошли, то ни в коем случае сейчас выходить оттуда не нужно.

Баранец:

— Так я не понял вас…

Алексей:

— Вся мировая история – это история религиозных войн. Да, мы соприкасаемся с колоссальной мусульманской культурой с определенными законами и т.д.

Баранец:

— А вы считаете, что отрезать головы и играть в футбол, это мусульманская культура? Или это что-то другое?

Алексей:

— Там одних направлений около 50 штук.

Тимошенко:

— И что? Все режут головы или не все?

Алексей:

— Нет, направлений много, но проблема не в этом. Я хочу сказать, что элита сегодняшняя не способна решать геополитические вопросы. Люди просто необразованны. Вы сами критикуете Сердюкова, бывшего министра обороны? А Шойгу, он что, в строю стоял? А посмотрите, кто в МИДе работает сегодня? Люди с улицы. А кто у нас в ФСБ?

Баранец:

— Остановитесь, пожалуйста. Не надо здесь в стиле бешеного пианино. Я считаю Лаврова одним из выдающихся дипломатов современности. Вы здесь чохом всех обгадили. Хотя в нашем строю, в нашей элите есть люди, которыми можно сегодня гордиться и которыми народ гордится. Мы видим, что это умные, прагматичные люди…

Андрей:

— Здравствуйте. Вот ситуация какая по ИГИЛ? Она, на мой взгляд, запущена была. Россия должна была вмешаться еще тогда, когда Америка начала действия в Ираке. Ведь ИГИЛ – это бывшие иракские офицеры.

Баранец:

— Не все, но будем говорить, что да.

Андрей:

— В основной массе, да.

Баранец:

— Но не 30 и не 50 тысяч иракских офицеров, вы согласитесь с этим, потому что группировка, говорят, где-то между 50 и…

Андрей:

— Вот если бы Россия вмешалась бы на тот момент… Но я так понимаю, она не могла вмешаться по каким-то внутриполитическим причинам, по физическим, может быть, причинам. Вот когда был Советский Союз, он это контролировал, он предвидел это. На ваш взгляд, все-таки с Боингом это теракт или техническая часть? Как вы видите?

Баранец:

— Меня часто посещает такое ощущение некоего социалистического соревнования людей, которые страшно далеки от места события, документов. Вы спрашиваете у меня мое мнение – это всего лишь частное мнение гражданина Российской Федерации. Я так же, как и вы, внимательно слежу. У меня есть подозрение, что в самолет было либо заложено взрывное устройство, либо там подорвался шахид. Это мое мнение.

Тимошенко:

— А шахид, что, прибыл сначала из России, искупался в Средиземном и Красном морях, а потом сел в самолет и от огорчения того, что ему надо возвращаться из отпуска, взорвался?

Баранец:

— Ну, что там такое взорвалось, об этом, наверное, будем еще долго думать, но все вроде бы склоняются к тому, что взрыв был на борту. Ты как думаешь, Миш?

Тимошенко:

— Взрыв совсем не обязателен на борту. Мог запросто хвост у него отвалиться по гермашпангоуту хвостовому. Это уже все было.

Баранец:

— Да, загорелся двигатель, который, говорят, по документам не запускался…

Тимошенко:

— Двигатель может сгореть, черт с ним, он отвалится с пилоном вместе, крыло все равно будет цело. На одном двигателе он улетит.

Баранец:

— Горючка не может загореться от горящего двигателя?

Тимошенко:

— Вообще не должна бы. Но все возможно. У нас версии по падению самолета разделились по трем основным направлениям. Пилоты – дерьмо. Потому что это бывшие военные летчики, которые не умеют управляться с компьютером. Второе направление – самолет дерьмо, ему 18 лет и он слишком старый и он был битый. А то, что Дельта летает на 18-летних и старше самолетах по всему миру, ничего. Почему-то никто не говорит об этом. Сколько лет было Ил-62, который отправляли за Асадом? Если исходить из этой теории, что 18-летние самолеты должны отправиться на свалку, как кричат наши депутаты, то Путину вообще нельзя ни на чем летать из правительственного авиаотряда.

Баранец:

— Кстати, ты упомянул Боинг, я видел рекорд 54 года.

Тимошенко:

— Да запросто. Ну, что ты хочешь, если вот Ди-Си-3, вот наши Ли-2, летают кое-где до сих пор. То есть, с каким избытком было заложено. Больше того, российские и советского производства самолеты были прочнее любого европейского, потому что делались по нормам боевых машин.

Альберт:

— Добрый вечер. Я по поводу вашего опроса. Вы говорите, вот что надо, чтобы с ИГИЛ бороться, кроме всего прочего? Я так думаю, нашу молодежь тоже надо воспитывать, как нас в советское время воспитывали. Чтобы патриотами были своей страны, а не праздновали хэллоуин.

Баранец:

— И концерты не устраивали в дни национального траура, да.

Альберт:

— Да, да. Вот сколько сейчас наших там ребят?

Баранец:

— Всего около пяти тысяч граждан бывшего СССР. Это официальные цифры. Это дивизия, да.

Альберт:

— Ну, это 90-х годов молодежь, которая никакого воспитания не получила, абсолютно, так скажем. Детей надо с пеленок дома воспитывать.

Баранец:

— Это понятно. Воспитание в правильном направлении, конечно, есть одно из средств борьбы с агрессивной религией. Станислав, добрый вечер.

Станислав:

— Добрый вечер. Для начала я хочу сказать, вот я считаю, что до тех пор, пока мусульмане не начнут бороться с радикальным исламизмом, мы его не победим.

Тимошенко:

— Скажите, а народ России в 1917 году чего не начал бороться с радикальными большевиками?

Станислав:

— Я вам отвечаю на ваш вопрос….

Тимошенко:

— А я вам задаю встречный вопрос, потому что он точно описывает ситуацию борьбы суннитов, которых большинство – 85% среди мусульман – с этими безумными архаровцами из ИГИЛ. Почему не получается борьбы? Чего народ не поднимается, не берется за вилы?

Станислав:

— Я думаю, что в принципе каждый суннит где-то отчасти радикал и исламист.

Тимошенко:

— Нет, то, что они исповедуют ислам, это автоматически. А разница в том, что те, кто должен, с вашей точки зрения, им немедленно противостоять, практически не вооружены и абсолютно не организованы. И на эту борьбу рисковать своей жизнью и класть голову ради того, чтобы избавиться от дурака, никто не мотивирован. Не хотят. И у нас было то же самое. Чему вы удивляетесь-то?

Александр:

— Здравствуйте. Почему бы на самолеты не устанавливать видеокамеры, информация с которых поступала бы на черные ящики? Это существенно облегчило бы расследование катастрофы.

Баранец:

— Вы уверены, что в горящем самолете видеокамера останется целой?

Александр:

— Она не останется целой, но две-три секунды у нас будет, по крайней мере, чтобы посмотреть.

Тимошенко:

— А на ящики не пишется. На ящиках только есть параметрическая фиксация полета и работы двигателей и систем самолета, и речевой самописец в кабине. Все.

Дмитрий:

— Я по поводу современных технологий. Мне кажется, что сейчас самолет уронить вообще ничего не стоит. Тем более, там контроль за жидкостями в аэропорту был слабый, нитроглицерин – пожалуйста. Пластид – любой телефон можно заложить в багажное отделение. По фильму даже «Спасите Конкорд» там вообще кислота активизируется, которая одну систему за другой отключала. Так что, мне кажется, сейчас даже и шахидов-то не надо…

Тимошенко:

— Про фильм Конкорд можете не упоминать, фантазии возможны любые.

Дмитрий:

— Фантазии фантазиями…

Тимошенко:

— …а кислота на мягких лапах подбирается и перекусывает стальную тягу…

Баранец:

— Желательно не использовать радио «КП» для популяризации способов теракта. Я когда-то хотел написать статью, когда в Дагестане была война и там мне рассказали очень хитрый способ, как из электрической лампочки сделать бомбу, я ее разрисовал, всю систему, но вот трезво мыслящий сказал – ты вот сейчас бы опубликовал и сразу бы там миллион людей увидели бы, как это делается. Ну что, ваш ход мыслей нам понятен. Если нет бдительности, если плохо несут службу люди, которые отвечают и за охрану самолета, и за проверку его состояния, то, конечно, все может быть.

Тимошенко:

— Есть самолет Бен Гурион и хрен ты там что пронесешь.

Баранец:

— Да, даже спичечную коробку. Раиса, добрый вечер.

Раиса:

— Здравствуйте, полковники. Я вам хочу задать вопрос такой. Я вот слушала выступление Александра Руцкого, он летчик, и он говорил, что, когда он воевал в Афганистане, его сбили стингером и он говорил, что я еле-еле долетал до своей границы. Говорит, мой самолет весь был израненный пулями…

Тимошенко:

— А что за вопрос у вас?

Раиса:

— Вопрос такой. Он генерал-майор, а президент Чечни…

Баранец:

— Сорвалась Раиса. Александр, вы в эфире.

Александр:

— Я с первого мгновения, когда узнал о гибели самолета, у меня не было никаких сомнений о связи с ИГИЛ, как бы нас ни просят об этом не вспоминать. Про бомбу была первая моя мысль. Второе – знаете, есть такая поговорка «голосовать рублем». Так вот, наши граждане, к сожалению, голосуют рублем, когда едут в восточные страны этого направления – Египет, Турция. Мы все прекрасно знаем про Турцию, которая покупает у ИГИЛ нефть и вообще ведет достаточно обширную с ними политику. Египет, который поддерживает формирования, которые входят в систему ИГИЛ… И после мы удивляемся – откуда у них деньги и т.д. И, соответственно, в аэропорту завербованному какому-то человеку подсунуть сто долларов, а вместе с ним какой-то маленький пакетик и сказать – положи это на крыло, под крыло или там в любой технический отсек, я думаю, не проблема.

Баранец:

— Спасибо вам большое. И вы, и мы лишь пополняем этот пасьянс версий и предположений.

Тимошенко:

— Ну да. А третье же направление версий было какое? Авиакомпании наши дерьмо, потому что летают на дерьмовых самолетах с дерьмовыми пилотами, а во всем виновато наше правительство, которое тоже …

Иван Федорович:

— Добрый вечер. Мы все метим в Наполеоны. Послушаешь передачу, все хотят быстро все решить. Но вот какой вопрос. Ведь наша политика сменилась, внешняя я имею в виду, сменилась тогда, когда мы увидели расправу над Каддафи.

Баранец:

— А вам не кажется, что гораздо раньше она сменилась? Когда расправились, может быть, с Югославией?

Иван Федорович:

— А что Югославия? Мы же ее предали практически…

Баранец:

— Ну, вспомнили, знаем, да, да. Понятно.

Иван Федорович:

— …Как Горбачев в свое время Хоннекера сдал… так и здесь сдали. Сейчас увидели, что нам грозит, что Россия должна идти своим путем, так мы начинаем прозревать. Политика, я считаю, в данном случае, даже с Сирией – ведь у них нет боеспособной армии, они утром пьют кофе и идут воевать, там часть только, которая предана Асаду, а остальные ведь не воюют. Действительно, мы в тупиковом состоянии, на мой взгляд. Нам нужно просто хорошее оружие дать, хороших инструкторов подготовить, чтобы сокрушить их там всех.

Тимошенко:

— А потом еще и заменить афизовских солдат на своих, на псковских десантеров?

Иван Федорович:

— Этого я не говорил, там достаточно иранцев и всех остальных. Но надо все-таки более решительные меры нам принимать, мне кажется.

Тимошенко:

— Нет, это не нам надо принимать более решительные меры, а тем, кто у Асада командует армией, тем, кто командует дивизиями, батальонами, ротами и взводами. Если такие еще остались.

Анатолий:

— Добрый вечер. Я хотел бы немного высказаться по Сирии, вот как там навести порядок…

Баранец:

— А ну, давайте, слушаем гениальный план – как навести порядок в Сирии.

Анатолий:

— Я относительно долгое время жил в Средней Азии. Наверное, многие знают, что в народных традициях азиатских республик и народов это чинопочитание, семейственность, клановость и т.д. Мне кажется, что они сами должны найти или взрастить какого-нибудь диктатора местного, сирийского, который бы сплотил народ и держал его в кулаке.

Тимошенко:

— Мы неоднократно уже с Виктором Николаевичем в эфире говорили, что на Ближнем и Среднем Востоке, в странах Магриба был порядок, тишь, покой, гладь и процветание, когда там были шахи, короли и злобные диктаторы. Тогда было все замечательно. Позволю себе напомнить, что в свое время, в 60-70-х годах шурави в Афганистане мог без копейки денег, переходя из дома в дом, его на руках будут носить в соседний кишлак. А потом не стало короля. Пришла партия туде… и сюде…

Сергей:

— Здравствуйте, товарищи полковники. Вот показывают Сирию, работают Грады, Д-30 и все остальное. И немножко показали, мне так показалось, что там работают наши «буратино».

Тимошенко:

— Было, было, поставляли.

Сергей:

— Спасибо.

Тимошенко:

— Да, я бы что хотел сказать. Можно, конечно, покончить с ИГИЛом, но одним способом. Это быстро, конечно, останется оплавленная земля, но жить там люди потом не смогут. Даже любого другого вероисповедания. Это всего лишь надо шандарахнуть туда головешками от ракеты Воевода…

Баранец:

— Там что-нибудь от Дамаска останется?

Тимошенко:

— А не надо потом уже ни Дамаска, ни Багдада, ничего не останется, будет гладкая остекленевшая пустыня.

Юрий:

— Здравия желаю. Прежде, чем вопрос задать, хочу первому звонившему ответить, который сказал, что у нас элита некомпетентная и надо все мирным путем решать, а, если уж влез, то… Так вот я хочу напомнить, не так давно американцы собрались бомбить Сирию, они всех хотят бомбить, на том основании, что там есть химическое оружие. А Путин это дело остановил, разрулил и Обама сел в лужу.

Баранец:

— В очень глубокую, причем.

Юрий:

— Так что мирным путем мы умеем дело решать, а, поскольку игиловцы говорят, что Россия враг, а Кавказ это часть халифата, то куда деваться, приходится тут влезать. Еще хочу сказать, что наверняка найдутся люди, которые будут вам звонить и говорить – вот самолет в Египте наш упал – это месть игиловцев.

Баранец:

— Да, уже идет, Юрий, мы к этому привыкли.

Юрий:

— А вопрос у меня вот какой. Такое впечатление, что в Сирии весь сыр-бор из-за того, что хотят убрать Асада. А вообще это хамство, конечно, этот все равно, что я к соседу приду и скажу – меня твоя жена не устраивает, разводись с ней! Это ж соседу решать, на самом-то деле! Даже саудовский лидер заявил – Асад уйдет, он все равно уйдет. А почему, собственно, саудовцы должны решать? Так вот, я хочу спросить – с чего в Сирии весь сыр-бор начался, напомните, пожалуйста, и чем там Асад не устраивает тех же саудовцев?

Тимошенко:

— Займу две минуты. Сыр-бор в принципе начался с того, что Асад, европейски образованный и европейски воспитанный человек, он же в Лондоне время проводил – учился там, стажировался – повелся на предложение тамошнего сирийского Гайдара – а давайте устроим реформы либерального толка. Устроили. В результате чего началось страшное имущественное расслоение и народ на стенку полез. Мальчонка в городе Дараа на стене написал «Долой Асада» и офицер полиции ему поломал пальцы за это. Ну а дальше народ взялся за вилы, а на народ послали полицию, милицию и войска во главе с дядей Асада. А вилы начали поставлять народу в виде гуманитарной помощи из-за кордона и вот мы на сегодняшний день имеем то, что имеем. То есть, он не тиранию учинял, Асад-то, а он хотел западу понравиться. Вот понравился!

Баранец:

— Спасибо, Юрий, за вопрос. Переходим к чтению шифровок. Поехали.

Тимошенко:

— «Григорий. Иркутск. Уважаемые полковники, спасибо за «Ревю», будьте добры, хотя коротко реальную информацию об израильском батальоне «Алия». Власти так и запретили объединение в какой-либо союз проживающих там бывших российских военных?» Батальон «Алия» является общественной некоммерческой организацией. Все. Объединяет порядка 1000 человек, выходцев из России и стран СНГ.

Баранец:

— Один из его главарей как-то сказал, что он ветеран войны в Афганистане, а потом его позорно разоблачили. Едем дальше.

Тимошенко:

— «Здравствуйте, товарищи полковники! Буквально перед вами была передача, в которой последний звонивший начал ругать власти за наши действия в Сирии, типа, самолет сбили из-за них. Поразило, что ваш ведущий их поддержал. Вы ему там подскажите, чтобы сразу простынкой накрылся». Есть. Понятно. Как отловим, так подскажем.

«Что вы могли бы сказать об учениях НАТО в Испании? Что значит быть наблюдателями и ?? Грузии и Украина сценарий учений с намеком на Россию, как потенциального врага, получается, что наши соседи на стороне НАТО против нас. Михаил». Михаил, а у вас, что, сомнения были какие-то относительно Украины и Грузии.

Баранец:

— Все натовские учения, которые проводятся в Европе, имеют прицелом Россию.

Тимошенко:

— Столкенберг сказал, что эти учения предупреждение России.

Баранец:

— Да, ни для кого уже это не секрет. Ну а уж то, что НАДО подыгрывает, это понятно.

Тимошенко:

— «Только мое открытие уничтожит ИГИЛ и фашистов. Сергей». Так, спасибо, Сергей, это не к нам, это к врачу.

«Может, листовки с самолетов раскидывать с ультиматумом о сдаче оружия и амнистии тем, у кого нет крови на руках? Если не явятся с повинной к установленной дате, то их всех уничтожать. Михаил». Давайте сначала уничтожать, а потом листовки раскидывать. «Товарищи полковники, оснащены корабли и подводные лодки ЧФ крылатыми ракетами?» Да, оснащены. «Будем в Крыму размещать РЛС типа «Воронеж»? Юрий». Нет, в Крыму их размещать не нужно, потому что там и так есть.

Баранец:

— Да, на южном фланге у нас есть РЛС, который видит Крым.

Тимошенко:

— Да, да, ну а около Евпатории центр управления.

«В авиакатастрофе погибли четыре украинца. А не могли ли недальновидные стратеги, например, такие, как Беня, в их чемоданы что-нибудь положить с просьбой перевезти за денежку? Михаил». Да нет, не думаю. Это конспирология. «Идеология ИГИЛ – идеология нацизма. А нацизм обычно побеждают силой оружия. Но нам сначала нужно выгнать бандеровцев из Киева, а потом можно и за ИГИЛ взяться». А можно и параллельно.

Баранец:

— Все-таки Украина суверенная страна и выгонять ли бандеровцев из Киева – этим все-таки пусть занимаются украинцы.

Тимошенко:

— «Правда ли, что Сердюкова хотят назначить руководителем Ростехнологий и где вообще сейчас эта, ой, извините за выражение, жаба?»

Баранец:

— Ростехнологии это крупнейшая в России госкорпорация, которая объединяет гигантское количество предприятий оборонки. Сердюкову дали на кормление маленький сектор, кластер…

Тимошенко:

— Какой маленький? Авиапром.

Баранец:

— Пять заводов.

Тимошенко:

— Каких пять заводов? Я, умри, не пойму, почему до этого убрали сидевшего там Алексея Федорова, которого уважали не просто в авиастроительном мире России, но вообще во всем мире, гендиректора Иркута, потом руководитель объединенной авиастроительной корпорации, потом снова хозяина и директора Иркута. Почему? Как объяснить? А у Анатолия Эдуардовича и так хлебца хватает, у него фирма называется «Ордынка, 40», они владеют крупнейшим офисным центром в Питере, десятки миллионов рулей арендной платы в месяц.

Баранец:

— А с авиацией Сердюкова связывает только то, что он в детстве из пластилина делал самолетики.

Тимошенко:

— А-а-а, понял. «Еще раз добрый вечер. Про бешеное фортепиано просто класс. Георгий. Москва». Спасибо, Георгий. «Объясните, пожалуйста, как могут…». Опять про Сердюкова. Мы только что объясняли. «За 70 лет после войны на востоке родилось очень много мужчин, которым, кроме как воевать, нечем заняться. Безропотные секс-рабыни и рабы, которые создают материальные блага для них – вот идеал их жизни. За это ИГИЛ и воюет на деньги наших заклятых друзей. Наталья». А что ты думаешь, женщины иногда бывают так прозорливы.

Баранец:

— «Товарищи полковники, что делается для улучшения результатов наземных операций в Сирии?» Идет подготовка сирийской армии, мягко скажу, — больше не могу.

Тимошенко:

— «Хочу выразить горькую скорбь и соболезнования родственникам погибших в Египте и презрение гайдаровскому правительству за отказ от своих самолетов, за «сытую» пенсию и «мизерные» тарифы по ЖКХ. Юрий. Кимры».

Баранец:

«Доколе будем терпеть подзатыльники от пиндосов? Не пора ли подорвать один из подводных ядерных фугасов у их побережья? Юрий».

Тимошенко:

— А вы бы туда возили, затапливали? Нет там никаких фугасов.

Баранец:

— Юрий, ну, это уже совсем …

Тимошенко:

— «Пожалуйста, не позволяйте оскорблять нашу армию и себя, отключайте из эфира неуравновешенных людей. Вашу передачу уважаю. Галина Николаевна». Спасибо, Галина Николаевна.

«Добавлю еще немножко, товарищи полковники. Поражает количество тварей дрожащих, афиширующих на весь мир собственную ущербность. Моя сестра поступила проще. Сказала – не дождетесь – и улетела в Египет. Георгий. Москва». Молодец.

Баранец:

— Георгий, передавайте теплый привет вашей сестре от имени «Военного ревю».

«Добрый вечер, товарищи полковники, у меня такое соображение по поводу сбитого самолета. Можно ли к каждому пассажирскому самолету привязать боевой самолет сопровождения?» Ну, тогда надо всю нашу боевую авиацию поднять в небо, чтобы она просто 24 часа в сутки дежурила…

Тимошенко:

— «Очень горько осознавать, что погибло столько людей! Надеюсь, что все очень быстро произошло, никто не успел испугаться». Более того, никто не успел вздохнуть, они умерли еще до того, как упали.

Баранец:

— «В Сирии необходима наземная операция сирийской армии, которую надо снабжать оружием. Повторной катастрофой нашего самолета только на Украине веселились, а у нас, как думаете, будут закрыты клубы, устраивающие праздники… Нет, не будут закрыты, будут радостные концерты в день национального траура, пока государство серьезно не возьмется за нравственность общества, в котором мы живем». Мы будем танцевать на могилах?

Тимошенко:

— Ух ты, ладно… не успеваем ответить еще на четыре вопроса, в том числе, на то, что самолеты надо снабжать парашютами, катапультами для пассажиров…

Слушайте программу «Военное ревю» с полковниками Баранцом и Тимошенко каждый вторник, среду и четверг в 17:05 по московскому времени на волнах радио «Комсомольская правда». Слушайте нас на частоте 97,2 FM в Москве, на нашем сайте www.FM.KP.ru или в мобильных приложениях Радио КП для iOs и Android.

Архив программы «Военное ревю».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 03.11.2015 14:11:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о