Николай Стариков: Как делаются революции в 21 веке

Эфир программы «Занимательная геополитика» радио «Комсомольская правда» [аудио]. Выпуск от 2014-03-05 16:05:00. Ведущий: Галина Сапожникова. Гость: Николай Стариков.

В эфире радиостанции "Комсомольская правда" появился новый проект – «Занимательная геополитика». В нашей студии ведущий программы Александр Яковлев, обозреватель «Комсомольской правды» Галина Сапожникова и политический и общественный деятель, писатель Николай Стариков обсуждают анатомия революций. С чего начинается революция, которую мы увидели на Украине? С чего начинается тот чудовищный переворот, который мы видим последние дни и недели?

Сапожникова:

— Разрешите мне для начала объяснить, почему мы решили заняться анатомией. Дело в том, что меня последние несколько месяцев не покидает ощущение, что я живу второй раз, я все это уже видела примерно четверть века назад, когда разваливалась наша страна. И когда этот развал лично я пережила на территории Прибалтики, в Эстонии. Боже мой, насколько мы были юны, прекрасны и прекраснодушны, насколько мы во все поверили, в то, что увидели. Вот эти прекрасные ленточки, эти балтийские цепочки, слезы на глазах, люди держатся друг за друга, девушки несут цветы солдатам. Либо бабушки несут пирожки, выкладывают их на танки. Как это все чисто, красиво, как это все невероятно, как это все честно.

Разочарование и понимание того, что нас сделали и обманули, конечно же, пришло. Пришло оно позже, приходило оно постепенно. Пару лет назад я даже летала в Америку и брала интервью у Джина Шарпа. Это автор известной теории цветных революций, по сценарию которого был разрушен и СССР и прошли все последующие революции, которые мы наблюдали – в Киргизии, Грузии, на Украине образца 2004 года, в Сербии. Сейчас мы вступили уже в другой этап. Потому что то, что мы видели в Киеве, назвать цветной революцией никак нельзя, это революция вполне себе кровавая, так же как и по похожему сценарию проходит нечто в Стамбуле, в Каире.

Еще такой момент, который меня зацепил. Я не так давно вернулась из Венесуэлы. Там почти то же самое. Там даже рогатки, из которых стреляют демонстранты в полицию, они абсолютно одинаковые, те же самые, что мы наблюдали на майдане. Поэтому есть такое ощущение, что мы снова прикасаемся к истории, снова держим эту историю на ладонях, и мы эту революцию можем пощупать пальцами.

Давайте начнем вот с чего. Что нужно для того, чтобы революцию завершить? Вероятно, сначала нужно сделать выбор, в какой стране это делать и почему?

Стариков:

— Давайте не будем пугать наших радиослушателей. Потому что такая мрачная картинка получается – прямо у нас тут анатомический театр. Все на самом деле будет не так страшно, не так ужасно. Хорошее выражение в деле выбора страны когда-то сказал Бисмарк, если я не ошибаюсь: если вы хотите сделать где-то революцию, выберите страну, которую вам не жалко. Так что по этому принципу страна и выбирается. А вернее говоря, нужно выбрать то место на карте мира, в котором вам нужно дестабилизировать обстановку. Это может быть ваш непосредственный геополитический конкурент, как, например, Российская империя в 1917 году для Великобритании, для Германии. Это может быть предполье России современной, как сегодняшняя Украина, где сегодня американцы, их пятая колонна, которая называется почему-то оппозицией, на американские деньги активно уничтожает собственную экономику и создает хаос и революцию внутри Украины. Это может быть какая-то страна, как Венесуэла. Понятно, что Венесуэла не является конкурентом Соединенных Штатов Америки, но США имеют серьезный интерес. Нужно контролировать нефть, нужно контролировать американский континент и не допускать появления там каких-то центров силы. Поэтому мы видим вот такие странные похожести.

На самом деле все одно и то же. Вы совершенно справедливо вспомнили 91-й год, развал Советского Союза. Во многом похоже. Справедливо говорите, что девушки прекраснодушные, юноши повзрослели (прошло уже больше 20 лет), и теперь дети тех, кто тогда в цепочки объединялся, цветочки дарил и требовал, чтобы советская армия ушла из Прибалтики, теперь их дети чистят унитазы в Ирландии. Вот демократия победила. Победил здравый смысл.

Что такое сегодня прибалтийские государства? Там пришел достаток? Вот ради чего все делалось? Ради того, чтобы оттуда ушли русские, а вместе с ними ушла промышленность, которую Российская империя там и построила? Конечно, нет. Людей обманули, им сказали: вы будете жить хорошо, а виновата во всем Россия. Точно так же сегодня обманывают и украинцев.

Сапожникова:

— Итак, сначала мы выбираем страну, которая нам неудобна, и которую, как вы сказали, нам не жалко. Что мы делаем потом? Мы сначала создаем хаос и потом запускаем механизм пропаганды, либо наоборот?

Стариков:

— Сначала нужно, конечно, после выбора страны определить те болевые точки, по которым вы будете бить. Вот смотрите. Вы очень точно говорите, что сегодня в Венесуэле происходит то же самое. Я скажу больше, если бы сегодня не было событий на Украине, мы бы внимательно следили за тем, что происходит в Венесуэле. У нас просто не хватает ни эфирного времени на телеканалах, ни газетных полос в средствах массовой информации, ни просто внимания у наших зрителей. Потому что понятно, что мы все следим за тем, что происходит на Украине, и до Венесуэлы нам, к сожалению, сегодня просто эмоционально нет дела, потому что это далеко. То же самое, те же рогатки. Уверяю вас, если бы в Венесуэле говорили по-украински, там бы кричали «банду геть». Все то же самое. И, к сожалению, есть погибшие. Но их не так много, как на Украине.

Сапожникова:

— 17.

Стариков:

— Да, пока 17. Но там пока снайперы не стреляли. На Украине кровь пролилась в один день, когда появились провокаторы-снайперы на крышах, о чем я писал еще в книге «Национализация рубля» пять лет назад. И вот тогда постреляли эти провокаторы людей, для того чтобы вызвать ненависть к власти и выдать жертвы за стрельбу правительственных снайперов. Вот этого в Венесуэле мы сегодня не видим. Поэтому надо определить те проблемы, по которым мы будем бить. Вот это следующий этап, который необходим, для того чтобы дестабилизировать обстановку в какой-либо стране.

Сапожникова:

— Николай, мы говорили о том, что революции удобно делать в стране, которая раздражает, не подходит и которую не жалко. Ну, допустим, раздражает (не меня, а кого-нибудь) абсолютно благополучная Дания, или, допустим, Бельгия, или Голландия. Что нужно сделать, для того чтобы и там начать революцию? Вероятно, надо некий дисбаланс сначала сделать?

Стариков:

— Все-таки революция это такой сложный процесс, он не всегда получается очень быстро. Но вы справедливо указали, среди стран, в которых революция произошла, Бельгия. Давайте вспомним, что с этой страной случилось. Правда, случилось не на памяти нашего поколения, а в XIX веке, но тем не менее. Была некая Голландия, Нидерланды, королевство, которое дружно после наполеоновских войн шло к счастью. И вдруг часть этого королевства сказала, что оно не хочет жить под властью нидерландского монарха. Там появились некие повстанцы, которые стали решительно требовать отделения части Голландии от Голландии, чего никогда не было. Удивительное дело, король собирался подавить этот бунт, и в этом смысле мы увидим параллели, например, с действиями Каддафи. Но международное сообщество того времени, в первую очередь Великобритания, сказала, что нельзя применять силу против этих мирных демонстрантов и повстанцев, которые всего лишь хотят отделить часть королевства.

И король вынужден был поддаться на это давление. Итогом стала мирная конференция, отделение Бельгии от Нидерландов и создание независимого государства. Теперь зададим вопрос: зачем же эта Бельгия была создана? Ответ очень простой. Дело в том, что наши британские партнеры прекрасно знают, что высадка на их островах возможна только с определенного побережья, где это наиболее удобно делать. Так вот, удивительным образом территория Бельгии вобрала в себя то самое побережье, которое ближе всего находится к Великобритании и откуда ближе всего и удобнее всего переплывать на остров. И сделано это было как раз после окончания наполеоновских войн, когда угроза того, что противник Великобритании высадится на островах и уничтожит Великобританию, была очень большая.

Мы видим, что иногда революции для отделения отдельных территорий производятся, в том числе исходя из длительных геополитических интересов. Смотрим дальше. Великобритания постоянно была гарантом независимости Бельгии. То есть и в Первой мировой войне англичане вступили в войну только после этого, и во Второй мировой войне практически то же самое. Поэтому экономика экономикой, но нужно понимать, что политические интересы всегда выше, чем экономика. Но для революции, конечно же, нужны сложности. В этом смысле вы абсолютно правы.

…Прежде чем какую-то страну уничтожать, вам нужно будет найти мерзавцев, которые за деньги будут готовы продавать интересы своей страны внешней державе. Мы можем по-разному относиться к революционерам того времени, но во время страшной Первой мировой войны часть революционеров выступала за поражение своей страны в этой войне. Вот сейчас читаем, что говорят наши белоленточники в отношении, слава богу, не войны, а всего лишь определенной напряженности на Украине. Та же Новодворская говорит: нужно желать поражения своей стране. Смотрите, прошло 100 лет, а желание уничтожить свою страну за чужие деньги никуда не делось.

Яковлев:

— Не могу не спросить о нормах международного права. Потому что в какой-то момент они существует. С другой стороны, мы видим если не двойные, то уже тройные стандарты со стороны западных партнеров, когда в какой-то момент западные международные нормы существуют, а когда-то нет. Если нужно организовать революцию, нормы права становятся инструментом?

Стариков:

— Нормы права соблюдаются до тех пор, пока другая сторона способна заставить сильных мира сего эти нормы соблюдать. Об этом хорошо написал дедушка Крылов: уж виноват ты в том, что хочется мне кушать. Помните, как волк соблюдал нормы международного права в отношении козленка? У козленка не было никаких возможностей доказать свою правоту. То же самое мы видим сегодня на Украине. Когда на Украине, нравится нам Янукович, не нравится (мне лично не нравится), но это легитимно выбранный президент. Если мы откроем Конституцию Украины (а я это делал, и статью об этом написал), мы увидим четко очерченную процедуру, как можно президента, если он жив и не написал заявление, отстранить от власти. Эта процедура называется импичмент. Когда-то в отношении Бориса Николаевича пыталась в России эту процедуру сделать. Не получилось. На Украине четко описано, как это делается. Эта процедура долгая, там специальная комиссия создается, определенное большинство голосов должно быть. Ничего этого даже не было начато. А в итоге этой длинной процедуры, она должна быть утверждена Верховным и Конституционным судом. Мы, кстати, видим, что по удивительному совпадению эти нынешние псевдовласти разогнали Конституционный суд. Почему? А он должен утверждать. Значит, Янукович – легитимный президент. Тут с точки зрения международного права другого варианта быть не может.

Смотрите, Запад начинает уже пытаться давать деньги этим путчистам и т.д. Почему? Потому что они действовали в его интересах. Вот какие интересы преследует Запад, я думаю, что это отдельный интересный вопрос.

Сапожникова:

— Но ведь не Запад довел экономику Украины до такого состояния. То есть в Украину они вцепились, потому что Украина находится… я это называю подбрюшьем, вы каким-то подпольем, по-моему это назвали.

Стариков:

— Предпольем.

Сапожникова:

— Потому что граничит с Россией или потому что ситуации идеально способствовало, когда низы не хотят, низы не могут – по классической формуле?

Стариков:

— Я бы не согласился с тезисом, что Запад не приложил руку к печальному положению экономики на Украине. Безусловно, приложил. Просто давайте зададим себе вопрос. Вот процветающая Украина Западу нужна?

Сапожникова:

— А зачем конкурент Польше, допустим?

Стариков:

— Это серьезный аргумент, но не самый главный из тех, которыми руководствуются наши британские и американские партнеры. Украина это часть русского мира, там этнических русских, этнических украинцев, которых очень сложно от русских как-то отличить, очень много проживает. Фактически это часть исторической России. Поэтому если там будет нестабильность, если там будут фашистские организации, если там будет хаос, этот хаос и нестабильность легко перекинуть на территорию России. А мы видим, что попытки дестабилизировать ситуацию в России не успокаиваются, потому что большая держава, которая сегодня восстанавливает свою мощь. Это как раз мы видим по ситуации на Украине, когда Росси я делает так, как она считает нужным для ее геополитических интересов, для ее национальных интересов. Это никому не нравится. Поэтому Россию бы тоже хорошо поделить на 82 маленьких симпатичных демократических государства. Но для этого нужен запал.

Вспомните, как во время Первой мировой войны сначала подожгли Россию, а оттуда головешки пожара перекинули в Германию, и загорелась Германия, и рухнула точно так же. Поэтому Украина никогда, пока американцы там играют, не будет процветающим независимым в полном смысле этого слова государством. Она нужна как полигон, как место для хаоса.

Сапожникова:

— Я зацепилась за одну фразу, что глобальным странам невыгодно иметь маленькие нации и маленькие этнообразования. Но ведь мы же имели дело абсолютно с другим опытом. Как раз в Прибалтике с помощью Запада и Америки были максимально взращены именно этно-маленькие нации. Именно национализм стал движущей силой тогдашней революции. В принципе в половине Украины мы видим то же самое.

Стариков:

— Ситуация следующая. У государств есть интересы… Знаете, есть хорошее выражение наших британских партнеров: у Британии есть постоянные интересы и нет постоянных союзников. Это значит, что сегодня мы поддерживаем одну силу, если меняется конъюнктура, меняются интересы страны, мы поддерживаем другую. Поэтому мы видим, что Запад оказывал поддержку, например, чеченским сепаратистам. Но мы с вами прекрасно понимаем, что те европейские ценности, американские, всевозможные гей-парады, извращения сексуальные и т.д., они в Чечне не могут прижиться априори. Поэтому на этапе разрушения Советского Союза и России они будут поддерживать чеченцев, а когда придет этап уничтожения, геноцида народов, тогда они перестанут их поддерживать. Потому что чеченский народ с его традиционным обществом никак не может принять все эти их ценности. Их объявят какими-нибудь террористами, еще кем угодно. Мы видели ситуацию во время бостонского теракта, когда чеченцев, проживающих в Америке, по надуманным обвинениям начали подтягивать к следствию, одного парня застрелили во время допроса. Просто заметали какие-то следы. Поэтому здесь нет никакой политики, которая раз и навсегда.

Мне хотелось бы прокомментировать заявление Рады. Там внесен законопроект о вступлении в НАТО. Первое, что хочется сказать. Сегодняшняя украинская власть, которая находится в Киеве, она нелегитимна, она нарушила Конституцию.

Второе. В Конституции Украины прописан ее нейтральный статус. Этот статус был описан в момент создания независимого украинского государства. Именно поэтому Украина сдала, если можно так сказать, свое ядерное оружие. То есть Украина не должна вступать ни в какие блоки. То есть сегодняшний законопроект это еще одно нарушение Конституции Украины. Я так понимаю, что оппозиционеры, которые пришли к власти, просто вытирают ноги об украинскую Конституцию. Это третье.

Четвертое. Можно вносить любые законопроекты, но скоро мы будем смотреть уже заседания Рады как сборища клоунов. Потому что никто в НАТО Украину не примет в сегодняшней ситуации. Вы представьте, приходит некая дама и говорит: милый, женись на мне, у меня пять кредитов, 6 детей и две судебных тяжбы по разделу квартиры.

Сапожникова:

— А я живу по соседству с каким-нибудь очень важным олигархом или важной персоной, всего через стенку. И ты через эту стеночку сможешь этого соседа подслушивать. Например, это не может быть козырем?

Стариков:

— Может быть. Внесение таких законопроектов, во-первых, показывает, на чьей стороне симпатии этих вот оппозиционеров. Но мы понимали, что и раньше их симпатии были всегда на стороне Запада. И они показывают, что они хотели на Украине сделать. То есть разрушить ее государственность, а в итоге постараться поставить военные базы поближе к границам России. И если мы не будем на это никак реагировать, они постараются эти базы там поставить, не принимая Украину в НАТО. Ведь для того чтобы размещать базы, не нужно никого никуда принимать. Вон в Грузии есть военные базы США, в Катаре, в Саудовской Аравии, но они же не члены каких-либо военных блоков.

Почему мы должны на это реагировать обязательно. Потому что речь идет только об одном. О чем бы мы ни говорили, мы должны помнить: речь идет о подлетном времени ракет. Чем ближе они ставят ракеты к нашим границам, тем меньше времени, чтобы хоть какие-то меры для защиты от этих ракет принять. И если ракета будет в 400 километрах от Москвы, думаю, что никто до бункера добежать не успеет. Вот о чем идет речь. То есть сегодня, показывая зубы (давайте так скажем) Западу в ситуации с Украиной, мы защищаем жизнь каждого российского гражданина. Мы показываем, что мы это терпеть не будем. При этом, смотрите, мы для Украины никаких притеснений не делаем, никто не арестован, никого не побили, никаких репрессий, ничего. Мы просто помогли в определенной степени создаться легитимному центру власти, после того как он создался сам. И теперь на Украине есть легитимный центр власти – это Крым. Там и президент Янукович своей легитимностью осветил это. И есть нелегитимный центр власти. Вот сегодняшняя ситуация на Украине.

Сапожникова:

— Я бы не была столь благодушна, утверждая, что у Украины нет никаких шансов. Я напоминаю, я прошла опыт жития в Эстонии. На моих глазах Эстонию замечательно заманили в это НАТО пряниками и делали все для того, чтобы это вступление состоялось. Я даже помню, как суп наливали в день вступления в НАТО и пытались из этого сделать маленький национальный праздник.

Стариков:

— А теперь суп безработным раздают, наверное, которые остались в Эстонии. Если мы говорим о геополитике, такой важный момент. Геополитика это борьба держав моря и державы суша. Мы являемся центровой, если так можно сказать, геополитической силой, мы держава евразийская, держава сухопутная. Это значит, что морские наши партнеры (британцы, американцы) должны не давать нам возможности выходить на побережье, отрезать эти побережья от нас. Именно поэтому Прибалтика и была включена немедленно в состав НАТО. Потому что это порты Балтийского моря. Именно поэтому сегодня нас пытаются выдавить из Черного моря. И здесь задайте вопрос: где стоит база нашего Черноморского флота? В Крыму. Вопрос: Украина без Крыма нужна Западу? Нет, она нужна именно с Крымом. Поэтому, как только мы помогли русскоязычному населению Крыма, да вообще всем, кто там живет, мы переиграли сценарий. Потому что остальная Украина для них нужна в виде хаоса. Получится, что Крым, откуда они хотят нас выдавить, это зона стабильности, зона порядка, где выплачивают зарплату, а на всей остальной территории Украины, не дай бог, там фашисты маршируют. Не достигнут своих целей, вот в чем дело.

Сапожникова:

— Николай, это мы с вами такие начитанные, сознательные, патриоты нашей страны. А представьте с точки зрения какой-нибудь тетушки-обывателя. Вот ей обещают сладкий пряник: будет у тебя все хорошо, гусей, коровок подгоним, пенсию повысим. Что нужно сделать, для того чтобы эта тетушка на этот пряник не купилась? И нужно ли что-то делать?

Стариков:

— Знаете, парадоксальность ситуации на Украине заключается в том, что Украина уже 20 лет последовательно от кого-то освобождается и всё побеждает. Свобода там раз за разом побеждает. Освободились от кровавого коммунистического режима. Получили в наследство промышленность. За 20 лет эту промышленность либо отдали олигархам, которых теперь назначили… Это совпадение, конечно, они никакого отношения к финансированию этой революции не имеют.

Дальше произошла «оранжевая» революция 2004 года. Свобода опять победила, да так победила, что все ждали хорошей жизни. Но почему-то через четыре года Ющенко провалился на выборах, потому что ничего хорошего украинцам эта победа не принесла. Выбрали Януковича как некую альтернативу. Альтернатива не получилась. Произошла революция, свергли вооруженным путем, захватили власть. А почему, на основании чего жизнь-то должна стать хорошей?

Смотрите, произошла эта катавасия в Киеве. Украине нужно было 15 млрд. долларов, чтобы более-менее привести экономику в порядок. Сейчас уже 35. Денег на пенсии, на выплаты нет. И уже Яценюк говорит о приватизации. Вопрос: зачем нужна была вся эта катавасия? Чтобы на 9 месяцев раньше провести выборы, чтобы взять в долг больше на 20 миллиардов долларов и отдать этим олигархам и западным компаниям всю экономику Украины. Вот смысл всей революции. Посмотрите на факты.

Поэтому когда вы говорите, что бабушке будут обещать хорошую жизнь – обещать-то будут, но сделать не смогут. И поэтому любая самая дремучая украинская бабушка, видя, что ничего хорошего не происходит, перестанет верить этим болтунам. Они уже украинскому народу 20 лет мозги пудрят, но ничего хорошего для него сделать не могут.

Яковлев:

— Как происходят революции? Как всегда, есть заказчик, я так понимаю.

Стариков:

— Конечно.

Яковлев:

— Помимо народного гнева всегда можно найти заказчика. Мне думается, что в последних событиях на Украине заказчик очевиден.

Стариков:

— Он же выгодоприобретатель.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 05.03.2014 13:03:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о