Почему российские либералы против участия России в сирийской операции

Полковники Баранец и Тимошенко обсуждают этот вопрос в программе «Военное ревю» на РАДИО «Комсомольская правда» [аудио]. Выпуск от 2015-10-27 17:05:00. Ведущие: Виктор Баранец, Михаил Тимошенко.

Баранец:

— Тема у нас сегодня серьезная. Вы по-прежнему настаиваете на том, чтобы мы все-таки не отвязывались от сирийской проблемы, от участия российских воинов в сирийских событиях. Буквально полтора часа назад я встречался с главнокомандующим Воздушно-космическими силами России генерал-полковников Виктором Бондаревым, который просил через нашу газету, через наше «Военное ревю» передать свою благодарность всему личному составу воздушно-космических сил, которые задействованы сегодня в Сирии и особенно женам, детям. Он, расставаясь со мной, сказал – я горжусь, что в моем подчинении не только такие офицеры, а еще что у этих офицеров такие жены — ни одной жалобы, ни одной просьбы, ни одного обращения, чтобы муж вернулся быстрее.

А тема сегодняшняя выглядит вот так – а чего это российские либералы вдруг выступают против нашего участия в сирийских событиях? Этот же вопрос я задаю и вам, дорогие наши радиослушатели – чего же это такое происходит, что российские либералы уже начали устраивать тут некоторые антивоенные митинги?

Тимошенко:

— А не надо было генерала Владимирова в эфир приглашать. Напугались либералы и все тут. Он же сказал – потери, стратегическая операция – а они сразу же считают: о, война сейчас начнется, нас могут в строй поставить и т.д.

Здравствуйте, Руслан.

Руслан:

— Здравия желаю, товарищи полковники. У меня два вопроса. Боливар двоих выдержит?

Баранец:

— Да. Троих выдержит.

Руслан:

— Очень радостно слышать каждый раз победные реляции господина Конашенкова – столько-то командных пунктов уничтожено, столько-то штабов… Конечно, очень радостно. Ну, не за Конашенкова, конечно, а за нашу авиацию, за то, что точно бомбят и эффективно. Но не разу от господина Конашенкова не было слышно, сколько же этих отморозков и головорезов уничтожено? Поддается подсчету?

Баранец:

— А как вы себе это представляете? После каждого нашего ракетно-бомбового удара нам надо туда направлять пеших воинов…

Тимошенко:

— Комиссию.

Баранец:

— Чтобы они складывали трупы, собирали руки, головы, ноги и докладывали бы Конашенкову? Руслан, вы нам задаете уже много раз невероятно интересные вопросы. А вот сейчас я усмотрел такую вещичку, которая меня в общем-то не радует. Почему победные реляции? У человека есть свои обязанности, у Конашенкова, он докладывает то, что ему разрешается докладывать, что докладывает Генштаб, Министерство обороны. На месте Конашенкова мог бы быть Тимошенко или Баранец, вы бы тоже это назвали победными реляциями или добросовестным выполнением своих служебных обязанностей?

Тимошенко:

— Я скажу, что у Руслана вообще говоря оценка оптимистичная. Вот я услышал – а что ваш Конашенков так нудно, одно и то же, там указочкой куда-то тычет, ничего интересного не рассказывает? Война по телевизору скучна, ну что тут сделаешь? А второй вопрос, Руслан?

Руслан:

— Я никоим образом не хочу бросить камень в огород Конашенкова, я просто образно выразился.

Тимошенко:

— Да помилуйте, все понятно. Второй вопрос, пожалуйста.

Руслан:

— В свое время, когда был скандал с Евгенией Васильевой, есть такой активный радиослушатель на «КП», Михаил, он также часто выходит на связь с вами?

Баранец:

— Да, да, я даже догадываюсь, кто это.

Руслан:

— Где-то полгода назад, во время как раз этого скандала, на «КП» был вопрос – что будет с Евгенией Васильевой? Михаил вышел на связь и сказал – бьюсь об заклад, даю голову на отсечение, что с ней ничего не будет. Потому что она подруга Светланы, нашего премьера жены. Скажите, пожалуйста, вот неужели люди премьера вмешались в ход судебного следствия?

Баранец:

— Уважаемый Руслан, когда на наших глазах российскую Фемиду ставят на четыре точки на Красной площади и радостно насилуют, и в том случае человеку инкриминируется три миллиарда рублей ущерба, а он получает условно пять лет, вот 2,5 она отсидела и сейчас она спокойненько, возможно, где-то на Мальдивах поправляет свою талию. Мы, по-моему, уже тысячу раз отвечали на этот вопрос…

Тимошенко:

— Да. А по телевизору нам докладывают, что за последний год количество россиян, которые верят в победу над коррупцией, увеличилось втрое.

Юрий:

— Здравия желаю, товарищи офицеры. Я тоже о Сирии, но сначала к слову скажу – вы, наверное, слышали, что в Литве запретили гастроли хора Александрова?

Баранец:

— Я вчера связывался с александровцами, которые сказали, что были попытки, но пока все идет по плану, Юрий. Я сам жутко возмущался, тем более, такая же молва прошла и по Польше, но, говорят, что вчера продюсер был, билеты продаются, Польша ждет александровцев.

Юрий:

— Я слышал, что они объявили это как ввод войск наших.

Баранец:

— Да, да, да.

Юрий:

— Я считаю, что в Сирию нам нужно все-таки ввести сухопутную ударную группировку. Есть вероятность, что самолет наш все-таки могут там сбить, у них есть ПЗРК. Значит, наш пилот может попасть к игиловцам, живьем. Разговаривать с ними о выкупе и об обмене бесполезно и здесь наши ребята и должны заявиться – гремя огнем, сверкая блеском стали. На сирийскую армию в этом смысле надежды мало.

Тимошенко:

— А то, что ребята могут не успеть, это вам как?

Юрий:

— Могут не успеть, но если их совсем не будет, это как?

Тимошенко:

— А если совсем не будет АСП, вот это как? Вы знаете, что такое АСП? Нужна АСП, в первую очередь. Даже когда это происходит над нашей территорией. Например, над той же Чечней. Никакие сухопутные войска спасти не могли, спасала аварийно-спасательная служба.

Баранец:

— Мы предложили американцам создать совместно аварийно-спасательный «колхоз». Мы говорили, что летаете вы, да. Но, к великой радости, мы все-таки американцев фактически выдавили из сирийского неба и разрешили им работать только над иракским небом. И, естественно, аварийно-спасательная служба нужна, потому что все может быть в этой жизни. Но представьте себе, что терпящий бедствие американский самолет вдруг перелетит сам территорию Сирии и катапультируется? Кто будет его спасать? Раз уж мы не договорились спасать друг друга – до свидания, пусть его игиловцы и берут, везут в Пальмиру, привязывают к этой тысячелетней колонне и взрывают. Может быть, такая логика отрезвит американцев?

Игорь:

— Здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, о поражении наших войск в 1920 году под Варшавой, поскольку мне слушать это дело от Млечина или от блеющего Сванидзе просто невозможно, а Википедия это не очень сильно развивает. Какие последствия были?

Тимошенко:

— Ну, последствия понятны – у нас 80 тысяч в плену оказалось, которых поляки доблестно уморили, а теперь не признают этого и вообще требуют нас все время бить поклоны, стоять на коленях за то, что мы тут вот расстреляли польских жандармов, офицеров и прочее, прочее.

Баранец:

— А этим летом цинично предложили устроить день памяти не только погибших в годы Великой Отечественной войны. Мы задали резонный вопрос – а как с теми 80 тысячами, которые полегли там? Тут поляки заткнулись и ушли в тень.

Тимошенко:

— А вина за поражение под Варшавой на Тухачевском и отчасти на товарище Сталине, в то время руководившим партийно-политическим обеспечением и тылами. Растянули коммуникации, увлеклись, ну и, как положено, напоролись.

Владимир:

— Добрый вечер. Я звоню из Липецка. Тут находится наш центр знаменитый и вот хотел бы некоторым скептикам сказать сразу. Все боятся столкновения наших самолетов с американскими, если не дай бог, да.

Баранец:

— Ну, мы их развели сейчас, мы договорились…

Владимир:

— Ну, если столкнутся, то они не пойдут на это, пример тому, когда, я забыл точно год, когда наш генерал Харчевский и Киканабасов, был такой летчик от бога, царство ему небесное, они показали американцам, на что способен Су-27. Те были в шоке. Мои друзья присутствовали там лично и вот они видели, что они были парализованы, когда увидели возможности этого самолета. А второе – мне бы хотелось в личных целях вам вопрос задать. Статус технического состава, который принимает участие сейчас в сирийской операции, раньше это называлось интернациональный долг, определен уже?

Баранец:

— Да, это было сделано до начала.

Владимир:

— Я вам уже раньше дозванивался. Ту же самую работу мы выполняли в народной республике Ангола…

Баранец:

— Мы знаем эти уроки. И есть еще целый ряд стран, когда государство еще не рассчиталось с теми людьми, о которых вы нам говорите. Вы это имеете в виду?

Владимир:

— Да, да. А вот вы, как представитель президента, вы бы могли когда-нибудь Владимиру Владимировичу задать вопрос, что нас ведь уже мало остается, честно говоря.

Баранец:

— Я, как представитель президента, могу зайти в кабинет к главному редактору и позвонить по телефону, и получить ответ. У меня есть возможность такого разговора. И я уже задавал такой вопрос. И мне сказали – успокойтесь, все уже продумано. Прежде, чем отдавать приказ туда на перегруппировку и на передислокацию нашего авиационного крыла, все было продумано. Но вы знаете, по какой части.

Владимир:

— Понятно. Спасибо.

Сергей:

— Здравствуйте. Вот мое мнение, что это та же ловушка, как и Афганистан. Владимир Путин побеседовал с Обамой и после этой беседы сразу ввел войска.

Баранец:

— Это у вас так на завалинке, где-нибудь у дома, у подъезда говорят? Посоветовался. Получил разрешение у Обамы – может быть, лучше так скажем, нет?

Сергей:

— Нет, ну…

Тимошенко:

— Он же их не на Аляску ввел, чего вы в самом деле-то?

Сергей:

— А не получится ли так, что вот наши войска там и вот будет наплыв инородцев опять в Россию, как Европу они заполонили?

Баранец:

— С какой стати наплыв инородцев в Россию?

Сергей:

— Ну, они же в Европу бегут?

Баранец:

— Да.

Тимошенко:

— А у нас подполковник Карацупа с контрольно-следовым псом Ингус…

Баранец:

— Слушайте, уважаемый радиослушатель, вероятность такого не исключается, но мы к этому готовы. У нас сколько гастарбайтеров украинских здесь? Говорят, три миллиона, да?

Тимошенко:

— Говорят, пять.

Сергей:

— Понимаете, ассимиляция не происходит и происходить не будет, но дело в том, что у нас итак инородцев много, очень много, вы сами понимаете. Воюют в основном-то чисто славянские люди, готовые на самопожертвование, редко там инородцы. А вы не боитесь, что у вас армии не будет потом?

Баранец:

— У кого это у вас? А у вас она будет? А вы, что, американец, что ли? Как это у вас? А вообще у вас родина Россия или нет?

Тимошенко:

— Товарищ полковник, вы бы пока отложили свой комиссарский револьвер, а то все патроны расстреляете.

Баранец:

— Я очень аккуратно. А вы помните «в этой стране», вы помните, как мы выли все, когда у человека вырвалось – «в этой стране»? Конечно, это бестактно, но говорить, что у вас армии не будет… Мы не боимся. Армия у нас будет всегда. Она вечна, как и сама Россия.

Андрей:

— Здравия желаю. Скажите, а будет ли с первого января повышение военных пенсий или нет?

Тимошенко:

— Так оно уже состоялось с 1 октября, вы чего хотите, чтобы каждую неделю повышали? Я сам за это, но пока так не хотят. Пенсия в принципе нормальная, только дают ее редко – вот раз бы в неделю – то совсем замечательно было бы!

Баранец:

— И в два раза больше, да, Миш?

Тимошенко:

— Нет, нет, пусть будет того же размера, но раз в неделю – каждый понедельник.

Алексей:

— Добрый вечер. Силуанов выступал в Совете Федераций и заявил, что резервного фонда только едва хватит на 2016 год. Друзья мои, он смотрел 8 лет в рот этим ясиным и т.д, процентную ставку не снижал и т.д., докатились теперь, доигрались до ручки? Вы посмотрите, что творится? Фактически если резервного фонда не хватит, как будем жить? Что мы будем делать с экономикой?

Баранец:

— Да вот так и будем жить.

Тимошенко:

— Это что, с митинга, что ли?

Валентин:

— Добрый вечер, товарищи полковники! Я человек сугубо гражданский и хотел бы услышать ваше мнение по такому вопросу. В последнее время я слышу, что наш главнокомандующий военно-морским флотом одержим идеей строительства авианосцев для нашего военно-морского флота.

Тимошенко:

— Он не одержим этой идеей.

Валентин:

— Но он хочет, чтобы у нас были авианосцы. Вопрос такого порядка – какое ваше мнение? У нас в военно-морском флоте Советского Союза не было авианосцев.

Тимошенко:

— У нас были авианесущие крейсера.

Валентин:

— Да, это с легкой руки Горшкова…

Тимошенко:

— Мы строили настоящий полноразмерный авианосец «Ульяновск».

Валентин:

— Ну, хорошо, первый – «Адмирал Кузнецов» появился у нас, по-моему, второй был «Горшков», мы его в Индию продали. Третий – крейсер «Варяг» — продали на металлолом в Корею. Вот я бы и хотел услышать ваше мнение – мы, конечно, морская держава, но мы же не океанская держава и потом, у нас нет стапелей для строительства авианосцев…

Тимошенко:

— Начнем с конца. Вы совершенно правы, стапелей у нас нет. Во-вторых, у нас под эти авианосцы еще много чего нет. Но если институт поупражняется на бумаге и компьютере, пусть поупражняется. Потому что под эти авианосцы нужны суда ордера. Нужен крейсер управляемого ракетного оружия, нужны эсминцы управляемого ракетного оружия, нужны многоцелевые подводные лодки, которые тоже будут ходить его охранять снизу. Нужны самолеты-заправщики палубного базирования. Нужны самолеты ДРЛО палубного базирования, помимо истребителей. Нужно много чего одновременно. Конечно, это поднимает нашу промышленность в какой-то мере. Но они нам в принципе не нужны, нам бы другое сделать для флота. Хотя бы эсминцы.

Валерий:

— Добрый вечер. Я из Ставрополя. Такой вопрос. Несколько раз прошло такое сообщение, что в рядах ИГИЛ воюют много выходцев с Северного Кавказа, России, Средней Азии. Вопрос такой — почему бы этих людей не лишать гражданства России?

Баранец:

— Для этого надо, прежде всего, установить, где они и откуда они. И этот вопрос уже решается. Ну, например, в кавказских селах сейчас усиленно контролируют население. Где ваш брат, где ваш муж, где ваш племянник, зять? Потому что рано или поздно в гробу или так, но они же возвратятся на родную землю. И сейчас вот это сито просеивается. Еще два месяца назад нам говорили, что 2,5 тысячи граждан бывшего Советского Союза. Вчера уже на официальном уровне мелькает цифра около 5. Это серьезная очень сила. И, если она возвратится назад, то, конечно, мы должны ждать очень серьезную угрозу.

Николай:

— Добрый вечер. Сначала я отвечу на ваш вопрос. Вы спросили про бомбардировку в Сирии и чем она нам выгодна или нет.

Баранец:

— Нет, мы так вопрос не ставили. Это вы уже его выдумали.

Николай:

— Ну, хорошо. Это дорого и бессмысленно, как потом окажется. А в дальнейшем это нам всем аукнется.

Баранец:

— Извините, это «Военное ревю» и здесь не привыкли к такой колхозной логике. Допустим, вот если вы говорите – это дорого, невыгодно и бесполезно, то, вы знаете, даже в четвертом классе учат выстраивать систему аргументов. Почему это бесполезно? Давайте аргументы.

Николай:

— Потому что эта террористическая организация непобедима, она покупается и окупается, и снабжается.

Тимошенко:

— Как это она непобедима? При Саддаме Хусейне не было никакого ИГИЛа.

Николай:

— Это нам доказали в Афганистане, правильно?

Баранец:

— Извините, это другая песня, дорогой мой человек. Афганистан – это другая песня. Туда кто ни приходил, каждому морду набивали. Со времен Александра Македонского.

Тимошенко:

— Там некому было передать власть, в Афганистане.

Николай:

— Я чувствую, что вы не хотите слушать меня.

Баранец:

— Да мы хотим слышать серьезные аргументы, а не догадки.

Николай:

— Да вы сами аргументов тоже не привели. Ну ладно…

Баранец:

— Уже польза есть. Уже мы их наколотили там столько, что они сам уже разбегаются, как тараканы.

Тимошенко:

— Значит, вот вам аргумент – ИГИЛ родился где? В Ираке. Согласны?

Николай:

— Да.

Тимошенко:

— Появился после чего? После того, как было разрушено государство Ирак и был свергнут Саддам Хусейн. Офицеры, сунниты, в основном, армейские, которые на сегодняшний день были все уволены, благодаря близорукости генерал-губернатора американского, из армии, оказались не у дел. Они ушли куда? Руководить боевыми действиями ИГИЛ. Верно?

Николай:

— Да.

Тимошенко:

— А почему не было ИГИЛа вообще до того момента, как Саддам Хусейн был у власти? Потому что голова долой. ?? – большое удовольствие для народа. И вообще, если вы посмотрите на Ближний Восток, так было все стабильно и тихо до тех пор, пока там были короли, шахи, диктаторы и прочие не демократичные лидеры. Так что же там непобедимого-то? Отрубил башку, бросил у дороги, прикопал, чтобы не воняло, дальше пошли. Вот и все террористы. Человек такая скотина, что хочет жить.

Владимир:

— Здравствуйте. Я хочу пожелать нашим летчикам, чтобы у них число взлетов равнялось числу посадок – это раз. И к вам хочу обратиться, Виктор Николаевич. Вот у нас там мужик добрый объявился, олигарх, построил больницу в Свердловской области, закупил оборудование, все, врачи у него, больница готова обслуживать население, а ему не дают там квоту, не дают зеленый свет. В чем дело? Надо бы разобраться на высшем уровне.

Тимошенко:

— Да понятно, почему не дают. Потому что самим не удалось украсть.

Баранец:

— Дорогой мой, передайте вот этому мужику – я его Человеком с большой буквы хочу назвать – чтобы он прислал мне письмо о своих болячках в «Комсомольскую правду», на имя доверенного лица президента России Баранца В. Н. Передайте.

Владимир:

— Да я ему не родственник и не друг, я просто слушаю и смотрю, что творится у нас в стране… Вы ж наведите там порядок, вы ж наверху сидите…

Баранец:

— Я тоже отвечаю за Россию, только у нас разные весовые категории. Путин за всю Россию, а я за военный сектор отвечаю. Но если ко мне обращаются как к журналисту, тем более, вот с такой болячкой, когда человек священное дело сделал для уральцев, а ему на пятки наступают и пальцы зажимают, давайте вместе будем и эту проблему решать. Я найду дорогу этому письму и знаю, кому просигнализировать.

Александр:

— Добрый вечер. Александр Федорович, Тверь. Передо мной сейчас лежит карта онлайн всей Сирии, но почему вы нас обзываете всех, те которые, ну, как вам сказать – на завалинке и так далее? Вот я сейчас вижу, что взлетают самолеты, честно. Войдите во флайт-радар и посмотрите объекты Сирии.

Тимошенко:

— А дальше-то что? Я что-то не очень понимаю, что вы хотите сказать? Ну, посмотрим флайт-радар и что? Там же показывают рейсовые самолеты. Су-24 показывают?

Александр:

— Вот эти нет.

Тимошенко:

— А тогда чего смотреть-то?

Баранец:

— А сейчас мы будем читать письма тех, кто к нам не дозвонился. «Был ли, на ваш взгляд, подвиг 28 панфиловцев?» Я отвечаю вам, что был подвиг не 28 панфиловцев, а 8,5 миллионов людей, которые погибли, добывая нашу победу. А если серьезно, то факт имел место, он, может, несколько противоречит реальным событиям, но то, что панфиловцы не пропустили немецкие танки – это есть. А все остальное – это уже игра воображения корреспондента «Красной Звезды».

Тимошенко:

— Оборону держала рота. Она почти вся и погибла. Но писать, допустим, про то, что вся рота погибла, это неинтересно, а взвод – это нормально.

«У военных самолетов есть какая-то защита от ПЗРК? Слышал по ТВ, что что-то есть. Нина». Уважаемая Нина, наши братья-белорусы, например, сделали для сушки-25, модифицированной, такую электронную чертовщину, которая называется система-талисман. Она сводит с ума взрыватели ракет любых, которые летят в сторону этой сушки и взрывает их на подлете.

Баранец:

— «Применяем ли мы в Сирии тяжелые огнеметы?»

Тимошенко:

— Применяем. Впечатляет. У некоторых впечатления неизлечимые оказываются.

Баранец:

— Тони просто горят страстью повстречаться с этим.

Тимошенко:

— «Либералы и вся эта пятая колонна в тылу никогда не отличалась любовью к России. Они страшно любят США и Запад, жаль, что им не заткнут глотку и не отправят в Магадан. Демократия у нас сейчас… Константин с Урала». Ну, чего тут поделаешь – ну, не отправят. У нас свобода мнений пока.

Баранец:

— Да, но пятая колонна была всегда.

Тимошенко:

— «Если на западной Украине сепаратистские настроения будут усиливаться, что оппонентам сможет противопоставить разоренный Киев? Михаил».

Баранец:

— А почему разоренный Киев?

Тимошенко:

— Потому, что он действительно будет разорен. А что? Донбасс отстегнулся. Западная Украина отстегнется.

Баранец:

— Да, и поляки же требуют шесть областей Западной Украины на полном серьезе.

Тимошенко:

— Товарищи поляки не думают о том, что ведь Поморье им отдал Советский Союз, когда Красная Армия победила Германию. А это Померания немецкая. И тогда они налетят на иски от немцев, которым принадлежали земли в Поморье.

Баранец:

— Товарищи поляки некоторые думают не как Тимошенко. Есть знаменитая песня, помнишь, Миш: «Войско польске Берлин брало, а совьетске помогало».

Тимошенко:

— На канале ТВЦ запустили откровенную рекламу «Москва для жизни, для людей». Браво. А в регионах, значит, не люди и жить они не должны? У нас ни работы нет, ни медицины. Теперь стала понятна логика власти – только москвичи люди. Юрий, Кимры».

Баранец:

— Вот Юрий паникер. Юра, давай так говорить. Если в Москве появилась рубрика «Москва для москвичей» или там «Москва для жизни людей», то завтра появится передача на федеральном канале «Россия для россиян» или «Россия для жизни россиян». Ну, что вы потом скажете? Вы опять будете заворачиваться в белую простыню и бежать к ближайшему кладбищу? Зачем вот эти передергивания? У нас нет ни работы, ни медицины… Откуда берутся эти похоронные настроения?

Тимошенко:

— Берутся от того, что у них нет ни работы, ни медицины.

Баранец:

— Миш, у нас вообще ничего нет… Все на кладбище!

Тимошенко:

— А если кто этого не знает, так чего, люди молчать должны, что ли?

Баранец:

— У нас ничего нет, у нас самая плохая продукция в мире, у нас ни работы, ни медицины, во власти одни дебилы сидят…

Тимошенко:

— Я бы мог даже Юрию подсказать. Когда у нас пришли к власти ученики Гайдара, что они сделали в первую очередь? Они оптимизировали сельское хозяйство и промышленность. Почти до полного уничтожения. Потом оптимизировали пенсионеров. Теперь оптимизируют население путем оптимизации медицины. И все будет хорошо. Юрий, пишите нам.

«Краснодар. Юрий. Час назад по местному телеканалу Кубань-24 прошла информация о том, что в Сирии погиб военнослужащий, житель Краснодарского края».

Баранец:

— Возможно, речь идет о человеке, который из охраны или технарь аэродрома, да? Ну, если это так, мы должны проверить, но этот  факт уже подтвердило министерство обороны.

Тимошенко:

— «Товарищи полковники, что слышно про Кадочникова Алексея Алексеевича и его систему рукопашного боя? Восстановили ли эту систему в спецназе? Павел. Красноярск». Элемент системы используется при подготовке спецназа.

Баранец:

— «Товарищи полковники, проскочила информация, что Америка оставляет Сирию, так как мы ведущую роль играем в военной операции. Пентагон будет заниматься беспорядками в странах Восточной и Южной Азии. Ваше мнение для меня авторитетно. Вадим. Ставрополь».

Тимошенко:

— Ни фига они не оставляют Сирию. Они договорились с нашими, что в воздушное пространство Сирии они не заходят. Вот если в этом плане – да, они оставили Сирию. Бомбежки на территории Сирии они прекратили. Работа ведется только по иракским формированиям ИГИЛ.

Тимошенко:

— «По поводу Польши – первый эту тему вбросил небезызвестный доктор Геббельс, а продолжил не менее известный главный идеолог КПСС Яковлев. Но никто убедительно с документами на руках так и не доказал, что расстреливали наши. Никто. Георгий. Москва». Ну, конечно, никто. Зато Михаил Сергеевич так извинялся перед всей Европой!

Баранец:

— «Запад кричит о зверствах Асада. На сколько процентов это правда? Сергей Лазарев». Сергей, представьте, что вы президент Сирии и против вашей законной власти выступает так называемая умеренная оппозиция или там  сирийская свободная армия, вы что, будете по попе их гладить или будете приказывать своим внутренним войскам, своим спецназу и армии идти и их убивать? Так вот, на сто процентов, хочу вам сказать, что Асад борется и боролся с противозаконными вооруженными формированиями, выписанными США. Вот это абсолютная правда.

Тимошенко:

— «С терроризмом бороться необходимо. Победим мы эту нечисть непременно в их логове. Татьяна. Столица». Так и будет.

«Госдума придумала метод решения проблем переполненности тюрем лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести отправлять в армию на срок соответствующих данных статье УК. Ваша версия?» У нас была передача, посвященная этому. Дурость невероятная. Ничего этого не будет.

Баранец:

— Да, и не выдавайте это за факт.

Тимошенко:

— Ребята пиарятся. «Существует ли до сих пор версия, что Боинг сбил летчик Волошин из Харькова?» Вот это напоминает старый анекдот. «Скажите, Абрамович, Мойша таки женился, а то шлюхи ходят. — Шлюхи ходят, но Мойша не женился».

Баранец:

— «Инфа по вхождению Сирии в ОДКБ правда?» Чтобы войти в ОДКБ, там, Миш, у нас есть наблюдатели, да?

Тимошенко:

— По-моему, да.

Баранец:

— Я думаю, там, может быть, даже в перспективе и в ШОСе, может быть, стать Сирии наблюдателем. Но надо сначала главное дело делать.

Тимошенко:

— «Раз ИГИЛ непобедим, теперь на кладбище ползти, что ли? Пусть сам и ползет». Правильно.

«У нас такие крутые самолеты, почему отечественный авиапром уступает?» Вот по боевым самолетам у нас все нормально, а с коммерческой авиацией вот эти вопросы, извините, пожалуйста, к нашим бывшим министрам. Они же хоронили наш авиапром. Хоронили. Мы имеем замечательные самолеты и имеем до сих пор. Ил-96, Ил-86. Нет, товарищ Христенко в свое время сказал – мы не будем делать широкофюзеляжные самолеты, зачем их делать? Будем покупать у Боинга и Аэрбаса. И еще один был такой же, который говорил, что наш авиапром надо похоронить под оркестр. Похоронили. А сейчас, пожалуйста, Ил-114 делали в Ташкенте, а Ташкент рухнул, да.

Баранец:

— Ил-76 там же делали, Миш?

Тимошенко:

— Да. Президент сказал, что будем делать в Самаре. Самарцы говорят – нужно 5 млрд. и мы поставим на поток. Хорошо, сказал президент, но самарский завод теперь частный и не хочется кому-то давать деньги Самаре и все это заволакивают. НУ, чего мы хотим-то?

Баранец:

— На этой позитивной ноте мы и заканчиваем наше очередное «Военное ревю». Правда, проскакивает вопрос – а с Польшей надо договариваться по Украине?

Тимошенко:

— Нет, с Польшей договариваться не надо, ее надо еще один раз освободить.

Баранец:

— И пожелать Польше, чтобы она побыстрее забрала свои законные шесть областей у Западной Украины.

Тимошенко:

— Мы с вами прощаемся до завтра.

Слушайте программу «Военное ревю» с полковниками Баранцом и Тимошенко каждый вторник, среду и четверг в 17:05 по московскому времени на волнах радио «Комсомольская правда». Слушайте нас на частоте 97,2 FM в Москве, на нашем сайте www.FM.KP.ru или в мобильных приложениях Радио КП для iOs и Android.

Архив программы «Военное ревю».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 27.10.2015 14:10:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о