Ради поднятия имиджа российские полицейские начали снимать реалити-шоу о своей работе

Как улучшить образ стражей порядка, спорим в прямом эфире [радио КП]. Выпуск от 2012-05-23 13:11:00. Ведущие: Александр Гришин, Михаил Антонов.

В студии радио КП почетный работник прокуратуры РФ, вице-президент фонда «Антимафия» Вячеслав Красюков, руководитель пресс-службы профсоюза сотрудников внутренних дел города Москвы Юрий Трофимов, политический обозреватель газеты «Комсомольская правда» Александр Гришин и ведущий Михаил Антонов обсуждают, чем можно в принципе улучшить имидж нашей полиции в глазах граждан.

Антонов:

— Это программа «Особый случай», сегодня мы будем говорить о позиционировании полиции в глазах людей. С одной стороны, ничего особенного. Если посмотреть на западные теле- и киноаналоги, то можно вспомнить, что таких программ достаточно много… Там таких полицейских реалити-шоу огромное количество. У нас и для нас это впервые. О чем речь? Для начала посмотрим сюжет, который задаст тему всей программы, а потом я представлю гостей, принимающих участие в сегодняшней передаче.

«Реальнее не бывает, — настоящие полицейские начали снимать видео о своих трудовых буднях. Додуматься до такого могли только на родине сериала «Менты» в Санкт-Петербурге.

Работа питерских копов превратилась в шоу. Вот одна из серий — полицейские мчатся по встречке с мигалками, поступил вызов о бомбе в метро. Кажется, сюжет круче голливудского боевика, камера трясется, все происходит вживую. Только концовка далеко не голливудская. Террористом оказался заплаканный школьник. Мальчик забыл рюкзак в метро, его и приняли за бомбу. Реалити-шоу полицейские снимают каждый день. Сюжеты в основном скучные — кражи да драки. Убийства и другие тяжкие преступления зрителям не покажут — берегут нервы граждан. Как раз для простых петербуржцев и было задумано реалити-шоу. Так полицейские хотят повысить свой рейтинг в народе, ведь в новостях и сериалах то и дело показывают плохих ментов, а вот в полицейском реалити все копы одинаково полезны — работают на благо города.

Почему наша жизнь превращается в сплошное реалити-шоу? Поможет ли ноу-хау полицейским стать ближе к народу и заслужить хорошую репутацию или есть другие, более традиционные методы, например, вовремя раскрывать преступление? На эти вопросы мы постараемся найти ответы в программе «Особый случай».

Антонов:

— Ну что ж, друзья мои, вы все увидели и услышали… Как вам идея, как вам инициатива?

Красюков:

— Она неплохая. Тем более, что имидж, к сожалению, нашей полиции не совсем на таком уровне, который бы хотелось видеть.

Антонов:

— Это поправит сейчас имидж, вы считаете?

Красюков:

— Нет, в какой-то мере это как раз то, чтобы что-то рассказать о деятельности полиции. Потому что полиция, как и каждая правоохранительная структура, она в какой-то мере закрытая организация. И многие наши граждане не знают, что там происходит внутри. И когда это выплескивается наружу, общественность имеет возможность познакомиться с непосредственной деятельностью сотрудников правоохранительных структур и это в какой-то мере сближает людей и они имеют более четкое представление о тех проблемах, о тех трудностях, которые есть в правоохранительных структурах и это только на пользу. Но то, что это решает проблему полиции в целом, это совершенно не так.

Трофимов:

— То, что мы видели — это не ново. Этим давно занимались пресс-службы и снимали какие-то свои материалы.

Антонов:

— Но это не выкладывалось в интернет.

Трофимов:

— Ну, пресс-служба таким образом решила вот таким образом сама снимать репортаж…

Антонов:

— Это не пресс-служба, это экипаж патрульно-постовой службы Фрунзенского района. Это была их инициатива, их никто не заставлял.

Трофимов:

— Но снимала-то пресс-служба их.

Антонов:

— Ну, наверное, да. Вы считаете, это полезная инициатива или нет?

Гришин:

— Можно я? Во-первых, мне изначально не понравился тот посыл, который прозвучал в закадровом сопровождении — поможет ли это новшество или же есть традиционный путь раскрытия преступления и т.д. Вот это искусственное противопоставление. Потому что одно другому на самом деле не мешает.

Антонов:

— Саш, а тебе не кажется, что милиционеры могут играть на камеру?

Гришин:

— С одной стороны, безусловно, вот то, что как бы есть, некая игра присутствует. Мы не слышим ни одного слова ненормативной лексики в ходе всей поездки, да. Я так думаю, что нормальные люди в этой униформе и в погонах они в обычном разговоре, так скажем, используют эту лексику. Как и мы, собственно говоря. И во-вторых, вот девочка, которая там, понятно, что она из пресс-службы, чей голос звучит, то, если бы она была журналистка со стороны, я бы понял эти вопросы, которые там она озвучивает. Но когда она, сотрудница пресс-службы начинает делать из себя наив такой, в этом есть некая искусственность, некая наигранность. Вместе с тем, я оцениваю вот эту ситуацию достаточно позитивно. Даже несмотря на то, что сотрудники ППС, так скажем, были ограничены в своем нормальном поведении и вот элементы некоего такого искусственного поведения просматриваются, да. С другой стороны, есть те же самые видеорегистраторы и прочее. Да, пожалуйста, я за то, чтобы это происходило. Я за то, чтобы ездили журналисты, я за то, чтобы эта структура была более открытая, да. Потому что надо показывать, с каким сбродом, с каким быдлом, с какими гопниками и всеми остальными по большей части имеют дела в своей обычной повседневной работе сотрудники полиции.

На самом деле весь этот позитив ни к чему не приведет и никаких результатов не даст, пока реформа МВД не будет доведена до конца. Пока вместо абстрактных показателей, которые сейчас существуют в оценке деятельности полиции, не появятся конкретные оценочные нормативы, по которым будет это обсуждаться…

Антонов:

— У меня вопрос сначала к Юрию Трофимову. Здесь была идея от одного депутата, от Владимира Жириновского, который сказал, что вообще хороших новостей надо побольше. Вот у нас если попадает что-то на первые страницы газет, то обязательно что-нибудь с оттенком, если это про полицию, — коррупционеры и прочее. Нужны хорошие новости. Но будет ли интересно людям читать хорошие новости про полицию?

Трофимов:

— Тут как раз и есть проблема. Я около трех лет работал в пресс-службе и сталкивался каждодневно с этим… Почему-то не берут СМИ положительный имидж. Не нужен он почему-то.

Антонов:

— Юрий, давайте хорошее кино про милиционера снимем? Хотя фильмы-то хорошие выходят. «Участок» с Безруковым. Те же «Менты». «Ко мне, Мухтар».

Гришин:

— «Менты» — это не совсем хороший пример.

Трофимов:

— Вы знаете, у нас сериалов сейчас достаточно. Потому что аудитория требует такой материал и, естественно, поскольку это востребовано у телезрителей, то и очень много таких сериалов. Но вот я солидарен с коллегой о том, что нам нужны все-таки не какие-то художественные моменты, не те, которые обыгрываются в кино или на телевидении, нам нужно все-таки больше информации от наших правоохранительных структур, чтобы наше общество имело реальное представление с теми проблемами, с которыми они сталкиваются, как их нужно решать и как действуют и работают наши структуры. Потому что элемент закрытости присутствует. И то, что ребята попробовали как-то выложить в интернет — это неплохая попытка… Я бы все-таки больше для нашего общества, для нашей страны, для нашего народа, чтобы показать работу наших правоохранительных структур, например, вот коллегия генеральной прокуратуры России… Вы знаете, там вот поднимаются такие проблемы, с которыми ежедневно сталкиваются наши люди. Причем, в таком фокусе, который доходит уже до решения вышестоящих органов. Такие, как Генеральная прокуратура. Или возьмите коллегию МВД. Если люди никогда не видели, что там происходит, как это все обсуждается, то для них это интересно.

Антонов:

— Люди привыкли что смотреть? Погони, кровь, перестрелка… У нас на связи Александр. Здравствуйте.

Звонок, Александр:

— Я с полицией не сталкивался. А вот тут пришлось, меня обидели. По телефону приняли у меня заявление, и через месяц негодяев осудили. Я был очень доволен.

Антонов:

— Вот об этом надо снимать? И вы будете смотреть, если будут такие сюжеты по телевизору?

Александр:

— Это бытовая мелочь, но это так приятно простым людям…  Но одна бутылка шампанского перечеркивает тысячи таких мелочей — вот в чем дело.

Антонов:

— Я хотел бы напомнить, откуда в нашей стране все вдруг так хорошо узнали телефон спасения 911 только потому, что нашей страной был закуплен документальный сериал, который продолжает идти сейчас в США, который так и называется «Телефон спасения 911». Это такая псевдодокументальная история, когда берется реальный звонок в службу спасения, а потом актеры разыгрывают, как спасатели работают. Но там такой пик драматизма… Скажите, пожалуйста, Юрий, а, может, у вас тоже была идея снять нечто подобное? Может, вы выходили куда-то туда с этим предложением?

Трофимов:

— Мы снимали и делали фильмы сами.

Антонов:

— Где они? Они для внутреннего пользования?

Трофимов:

— Ну, кто-то что-то фотографировал, где-то что-то писал. Дело в том, что сотрудники пресс-служб набираются из действующих сотрудников. Это может быть из кадрового аппарата, это могут быть аналитики. Их не учили снимать. Но руководство ставит задачу — ты сегодня видеооператор.

Антонов:

— Человек говорит — есть?

Трофимов:

— Да. Сам поснимал, сам сделал монтаж, сам сделал фильм — принес. А чтобы это опубликовать где-то, дополнительно нужно получить разрешение от руководства. Как правило, это редко происходило.

Звонок, Александр:

— А зачем что-то специально снимать? Ведь принимали закон такой, что при каждой машине ППС должна быть камера установлена, регистратор и внутрисалонная камера.

Антонов:

— Александр, вам будет скучно на третьем фильме. Это статичная картинка, это вид из окна и все. А когда хорошо подготовленный оператор, когда с трех камер, с разных ракурсов — вот это да…

Александр:

— А так мы будем правду знать. Вот он выехал на свой 12-часовой рабочий день и что он там сделал полезного, мы будем видеть…

Антонов:

— Есть у вас комментарий, Юрий?

Трофимов:

— Может быть, и не надо. Во всяком случае, у сотрудников ГАИ — надо, это однозначно. А так в каждой автомашине этого не требуется. Но то, что надо больше гласности в деятельности наших правоохранительных структур — в этом крайняя необходимость имеется… Если вот смотреть по степени любознательности, востребованности и т.д., все-таки вот правоохранительная, криминальная сторона — она на слуху. И в газетах, и в на телевидении, и по радио. Но как-то однобоко это все показывается. Во всяком случае, работа правоохранительных структур очень и очень незаметна. Несмотря на то, что во всех специальных службах созданы информационные департаменты, информационные управления, там есть подготовленные сотрудники и т.д., но это в центральных ведомствах. Кстати, в областных структурах, в наших областных прокуратурах, там тоже есть соответствующие люди. Вот чем занимается прокуратура сейчас?

Гришин:

— Как чем? Бодается со Следственным комитетом…

Красюков:

— Ну, все-таки люди, наша общественность должны знать, чем заняты их структуры. Потому что это деньги налогоплательщиков, а налогоплательщики должны иметь четкую информацию, чем они занимаются. Во-вторых, сейчас наши правоохранительные структуры, их функции, их деятельность не отвечает за требования общества. Более того, степень эффективности их работы такая, что ни одна задача в стране, которая сейчас поставлена, не будет решена только из-за того, что наши правоохранительные структуры работают неэффективно. То есть, нужно коренным образом это менять. И надо привлекать мнение общественности для того, чтобы они высказывали свои позиции, как это лучше сделать.

Антонов:

— Саш, что интересно тебе смотреть по работе правоохранительных органов?

Гришин:

— Мне на самом деле в этом отношении смотреть ничего неинтересно, я бы так сказал. И как работает прокуратура, и как работает полиция. Но если где-то прокурор совершает проступок или преступление, я должен получить об этом всю максимально возможную информацию. С другой стороны, что касается МВД, понятно, что мы говорим об имидже министерства, но, понимаете, в чем дело — дерьмо можно завернуть в конфетку, но оно конфеткой от этого не станет. Надо менять все, что там есть… Ведь у министерства отвратительный имидж, прежде всего, в глазах своих собственных сотрудников, которые там работают. Посмотрите отношение тех, кто работает на земле, к штабу, к центральному аппарату, к тем проверкам, которые приезжают… Вот если бы генерал-лейтенант Колокольцев озаботился проблемой заботы о сотрудниках МВД, вот это было бы первым шагом, когда бы МВД стало бы возрождать былой свой корпоративный здоровый дух. Они бы почувствовали, что у них есть и честь, и слава…

Звонок от Сергея:

— Я согласен с тем, что нужно освещать… (плохая слышимость)…

Антонов:

— Сереж, очень коротко — надо или не надо?

Сергей:

— Надо.

Антонов:

— В 80-90-е годы в США выходят фильмы «Полицейский из Беверли-хиллз» — три части, сериал «Полиция Майами», «Смертельное оружие» — четыре части, «Крепкий орешек», где Брюс Уиллис полицейский… Причем, добро на снятие этих фильмов давала, в том числе, добро и полиция Лос-Анджелеса, Сан-Франциско. Почему мы не можем снять хороший блокбастер с главным героем полицейским? Или это не наш метод?

Красюков:

— Думаю, что, если бы такое желание появилось, причем, оно появилось бы не только у наших известных режиссеров, но и у наших руководителей правоохранительных структур, ведь в советское время это делалось даже с одобрения генеральных прокуроров, но это было очень редко и очень мало. И по существу народ не так был информирован об этом. То есть, если сейчас будет такое желание, то всегда, с учетом наших даже и финансовых возможностей, это можно осуществить. Для этого нужно непосредственно желание руководителей наших правоохранительных структур, для этого нужно, чтобы были заинтересованы режиссеры, продюсеры и т.д. Если они все будут заинтересованы, то всегда можно будет сделать прекрасный фильм. Единственное, что мне нравится в американских фильмах, у них там всегда хэппи-энд — добро побеждает зло. А у нас иногда либо погибнет он, либо еще что-то…

Антонов:

— Юрий, от лица профсоюзов можно обратиться в МВД — ребята, мы готовы привлечь молодых сценаристов… Это возможно сделать?

Трофимов:

— Кто будет финансировать съемку фильма?

Антонов:

— Да у нас камера в каждом мобильном телефоне есть…

Гришин:

— Ты задал вопрос про блокбастеры, понимаешь. А блокбастеры мы изначально снимать не умеем — это раз. Во-вторых, извините, в Голливуде добро побеждает зло, а у нас в фильмах тоже хорошие финалы, только у нас что победило — то и добро. Вот так вот.

Трофимов:

— В настоящий момент даже вопрос существования ведомственных газет и журналов стоит — нет финансирования. А уж что говорить о фильмах, если мы не можем решить этот вопрос?

Антонов:

— Слушайте, присылайте истории нам. Газета есть, телевидение — вот оно…

Красюков:

— Вы знаете, те миллиарды, которые у нас идут на кинематограф, непонятно каким образом они распределяются — это отдельный вопрос, но тех миллиардов вполне достаточно для того, чтобы снять 5-10 хороших фильмов в этой сфере.

Антонов:

— Об этом Колокольцеву надо поговорить с Мединским.

Гришин:

— И пусть они сделают это в редакции «КП». Но я задачу для Колокольцева вижу в другом. В том, что я сказал ранее — проявить реальную заботу о сотрудниках.

Красюков:

— И сделать нашу полицию такой, чтобы она отвечала по самым высоким мировым стандартам и была лучшей правоохранительной структурой в мире. У нас должна быть лучшая полиция в мире, лучшая прокуратура в мире и лучшие суды в мире. И мы знаем, как это сделать в фонде «Антимафия».

Антонов:

— В конце концов, мы чемпионами мира по хоккею стали, почему бы и в других областях не стать первыми? Спасибо большое, что были с нами. Всего доброго!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 23.05.2012 10:05:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о