Российский футбол показал проблему всего нашего общества: измельчали мужики

Нашему мужчине дали в рожу. Он отполз. Выпуск от 2012-06-19 22:11:00. Ведущий: Геннадий Чичканов.

Тренер нашей сборной по футболу Дик Адвокаат и глава РФС Сергей Фурсенко похоронили российский футбол на Евро-2012. Теперь их посты отданы другим
Тренер нашей сборной по футболу Дик Адвокаат и глава РФС Сергей Фурсенко похоронили российский футбол на Евро-2012. Теперь их посты отданы другим
Фото: REUTERS

В прямом эфире радио КП клинические психологи Екатерина Михневич и Геннадий Чичканов обсуждают взаимосвязь проигрыша сборной, ответа церкви на «Серебряную калошу» и повышением штрафов за парковку с точки зрения психиатрии.

Чичканов:

— Добрый вечер дорогие радиослушатели. С вами как всегда в четверг с 22 часов программа «Больше жизни!». Ее сегодня ведут два клинических психолога — Екатерина Михневич.

Михневич:

— И Геннадий Чичканов.

Чичканов:

— А поговорить, Екатерина, я сегодня хочу о многом. И начать хочу с футбола.

— Михневич:

— Как с футбола?

Чичканов:

— Так.

Михневич:

— Что же нового произошло за это время?

Чичканов:

— Про мужчин сейчас история будет.

Михневич:

— Мужчины – это интересно. Рассказывайте. Я готова слушать.

Чичканов:

— Но про футбол сначала. А вообще про мужчин. Я с большим восторгом наблюдаю, что происходит после того, как наша сборная победоносно проиграла.

Михневич:

— И что же происходит?

Чичканов:

— Происходит психиатрия клиническая. Кругом. Значит, что произошло за это время. Докладываю. Народ возмутился.

Михневич:

— Естественно. Конечно.

Чичканов:

— На это возмущение вышел Дик Адвокат и сказал человеческим голосом. И говорит, что пока мне все равно, что обо мне думают в России.

Михневич:

— Потому что он поехал уже тренировать другую команду.

Чичканов:

— Да. В Голландию. Потом вышел наш председатель федерации футбола Фурсенко младший или старший и сказал следующее. Я буквально близко к тексту. Он сказал, понимаете, какая история? Мы не имеем играть со средними командами. Вот говорит, если б сильная команда была, мы бы поднатужились, может быть. А со средними-то, чего играть, вообще?

Михневич:

— Никакого интереса.

Чичканов:

— Чего играть со средними командами, Катя, понимаете? Нечего играть с ними.

Михневич:

— А что же нужно делать? Просто ходить по полю? Прогуливаться.

Чичканов:

— Как вы считаете, что нужно делать со средними командами?

Михневич:

— Мне кажется, что средние команды нужно обыгрывать для того, чтобы подтвердить свой статус высокой команды.

Чичканов:

— Вот понимаете Кать, это как-то не по-человечески вы предполагаете. Ну еще подумайте что? Пока вы думаете, давайте звонок примем. Владимир, здравствуйте.

Владимир, звонок:

— Здравствуйте, Екатерина и Геннадий. Землячок мой донбасский. Меня сильно возмутило. Аршавин заявил, что им по барабану. Они люди состоятельные. Они проплатили, заплатили, они сыграли как смогли и до свидания. Я очень удивился. У меня одноклассник очень продвинутый в футболе. После игры с поляками я ему позвонил. Он мне говорит, что они проиграют со счетом ноль-один. Я говорю, ну обоснуй. Он мне сказал, понимаешь, я глянул, они просто не хотят играть. Они миллионеры, им по барабану. Вот это меня возмутило до ужаса, Геннадий. Он все точно предсказал. Гнать надо, молодежь надо, свой тренер нужен.

Чичканов:

— Звоните. На проводе Сергей, здравствуйте.

Сергей, звонок:

— Добрый вечер. Я периодически с большим удовольствием смотрю фильм Георгия Данелия, который называется «Кингстон». Помните, наверное? И все больше убеждаюсь, что наверное, в какую-то святую воду смотрел Георгий Данелия, когда создавал свой фильм давным-давно. Мне там особенно такая картина вырисовывается. Когда вся планета гибнет и задыхается в смоге, в это время в подземелье масса людей восторгается тем, как некоторые продвинутые делают какие-то изощренные физические упражнения.

Чичканов:

— Да. Вы угадали мою тему сегодня. Сергей:

— Ситуация с футболом напоминает мне примерно то же самое. Для себя пытаюсь. Мы с сыном сидели и размышляли. Сыну 14 лет, мне побольше. И мы размышляли, что же положительного в футболе: в болельщиках, в футболистах, в самой игре? Что извлечь для себя и для жизни такого, чтобы несло созидательное начало. Я вот спрашиваю своего парня, скажи мне, с чего можно было взять пример? С болельщиков, которые, кроме как матом ругаться и неистово кричать. Футболисты, которые попросту сдали матчи до отсутствия патриотической части. Что в футболе есть такого, что не нанесло бы ущерб? Он задумался и говорит. Наверное, мячик. Больше ничего придумать не могу. Поэтому мне досадно, что такой ажиотаж неистовый поднимается вокруг футбола. В то время, когда есть вопросы гораздо более серьезные, значительные. Хотя футбол, конечно, отражает вообще состояние общества в какой-то мере. К сожалению, ни к чему хорошему он не ведет, в конечном счете.

Михневич:

— Спасибо.

Чичканов:

— Интересное мнение.

Михневич:

— Я могу сказать, что хорошего есть в футболе. На мой взгляд, очень здорово, это братство болельщиков. Которые ездит друг к другу в гости. Которые болеют друг за друга, в том числе, которые друг друга выручают.

Чичканов:

— У вас какие-то мечтательные представления.

Михневич:

— Это не мечтательные представления.

Чичканов:

— Я вам про болельщиков расскажу. Вспомните, когда наша сборная проиграла, сколько было проклятий.

Андрей Аршавин прыгнул вниз головой, сказав болельщикам, что сборная не обязана соответствовать их ожиданиям
Андрей Аршавин прыгнул вниз головой, сказав болельщикам, что сборная не обязана соответствовать их ожиданиям
Фото: REUTERS

Михневич:

— Невероятное количество.

Чичканов:

— Я хочу спросить, во что они вылились? Вышел Дик и сказал: пока. Вышел Фурсенко, сказал, что с детьми мы не играем. Надо напомнить, что мы обсуждаем разные актуальные темы сегодня. А потом вышел Аршавин и сказал: «Родные, мы не обязаны соответствовать вашим ожиданиям». Что сделали наши болельщики после этого? Где митинги протеста у федерации футбола? Где митинги протеста с требованием снять министра спорта с должности? Где митинга протеста с просьбой отправить Аршавина в Англию навсегда раз он не соответствует нашим ожиданиям?

Михневич:

— Может быть, это привычное поведение наших.

Чичканов:

— Это — очень психологичная вещь. Нашему мужчине дали в рожу. Он отполз.

Михневич:

— А почему такое не работает в политике?

Чичканов:

— Почему же не работает? Там всем давно уже дали в морду и они отползли. Там альфа-самец один в политике. И все остальные отползли.

Михневич:

— Да? Это Владимир Владимирович?

Чичканов:

— Угадали. Все остальные отползли. Там что, кто-то еще рядом стоит?

Михневич:

— А как же лидеры оппозиции. Очень харизматичные, на мой взгляд, мужчины.

Чичканов:

— Кто? Вы какого имеете в виду мужчину?

Михневич:

— Яшин.

Чичканов:

— Яшин с Ксенией Собчак. Мы три передачи о нем говорим. Хватит.

Михневич:

— Ксения Собчак в нем что-то же нашла. Значит он харизматичен.

Чичканов:

— Может быть. Но он отполз к Ксении. Наш мужик отполз, сидит, утирается. А сколько было протеста, сколько было гнева в интернете.

Михневич:

— Может, все ждут?

Чичканов:

— Ничего он не ждет. Он слил протест. Все кончилось. Все. Хватит, выиграли, он бы бухал. Громко флагами бы махал на улицах. Спать бы мешал начальнику ГАИ в Саратове. Он бы праздновал. Проиграли, он по интернетам возмущался и все. Сидит тихо, зализывает раны. Скулит потихоньку. Вот в этом весь наш мужик. Вот это портрет нормального русского мужика. Получил по морде – отполз. В чем я виноват, что сборная проиграла? Как мне зализать раны-то мои? Сейчас возьмем звонок. Потом расскажу, как это выглядит на психотерапевтическом приеме. Николай, здравствуйте.

Николай, звонок:

— Здравствуйте. Я скажу почему. Виноват тренер. Когда наши играли с поляками, поляки использовали приемы хоккея. Брали в клещи нашего нападающего двое, а третий подбирал мяч. Так с поляками наши играли, так они случайно один мяч забили. И та же самая история повторилась с греками. Вывод Адвокат не сделал, поэтому наши… И результат. Проиграли. Надо было Адвокату сориентироваться правильно и использовать то, что использовал противник. И все было бы нормально. Вот так.

Михневич:

— А сейчас что делать?

Чичканов:

— А сейчас я предлагаю сидеть и зализывать раны. По-мужски надо поступать, отползти, сидеть и скулить. Спасибо, все понятно. Следующий звонок. Денис, здравствуйте.

Денис, звонок:

— Здравствуйте. Тренер виноват, точно!

Чичканов:

— Мне понятно. Во всем теперь будет виноват, несчастный Дик Адвокат. Наши футболисты будут праздничные. Дик Адвокат во всем виноват. Я про нашу ситуацию вспоминал фильм. У нашего альфа-самца есть любимый фильм «Щит и меч». Хороший фильм. Про немцев. Там был такой эсэсовский генерал Вили Шварцкопф. И он буквально перед 9 мая говорил так: для нас сейчас любой мальчишка с фаустпатроном дороже сотни мудрецов, говорящих, что наши шансы сведены к нулю. Вот у нас все затихли. Дик выслан из страны. И тишина. Вот это называется вективное поведение.

Михневич:

— Наверняка Фурсенко сделал вывод?

Чичканов:

— Какой?

Михневич:

— Нанять другого профессионального тренера.

Чичканов:

— За 14 миллионов. За 7 мало, за 14 миллионов наймем теперь. Я согласен. И откаты. Главное не забыть о себе. Чем больше зарплата, тем больше откат. Ты должна это понимать.

Михневич:

— Мне так сложно это понимать. Я в откатах не очень разбираюсь

Чичканов:

— Учимся. Надо разбираться. Уже возраст. Алексей, здравствуйте.

Алексей, звонок:

— Здравствуйте. Хочу сказать, что любого тренера поставь, если команда играть не будет, результата не будет. И хоть 5, хоть 10, 20 миллионов платить. Плохая команда за сборную страны не будет играть. Посмотрите, шведы, Украина, команды бились. Ирландия не очень. А все команды, которые значительно сильнее соперников. Франция с Англией не боятся, играют за страну. Не важно, проиграют — не проиграют. А наши не показали игры, ходили пешком.

Чичканов:

— Спасибо большое. Я хочу вот что добавить к этому. Чего мы понять не можем. Они играют потому, что они будут подвергнуты реальной абструкции в своих странах.

Михневич:

Они опасаются давления?

Чичканов:

— Да не давления они опасаются. Они опасаются того, что они приедут домой, а им будет стыдно.

Михневич:

— У наших всегда есть выход, уехать в Лондон жить.

Чичканов:

— У нас сборная мира играет за сборную России. Для них аэропорт «Шереметьево» транзитом. Терминал Д, в лучшем случае. Они все уехали уже. Никто здесь не живет. Польский тренер вылетел вместе с нами. Он вышел, попросил прощения и тут же уволился.

Михневич:

— Его взяли в какую-то другую команду?

Чичканов:

— Он просто уволился. Стыдно ему. Он в Польше живет. У него там родственники и друзья. По воскресеньям ходит в церковь. Неудобно ему как-то стало. Позор!

Михневич:

— От Польши ведь особо многого не ожидали?

Чичканов:

— Неважно. Ему стыдно. Понимаешь? Стыдно не по поводу ожиданий. Есть некая профессиональная гордость. Понимаешь? Как у нас. Если к тебе приходит человек. Профессиональная гордость состоит в том, что надо по максимуму помочь. А если не можешь, честно сказать, извини родной, не могу тебе помочь. Вот это есть гордость. А тут нет гордости, чести.

Михневич:

— Какая-то печальная история, даже слезы на глаза наворачиваются.

Чичканов:

— Типичная история про нашего мужика. Расскажу типичную психотерапевтическую историю в этом же стиле. Потому что это кругом. Тебе дали в дыню, а ты отполз. Сидит и скулит. У нас сдачи давать вообще никто не умеет. Самый частый запрос от мужчины, который приходит на психотерапию, выглядит так. Практически один в один. Здравствуйте доктор. Вот у меня проблема.

Михневич:

— Все проблемы очень серьезны, особенно если они случаются с вами.

Чичканов:

— Мне почти год изменяет жена.

Михневич:

— Это очень тяжело, я вам сочувствую. И что же вы с этим делаете?

Чичканов:

— Подожите. Я вам расскажу подробно. Она мне изменяет с августа. В январе я случайно об этом узнал. Сейчас июнь. Потом она мне рассказала. С тех пор мы так вместе и живем.

Михневич:

— Когда вы беседовали с ней?

Чичканов:

— В январе. С тех пор и живем. И знаете, что она мне сказала. Что она мне и дальше будет изменять, а потом от меня уйдет.

Михневич:

— И что вы чувствуете по этому поводу?

Чичканов:

— Спросите меня, доктор. Я вам подскажу, какие у меня планы в этой связи?

Михневич:

— Это я у вас уже спрашивала, но вы проигнорировали мой вопрос. Что же вы хотите сделать в этой ситуации, ведь уже полгода прошло?

Чичканов:

— Доктор, я хочу сохранить семью. Спросите меня как, я подскажу.

Михневич:

— Как? Расскажите.

Чичканов:

— Она мне сказала, что я такой слизняк безвольный и ничего не умею. Я хочу, чтобы вы дали мне волю.

Михневич:

— Я даю вам волю. Как вы чувствуете теперь себя с волей?

Чичканов:

— Дайте теперь сигнал, что у меня есть воля, чтобы она меня простила и не ушла к нему через три месяца как обещает.

Михневич:

— Может быть, попробовать выгнать ее для начала?

Чичканов:

— Нет, доктор, так не делается. Я же ее люблю. Я буду страдать. И мне нужна справка от вас, что вы дали мне волю. Я принесу ей справку, и она мне поверит. И через три месяца к нему не уйдет. Спросите, почему через три месяца она уходит?

Михневич:

— Почему она через три месяца уходит?

Чичканов:

— Понимаете, какая история. У мужика второго. Вся история про мужиков. Про всех. Они уже встречались, и у него случайно родился ребенок в его браке. Второй ребенок. Жена была бесплодна, а тут разродилась.

Михневич:

— Внезапно вторым.

Чичканов:

— Ее новый мужчина, волевой, как она говорит, он не может бросить жену. Пока ребенку годик не исполнится. Доктор, ну дайте мне волю, хотя бы такую, которая есть у этого мужчины, к которому она уходит. Пожалуйста, вместе со справкой дайте. Понимаешь?

Михневич:

— Очень печальная история.

Чичканов:

— Катя, этих историй навалом. Они так и выглядят. Это называется тебе дали по морде, ты отполз. Давай звоночек послушаем. Михаил, здравствуйте.

Михаил, звонок:

— У меня тоже такой психологический момент. Мне кажется, что я единственный прозрел, почему наша сборная проиграла. И не в том объяснение, что наша сборная играла как миллионеры, состоявшиеся люди. Потому что это сборище людей за собой не чувствует народа. И эта сборная вымирает вместе с русским народом, разъехавшись по Европам, Америкам и так далее. Геннадий, вы верно заметили, что англичане не могут сыграть плохо, точнее, они боятся физически играть плохо, потому что на родине их ждет общественное порицание. А у нас когда сборная вылетела, непонятно каким образом проиграв, наши ответственные чиновники уходят в отпуска, уезжают куда угодно. Президенты молчат. И это происходит не потому, что президенты плохие, а потому, что президент тоже не чувствует за собой народа, народа, который может спросить, буквально спросить со сборной, с президента, с Фурсенко, а что вообще происходит? Так вот, эта стагнация, она должна быть разрушена. Я могу привести хороший анекдот, спортивный футбольный анекдот. Дело происходит в 60-х годах, когда сборная СССР проиграла Германии. И болельщики рассуждают, как это получилось. В 45-м мы выиграли, а в 65-м проиграли. И один другому говорит. А в 45-м какой у нас тренер был? Пока у нашей сборной, у нашего народа не будет тренера, который собирает народ для побед, а не для того, чтобы зарабатывать деньги на всяких чемпионатах. Наша сборная будет проигрывать.

Чичканов:

— Спасибо. Я понял. Я хочу прокомментировать. Мне кажется то, что говорит Михаил, это продолжение истории про психотерапевта. Когда кто-то сверху должен насадить всем, любую агрессию, гнев. Психотерапевт должен дать волю. Президент должен дать смелость. Есть же сказка такая. В жизни все иначе. Вы взрослые мужики! Чтобы чего-то поменяли, идите в федерацию футбола бегом. Так нет! Все в штаны наложили и сидят. Это ж не возле телевизора за футболом следить. Это надо встать и куда-то пойти. Еще и трезвым желательно. Потому что там полиция. Это сложности. А легко сказать, а президент не такой у нас, вот почему! Они ведь боятся не того, в Англии, что английская королева лично метнет в них молнию.

Михневич:

— Очень сложно представить себе такое от английской королевы. Она такая душка.

Чичканов:

— Обычных людей стесняются. Обычных. Потому что они пойдут и скажут им все, что думают. Понимаешь? А у нас либо с транспарантами будут встречать ура! Да здравствует победитель! Либо вообще не придут. Как в этот раз. Они приехали, вообще никто не пришел.

Михневич:

— Ну как, их же спрашивали?

Чичканов:

— Журналисты пришли полюбоваться. А транспарантов не было. Потому что выигрывать любим, а проигрывать нет. Олег, здравствуйте.

Олег, звонок:

— Здравствуйте. Я хочу сравнить нашу сборную по хоккею и сборную по футболу. Заканчивается чемпионат в Америке. Овечкин бросает все и мчится сюда. Через два дня он с клюшками, с коньками бьется за нашу сборную. Не оговаривая никаких финансовых результатов. И бьется по полной. Бьется Малкин. Он руку повредил. Врач ему чего-то говорит, он срывает эти, пластыри фиксирующие, и снова выскакивает на лед. Наши же покемоны, Аршавин и компания, сначала оговорили, сколько они должны получить денег. Аршавин после окончания говорит, все деньги получены, все нормально и спокойно они разъезжаются по отпускам. Вот и все.

Чичканов:

— Спасибо большое. В общем, так и есть. Я не для этого затеял этот разговор.

 Я вот что хочу сказать. Не для того, чтобы осуждать этих футболистов. Потому что о них говорить противно. Меня интересуют люди. Мы психологи, должны говорить о людях. Люди, которые так кричат, когда все победители, так машут флагами. Сейчас все языки зажали и сидят дома. Нет бы, флагом помахать.

Михневич:

— Пишут в твиттеры, пишут в фейсбуке.

Чичканов:

— Интересно, зато, когда победители, они не пишут в твиттеры и фейсбуки, они все на улицы идут. На машинах не пройти, не проехать.

Михневич:

— Было бы гораздо хуже…

Чичканов:

— А вот это уже психотерапевтическая история без всяких гораздо хуже. Дайте мне доктор справку, что у меня есть воля. Я жене покажу, вдруг она вернется от любовника. Вымолю у нее прощения.

Михневич:

— В данном случае все вопросы решает терапевт и жена. А он сам ничего не решает.

Чичканов:

— Он сам ничего не решает. У меня есть одна мысль. Надо позвонить любовнику и сказать, слушай, ну ты решил что-нибудь? Ты берешь жену мою или мне оставляешь?

Михневич:

— Поговорить по-мужски.

Чичканов:

— Это называется поговорить, пореши что-нибудь уже. Понимаешь? Вот это же точная копия того, что мы видим в жизни. Пусть мне расскажут президент или кто-то еще. О футболе пора заканчивать. Это кругом. Режиссер показывает, что звонков много. Павел, здравствуйте.

Павел, звонок:

— Здравствуйте. Мне все-таки кажется, по поводу футбола. Я сегодня посмотрел статистику в интернете, сколько стоит Дик Адвокат, сколько ему заплатили денег. Он у нас самый высокооплачиваемый, если не ошибаюсь.

Чичканов:

— Не ошибаетесь. В мире, причем.

Павел:

— На втором месте, чуть ли не в два раза меньше оплата. У нас это не последний высокооплачиваемый тренер. Предыдущий тренер тоже достаточно неплохо подзаработал. Мне кажется, если включить логику, то получается, грубо говоря, если Шумахера посадить на запорожец, то он не сможет выиграть гонку в любом случае. Здесь примерно такая же ситуация. Здесь не тренер виноват, и не футболисты, а сама система подбора, я в этом не специалист. Все-таки, мне кажется, не хватает подбора.

Чичканов:

— Я могу сказать, что виновата система. Чисто психотерапевтический сценарий. Система виновата. Жизнь так сложилась. Нам бы вернуться в это православие, мы бы ее к ноге. А теперь ушла, позвоню любовнику, спрошу, отпустит или может к себе забрать опять? Не знаю как поступить. Чисто психотерапевтическая история. Давай дальше. Александр, здравствуйте.

Александр, звонок:

— Хотел бы поговорить по поводу мужиков. Ситуация разная. Мужики разные. Не надо всех равнять. Первый вопрос. Второй. Наша сборная. Посмотрите на них, когда они выходят на поле, их положение.

Чичканов:

— Я мысль понял, просто плохо вас слышно. Я прошу прощения. Спасибо большое за звонок. Да, это тоже. Вот это показное отсутствие любви, вот оно, отсутствие любви. Это тоже ведь психотерапевтический сценарий. Он же не приходит и говорит, я ее люблю, она меня любит. Он говорит, вы знаете, меня ударили по лицу. Большой дяденька ударил меня по лицу, надо заработать прощения как-то мне теперь. Может, справочку мне выпишите, по этому поводу. Главное не петь, главное рот открывать правильно. Кто правильно открывает рот, тому зачтется. А виноват во всем почему-то будет президент потом. Понимаешь?

Михневич:

— Конечно. Он же самый главный.

Чичканов:

— В следующем часе я начну несколько других тем, интересующих нас. Здравствуйте, Игорь.

Игорь, звонок:

— Здравствуйте. Говорили что проиграли. Есть более важные вещи. В Советское время очень известный астрофизик на вопрос, зачем вы изучаете звезды, они так далеки, от них никакой пользы, ответил. Человек тем и отличается от свиньи, что ему надо времени от времени поднимать голову и посмотреть на звезды. Не хлебом единым жив человек. А футбол это игра. Не получилось у наших, зато в хоккее получилось.

Чичканов:

— Спасибо большое за мнение. Я не устаю повторять. У меня был знакомый бас-гитарист, великий бас-гитарист, украинский, кстати. Я говорил, почему у тебя плохое настроение. Он говорит, черт, денег нет, девушка бросила. Но есть хорошая новость, новый джип купил сегодня. Все радость. Фигня: квартира, девушка, новый джип купил.

Михневич:

— Какое-то время его будет это радовать.

Чичканов:

— Меняем девушку на джип, дал победу в футболе на победу в малом теннисе. Главное победа-то, какая серьезная.

Михневич:

— Ничего что у нас корова болеет, зато у соседа сдохла.

Чичканов:

— Конечно. И палками не побили. Понимаешь? Вот это чисто по-мужски. Я завершаю историю с футболом. Она вечная. Не будем мы ее тянуть больше. Я хочу сказать, что эта история с футболом, она абсолютно демонстрирует беспомощность и совершенно виктимность такую нашего основного мужского мозга. Вот такие у нас мужики.

Михневич:

— Но других-то нет.

Чичканов:

— Любая женщина вам это скажет в психотерапии. Других нет, все такие. И чтобы вы не говорили дорогие мужчины, дорогие женщины, дорогие радиослушатели в том, что наша сборная так играет, виноваты не Фурсенко, не Путин, не премьер-министр Медведев, а виноваты те мужики, которые, вместо того, чтобы предъявлять требования к футболистам сборной, выходить на митинги. Не по поводу каких-то политических событий, а по поводу того, что у нас творится в спорте. Они сидят, едят чипсы «Лейс» и таким образом, докладывая денег в карман товарищу Аршавину, которого они дружно осуждают. А товарищ Аршавин молодец. А вы, дорогие наши виктимные радиослушатели, продолжайте есть чипсы, ничего не делать, успехи сборной не за горами.

Обсуждаем всякое разное с точки зрения психологии. Вчера на радиостанции «Серебряный дождь» наши коллеги проводили конкурс традиционный, много лет проводится, «Серебряная калоша». Премия.

Михневич:

— Серьезный конкурс.

Чичканов:

— Много лет проводится.

Михневич:

— Не хотела бы я попасть в призеры этого конкурса.

Чичканов:

— А ты знаешь, я очень уважаю этот конкурс. Он когда начинался, это был 1996 год, 1997 год. Я тогда работал в «Экспресс-газете». Я помню, как мы с главным редактором «Экспресс-газеты» сидели в зале, это был первый, второй конкурс и с большим кайфом ждали, когда нам дадут серебряную калошу.

Михневич:

— Пиар?

Чичканов:

— Нам не дали. Дали газете «Мегаполис-экспресс». Я до сих пор помню эту обиду.

Михневич:

— Это же антипремия, можно сказать.

Чичканов:

— А ты знаешь, я сейчас расскажу историю о виктимном поведении и не виктимном поведении в связи с премией «Серебряная калоша». Вчера премию дали Патриарху московскому и Всея Руси, в миру Владимиру Гундяеву. Называется так: «За непорочное исчезновение часов в номинации «Руки по локоть в чудесах».

Михневич:

— Как серьезно. Они на святое, можно сказать, замахнулись.

Чичканов:

— Помнишь эту историю смешную, когда сказали, что патриарх носит дорогие часы, а на сайте, при помощи фотошопа, эти дорогие часы, потерли. Помнишь?

Михневич:

— А забыли стереть отражение.

Чичканов:

— А тень от часов, отражение на столе, стереть забыли. Часы с руки исчезли.

Михневич:

— Еще в интернете появилось много мемов на эту тему.

Чичканов:

— А в столе стали отражаться. Бог с ним. Я не об этом хочу поговорить. История не лучше и не хуже других. Все в жизни бывает. Меня потрясла реакция представителя патриархии. До этого меня потрясла другая вещь. Ничего общего, не имеющая с патриархом. Там был отличный приз. Кать, настоящие дорогие часы, по-моему, Ролекс. И поскольку патриарх за ними не пришел, по традиции этой премии, их уничтожили. Прямо разбили на сцене молотом. У меня прямо психотравма. Хорошие часы. Я потом расскажу, почему считаю эту историю важной. Сейчас еще один момент зацеплю здесь. И вот представитель русской православной церкви, известный протоиерей Чаплин говорит следующее человеческим голосом по этому поводу. Он говорит, что патриарха оскорбили.

Михневич:

— Да. Это же все-таки глава церкви.

Чичканов:

— И что? Он говорит, что оскорбление патриарха, а это именно оскорбление, является оскорблением каждого члена русской православной церкви, каждого крещеного человека. Я призываю всех остановить эти оскорбления. Гордыня – смертный грех.

Михневич:

— Почему все граждане должны нести ответственность за одного патриарха?

Чичканов:

— Я как психолог тебе скажу. Я на всю жизнь про «Серебряную калошу» запомнил историю, как туда пришла Алла Борисовна Пугачева. Премию должны были вручать Филиппу Киркорову. Он, естественным образом, посчитал это оскорблением. Не пришел. А Пугачева пришла. Поднялась на сцену. Ему вручали премию по номинации «За долгую жизнь в искусстве, не совпадая с искусством». Или плагиатор года. Чего-то было. Она поднялась на сцену и говорит. Слушайте, спасибо. Я пришла сказать вам спасибо. Потому что любая премия – это приятно. Во-вторых, спасибо за такой сервис. Он нам пригодится. А там был дорогой сервис. Я с удовольствием его возьму. Третье, говорит. Чего вы пришли на премию с кислыми рожами и сидите здесь, как будто вы чего-то плохого поели. Вы пришли сюда веселиться, то веселитесь. Не воспринимайте все настолько всерьез. Не видьте в каждом знак, событие, живите. Понимаешь?

Михневич:

— По сути, любая премия это праздник для участников.

Чичканов:

— Я подумал сначала про всякие богословские вопросы. Я подумал про гордыню, я подумал о том, является ли оскорбление главы церкви оскорблением бога, можно ли себя ставить выше бога и так далее.

Михневич:

— Главе церкви.

Чичканов:

— Да. Но я эти вопросы опустил потом. Я просто подумал, вот это разделяет нас всех. По-человечески, приди ты, протоиерей Чаплин, возьми ты эти часы родные, зачем их уничтожать? Продай, отдай деньги. Помоги кому-то. Уйми свою собственную гордость. Покажи, что я могу взять такую премию. Нет.

Михневич:

— Спасибо за вашу помощь. За ваш вклад в дела церкви.

Чичканов:

— Конечно. Опять про то же. Мужику дали по мозгам, плакать, зализывать раны.

Михневич:

— Они какой-то протест все-таки подали?

Чичканов

— Какой протест?

Михневич:

— Я в новостях недавно читала.

Чичканов:

— Давай слушателей послушаем. Валентин, здравствуйте.

Валентин, звонок:

— Доброй ночи. Что касается «Серебряной калоши». Наверное, самая одна из честнейших премий. Тарелки на «Муз-ТВ» можно получить, а «Серебряную калошу» нужно заслужить. Что касается нашего протоиерея, он же не бог, а человек. Кто-то убрал с фотографии часы. Значит, кто-то следит за его духовным благополучием. Что касается Чаплина. Он человек, по своей натуре, странный.

Чичканов:

— Мы не об этом говорим. Все люди разные. Я хочу сказать об одном. Если мы хотим вести диалог друг с другом, невозможно не принимать других людей в разных формах. А мы так. Либо они с нами, либо они враги. Либо они с богом, либо они враги. И наоборот. Либо с нами, либо против нас. Нет середины.

Михневич:

— Это невозможность принять чье-то мнение?

Чичканов:

— Инфантильность. Потому что, да, есть другое мнение, есть другие люди. Они вручают другие премии. Я ни в коем случае не хочу никого сравнивать нигде. Люди имеют право и тут же возводить ситуацию в ранг драмы, унижение всех, оскорбление всех. Сборная проиграла, это ничего, это так. Проедет. А тут вручили одни часы и то расколотили. Все оскорблены. Все лежать будем. Говоря языком психиатрии – это несопоставимость ответа на стимул.

Михневич:

— Но она из чего-то берется, эта энергия?

Чичканов:

 Тебя укололи иголочкой легонечко, а ты хватаешь пистолет и прикладом. Бах! И дырка!

Михневич:

— Потому что человек долго терпит, когда его иголочками колят, а он ничего не делает.

Чичканов:

— Нет. Стимул и реакция – это свидетельство о всяких нарушениях. Потише бы нам всем. И мы бы жили дружнее. Давай возьмем звонок. Иван, здравствуйте.

Иван, здравствуйте:

— Доброй ночи. Я хотел с вами подискутировать насчет истории с часами. Мне кажется, невозможно чтобы патриарх, ни его окружение, ни патриархия, не могла заниматься фальсификацией. Это же ложь.

Чичканов:

— Я не хочу обсуждать вопрос происхождения этих снимков и так далее. Мы говорим совсем о другой вещи. Мы не политическая передача. Не фальсификация это. С точки зрения психологии все проще. Чтобы с тобой в жизни не происходило, надо достойно принимать всем вокруг. Патриарх не Пугачева. Безусловно.

Михневич:

— С одной стороны вы говорите, что нужно достойно принимать. С другой стороны вы говорите о том, что нужно принимать решения и все-таки действовать.

Чичканов:

— Конечно. Но при этом достойно. Действуй. Прими и действуй. Дарят тебе часы, возьми. Сервис пригодится в хозяйстве. Нельзя любую такую малость, делать из нее политику, на мой взгляд. И мы не будем в нашей программе заниматься политикой. Еще одно событие случилось знаковое. Какое?

Михневич:

— Я только угадала только то, которое произошло с патриархом. Я в новостях что-то ничего особенного не вижу. Все как обычно.

Чичканов:

— Тогда надо нашим слушателям рассказать о следующем. С 1 июня вступили серьезные поправки в правила дорожного движения.

Михневич:

— Про парковки.

Чичканов:

— И тема виктимности очень кстати.

Михневич:

— Как же парковка связана с темой виктимности?

Чичканов:

— Сейчас расскажу. Я расскажу о том, что теперь за разнообразные неправильные парковки, за разнообразные неправильные установки очень сильно карают. На три тысячи рублей за раз. В Москве и Петербурге и на тысячу рублей в регионах. Я конечно возмущен по поводу того, что в Москве и Петербурге на 3 тысячи. А в Ростове или Екатеринбурге, где между прочим, пробки ужасные, на тысячу всего. Я сегодня внимательно наблюдаю, что происходит в городе Москве. В последние дни много полицейских появилось на улицах. Причем, они такие прекрасные.

Михневич:

— В парадной форме вышли ловить нарушителей. Чичканов:

— Я видел двух полицейских, которые мне абсолютно напомнили, я прямо порадовался. В моей молодости был фильм «Полицейская академия». Там был такой высокий, такой шкаф в очках темных все время ходит, я сегодня двух таких парней видел. Я так порадовался. Вот, все, полиция. Причем, искренне порадовался. Они ждут парковщиков. Пытаются выловить.

Михневич:

— Это, собственно говоря, праздник, учитывая те штрафы, которые налагаются за неправильную парковку.

Чичканов:

— Чей праздник это?

Михневич:

— У ГАИ, мне кажется.

Чичканов:

— А я знаешь, что не понимаю. Ничего не изменилось. Никто не штрафует. Уверяю тебя.

Михневич:

— Это затишье перед бурей?

Чичканов:

— Нет. Это психологически очень верное решение. Поднять штрафы и за них не штрафовать. Как ты думаешь почему? Михневич:

— Чтобы никто не соблюдал правила?

Чичканов:

— Все проще. Пока наш мужик ест чипсы, очень важно его не тревожить. Потому что перед тем, как он ест чипсы, он припарковал машину. Понимаешь? Если его начать тревожить, он как Илья Муромец может вскочить и потребовать сделать парковки.

Михневич:

— Геннадий Евгеньевич, мы тут выяснили, что, скорее всего, он не встанет и парковки требовать не станет.

Чичканов:

— Это как часто будут с него брать три тысячи рублей. Если вот так по чесноку, как говорится, каждый день будут брать по три тысячи рублей, станет. 100 тысяч в месяц не пойдет.

Михневич:

— Мне кажется, что проще припарковать машину в каком-то не очень удобном месте и пешочком дойти до работы.

Чичканов:

— Катя, вы шутите? Радиослушатели! Что вы думаете? Легче припарковать машину где-нибудь или платить три тысячи рублей. И что вы будете делать с этими новыми штрафами. Собираетесь ли вы платить? Оштрафовали ли вас по новому закону? Заметили ли вы какие-то изменения? Расскажите нам об этом по телефону 8-800-200-97-02. Звонок бесплатный.

Михневич:

— Мне кажется, что проще не въезжать в город, наполненный пробками, а ставить машину в каком-то месте, чтобы нормально без пробок вернуться обратно. А доехать до места работы на метро.

Чичканов:

— Зачем?

Михневич:

— Чтобы не проводить там 2-3 часа своей жизни в пробке.

Чичканов:

— Ты не понимаешь. Уже 2 дня как мы нашли согласие с полицией. Полиция и государство ввело штрафы, теперь полиция не хочет бунтов, поэтому никого не штрафует. А мы паркуемся там, где парковались. Удачная затея. Вот я удивлюсь, если к нам в эфир кто-то позвонит сейчас и скажет, что за прошедшие 19 дней со дня действия закона, кого-то оштрафовали.

Михневич:

— Происходило что-то неожиданное?

Чичканов:

— Нет. Не происходило. Уверяю тебя, не происходило. Я специально сегодня ездил по городу, много наблюдал. Везде как стояли, так и стоят. Тишина. Потому что начнут штрафовать, будет бунт. Бессмысленный и беспощадный. Все это понимают.

Михневич:

— Наши проиграли в футбол, бунта никакого нет.

Чичканов:

— Наши проиграли в футбол, что со всех 3 тысячи рублей собирают в день? Вот если бы собирали бы со всех три тысячи рублей в день, был бы бунт.

Михневич:

— То есть, человек не чувствует своей ответственности за это?

Чичканов:

— Кать, что ты рассуждаешь? Если бы с тебя собирали 3 тысячи рублей в день за футбол, ты бы уже бунтовала.

Михневич:

— Естественно.

Чичканов:

— А так сидишь и разговариваешь в прямом эфире. Михневич:

— А что же, на самом деле же собирают на футбол.

Чичканов:

— Где? У кого?

Михневич:

— На спорт же собирают налоги.

Чичканов:

— Мы обсуждаем штрафы на парковки. Есть ли примеры штрафования. Нам все очень интересно, что вы думаете по этому поводу. Никто не звонит. Это доказательство того, что я прав. Даже сказать нечего.

Михневич:

— Что с парковками у нас все хорошо. Можно по-прежнему бросать машину где угодно.

Чичканов:

— Конечно. Будет бунт тут же. 3 тысячи рублей, ха-ха. И знаешь, что ужасно. На это повлияли антикоррупционные меры. Вот раньше наш милиционер, в старину, он был радостно пошел собирать три тысячи рублей. У нас министерство очистилось. Теперь не так просто собрать три тысячи рублей. Их пачками задерживают.

Михневич:

— Поэтому уже никакого интереса в этом нет?

Чичканов:

— Поэтому никакого интереса в этом нет. Понимаешь? И в итоге система в коллапсе. С этого начнем. Давай слушателя послушаем. Послушаем слушателя сразу после новостей. Система в коллапсе. Деньги в карман собирать нельзя. За это всех поголовно наказывают. А государству собирать себе дороже и будет бунт. Вот такая психология тут сработала.

Михневич:

— Система получается в равновесии в хрупком, шатком.

Чичканов:

— С одной стороны коллапс, с другой стороны коллапс. Мы говорим о штрафах. Амир у нас на проводе. Здравствуйте.

Амир, звонок:

— Здравствуйте. Я хочу сказать по поводу парковки неправильной. В последний раз в центре я был в выходные. Два дня подряд. Улица Куйбышева. Там реально кругом стоят знаки «Парковка запрещена», «Остановка запрещена» машины стоят в два ряда и никто на это внимания не обращает. Проблема существует в том, что парковочные места отсутствуют. Ни к магазину подъехать, ни встать. Надо идти минут десять, чтобы добраться до магазина.

Чичканов:

— Спасибо за звонок. Кать, вот вам эксперимент.

Михневич:

— Людям негде парковаться. Они рады бы в другом месте встать, но его просто нет.

Чичканов:

— Место есть. Дело не в этом. Вот тебе доказательство того, что я говорю. Али, здравствуйте.

Али, звонок:

— Прежде чем выпускать такой закон, должны быть припарковочные места, чтобы штрафовать людей. Сейчас на каждом шагу магазины, кафе, гастрономы. Не нарушения наши платить, а нарушения их.

Чичканов:

— Абсолютно вы правы. Это знаете о чем разговор? Это место, в котором полиция едина с народом. А знаешь почему? С такими, как Али, поговори возле кафе. Неизвестно кто убежит. Я в хорошем смысле. Без всякой подоплеки. Неизвестно кто убежит. Тут единение состоялось и я считаю, что психологически, когда единение, это очень хорошо.

Михаил, звонок:

— Проблема парковки, я считаю, она у нас давно существовала и в последнее время накатилась как снежный ком. Во-первых, в связи с увеличением количества машин. Следующий вопрос. Дело в том, что эта проблема возникла с обеих сторон. Со стороны автолюбителей, автовладельцев и со стороны ГАИ, ГИБДД теперь называем. Дело в том, что в свое время распустили водителей.

Чичканов:

— Михаил, спасибо. Извините, просто мало времени. Мы не говорим о проблемах парковки сегодня. Мы обсуждаем очень конкретную проблему. Введены новые штрафы. И я замечаю, что все стесняются их собирать.

Михневич:

— Ничего не происходит.

Чичканов:

— Интересно почему. У меня есть свое, как у психолога мнение, я его потихонечку начал высказывать. Интересно, происходит что-то у вас, какое-то мнение на этот счет. Вот это интересно. А то, что проблема есть и они разные, это понятно совершенно. Михаил у нас снова на линии.

Михаил, звонок:

— Здравствуйте, это другой Михаил.

Чичканов:

— Другой Михаил у нас на линии.

Михаил:

— Все эти ситуации с штрафами за парковку, очень здорово напоминают первых парковщиков, которые появились в начале перестройки. Нет машины, надо собрать с них деньги. Появляются ребята, которые собирают деньги. Народ еще это помнит. Полиция, у меня такое ощущение, еще не опустилась до состояния этих ребят.

Чичканов:

— Полиция вообще едина с народом насчет чего? Одно дело 200 рублей взять. Подойти и сказать дай 3 тысячи, это серьезный вопрос, я вам скажу. Понимаете? Подтверждаются все мои предположения.

Михневич:

— Все живет по законам психологии.

Чичканов:

— Все написано в учебнике по социальной психологии. Все абсолютно. Которые у нас не читали, когда принимали эти законы. И здесь все написано. Никто ничего не берет.

Сергей, звонок:

— Добрый вечер. У меня неправильный взгляд на проблему. Я считаю, что нужно штрафовать те супермаркеты, магазины, те предприятия, обслуживающие людей, где нет парковочных мест, где не организованы парковки, еще что-то там. И тех, кто не дает им это делать. Нам мешает большое количество машин, то не там ставят. То чиновникам давайте запретим парковаться в городе любом.

Чичканов:

— Я очень переживаю. Давайте оставим чиновников, правительство. Давайте по-простому. Штрафы ввели, а их никто не собирает. Почему? Вот вопрос какой меня волнует. Есть мнение, что не собирают, боятся. Что наши люди не пойдут за футбол, а если сейчас по чесноку, начнут со всех, неправильно парковавших в Москве, три тысячи рублей собирать, то тут будут внеочередные выборы. Буквально, через три месяца. Немедленно. Мэра нашего города. Не за то, что штрафы, а за то, что парковок нет. Это обоюдоострая ситуация. Вот что я думаю. И чтобы не злить людей психологически, они не готовы поднять такую ношу. Вот что я думаю.

Михневич:

— Вы считаете, что это какое-то специальное указание дано руководителям ГАИ?

Чичканов:

— Наша полиция сейчас едина с народом. Полицейские люди. Все очень просто. Они понимают, что в этом городе негде парковаться. И они тоже считаются с людьми. И это хороший сигнал. То, что полиция едина с народом, хороший сигнал.

Даниил, звонок:

— Здравствуйте. Я просто хочу вам сказать такую ситуацию, как я представляю. Например, чиновники, таким способом, скорее всего, они хотели подзаработать побольше денег. Н полиция поняла, что не пройдет такая вещь. Соответственно не начала собирать штрафы потому, что люди начнут бунтовать и будут психовать и возможно поднимется, теракт может быть.

Чичканов:

— Давайте не будем о таком. С точки зрения нашей с тобой науки. Интересно, эти группы людей, которые принимали закон про три тысячи рублей, они планировали единство полиции с народом?

Михневич:

— Мне кажется, они думали о хорошем.

Чичканов:

— О чем?

Михневич:

— О том, что они издадут закон, и люди будут немедленно его соблюдать.

Чичканов:

— В смысле, платить?

Михневич:

— В смысле соблюдать. Они перестанут парковаться.

Чичканов:

Если парковаться негде.

Михневич:

— Есть специальные перехватывающие парковки в начале каждого шоссе. Приезжаешь в Анино, оставляешь на перехватывающей парковке свою машину и едешь себе.

Чичканов:

— А мне кажется, что они думали, что все начнут скидываться по три тысячи, чтобы проехать в город.

Михневич:

— Три тысячи, все-таки, дороговато в город ездить.

Чичканов:

— Почему? А я тебе скажу. Не нравится, плати. А тут облом вышел.

Сергей, звонок:

— Здравствуйте. Непонятна политика властей, потому что сейчас город отдан на откуп диким таксистам. Все остановки метро забиты таксистами, никто их не гоняет, никто ничем не занимается.

Чичканов:

— 10 минут эфира осталось. Позвонит хоть один слушатель, который скажет, а меня оштрафовали на три тысячи рублей за неправильную парковку. Я приз подарю этому радиослушателю. Правда, подарю.

Михневич:

— Бывают же места, где вдруг внезапно наезжают огромное количество машин, которые эвакуируют неправильно припаркованные автомобили. И такие рейды периодически наблюдаются в городе.

Чичканов:

— Кать, это было раньше. Когда не было трех тысяч рублей. Ты не понимаешь. Сейчас, когда три тысячи рублей, это вредно для здоровья. Наш человек за триста рублей драться не пойдет. А за три тысячи рублей может быть все что угодно. Давай звонок брать. Игорь, здравствуйте.

Игорь, звонок:

— Я свою историю расскажу. 16 мая. Новопоселковая улица и улица Фабрициуса. Утро, поток. Я водитель с семилетним стажем. Поворачиваю налево. Естественно, чтобы вписаться, я немного въезжаю колесами на встречную полосу, на которой нет ни одной машины по встречной. Два инспектора Северо-Западного округа говорят мне, что я нарушил правила. Я объясняю, что я никому не помешал и как мне вписаться в поворот. Дискуссия кончилась тем, что с меня потребовали деньги. Я им сказал пять, а они запросили десять. Я им отдал десять тысяч, чтобы не отдавали документы в суд. Я что хочу сказать. Я лет семь вообще гаишникам взятки не даю. А здесь я стал преступником. Потому что я дал взятку. А если бы я не дал взятку, меня бы лишили прав. И мне нечего бы было приносить домой. Я вам к тому, вы говорите, единство полиции и народа. И к тому, какие законы у нас принимают. То есть, у нас однозначно принимают законы коррупционные. И как можно принять такой закон, чтобы человек остался без куска хлеба.

Чичканов:

— Это хороший вопрос. Но я не согласен со слушателем. Как можно принять такой закон, чтобы человека за убийство посадили пожизненно. Это жестоко. Как можно принять такой закон, что человек колесом выехал на встречную полосу, а его лишили прав. А то, что от аварий на встречной полосе гибнет огромное количество людей – это ерунда. Фигня.

Михневич:

— Есть такие места в Москве, где проехать без нарушений правил очень сложно.

Чичканов:

— Не знаю. Я не видел. Вы после эфира мне расскажите.

Александр, звонок:

— Добрый вечер. Насчет встречной полосы. Сейчас рассматриваются какие-то поправки, что первый раз, кто выехал на встречную полосу, его только оштрафовать, но не лишать прав. Я считаю, что это справедливо. А насчет штрафов за парковку 3 тысячи рублей. Вы ничего не перепутали? Ведь это вводится с 1 июля и штраф за неправильную парковку и штраф за выделенную полосу. Поэтому я думаю, что все еще впереди.

Чичканов:

— Вы думаете, что 1 июля все начнется? Вы правда, думаете?

Александр:

— 3 тысячи рублей – это такие сумасшедшие деньги. Какой гаишник от них откажется.

Чичканов:

— А вот мы все-таки 1 июля вернемся и поговорим об этом. Потому что мне кажется, у меня такое ощущение, что ничего не будет. В Москве я не вижу никаких приготовлений. Мне кажется, сейчас будут парковки делать, еще чего-то. Нет-нет, ничего.

Михневич:

— Может быть, эвакуаторы готовятся, закупают за границей большое количество эвакуаторов, чтобы в Москве и Петербурге обеспечить соблюдение закона.

Чичканов:

— Не знаю. Посмотрим. С 1 июля говорят. Мы немножко опечатались. Давайте слушателя послушаем.

Елена, звонок:

— Доброй ночи. Эта тема мне немножко не близка. Автомобиля нет. Мне кажется, когда на уровне правительства принимаются различные законы, они должны быть социально-ответственны. Потому что, если закрывать какие-то предприятия, то надо подготовить рабочие места. Как, например, поступала госпожа Маргарет Тэтчер. Она закрыла шахты, но людей переучила на другие профессии и обеспечила их рабочими местами. Мы же берем позитивный западный опыт. Значит надо ориентироваться на него. Если мы вводим систему штрафов, значит надо подготовить парковки, подготовить людей, обучить, как пользоваться этими парковками. И так далее. Мне кажется, это элементарно. Надо просто быть социально-ответственными нашему правительству.

Чичканов:

— Отлично. Я об этом и хотел сказать. 1 июля могут происходить разные события. Слава богу, что это еще не введено. Почему-то я, честно говоря, считал, что уже.

Михневич:

— А в новостях, потому что написано, что власти Москвы планируют сделать поэтапный переход к штрафам за неправильную стоянку. И эти этапы включают июнь месяц. Не вы, не слушатель, не ошиблись.

Чичканов:

— Все-таки поэтапный переход. Будем надеяться, что этот поэтапный переход закончится тем, что не будет конфликтов. Потому что, мне кажется, он близок. Владимир, здравствуйте.

Владимир, звонок:

— Доброй ночи. Я хотел вот что сказать. Я сомневаюсь о единстве полиции с народом. Потому что полиция, это структура, где работают люди, которые выполняют приказы. И как-то сложно мне верится. Я прожил 60 лет и многое я видел. Что, вот она, милиция, она едина с народом. Как-то здесь не увязывается. Дело не в этом. Наша милиция бывшая, и нынешняя полиция, они все работают по одной простой схеме – завернут им гайки, отвернут им гайки. В данный момент им, по принятии этого закона, гайки отвернули. Учитывая вот эти массовые волнения в Москве, головную боль себе создавать вот с этими 3-х тысячными штрафами. Отвернули гайки. Но руководство МВД знает, что у них есть индульгенция. И они этот закон в любое время могут применить. То есть, эту гаечку завернуть. Пока они отвернули. Зачем обострять ситуацию. Вот и все.

Чичканов:

— Спасибо большое. Спасибо за мнение. Мне кажется, что поэтапное введение, это даже хорошо. Нужно сказать, что это еще раз доказывает, что что-то происходит. И о людях у нас тоже заботятся. Я думаю, что самое интересное произойдет позже. 1 июля. И я думаю, что нам следует 1 июля возвратиться к этой теме, знаешь в каком смысле? Мой прогноз – не будут брать эти штрафы у нас.

Михневич:

— А может быть и будут, только весьма оригинальным образом. Вот сейчас начали появляться автомобили, которые будут регистрировать неправильную парковку автомобилей. И штрафы будут высылаться по почте ровно также, как и сейчас высылаются штрафы за превышение скорости. Просто – опа! И пришел штраф по почте. Никакого гаишника, останавливающего человека, вылавливающего…

Чичканов:

— Черт! Кать, они выучили психологию. Да! Вот это бунта не вызовет. Отличная идея. Машины, которые фотографируют. Я не знал об этом. Я зря обвинил людей в незнании. Они знают, что делают. Давай слушателя послушаем.

Звонок, Александр:

— Добрый вечер. Эта схема тоже не сработает, поскольку, когда эта фотография ко мне придет, я обращусь в суд и скажу, что я останавливался для посадки и высадки пассажира. Фотография запечатлевает момент, секунду. Поэтому, тут тоже не сработает. Деньги брать не будут. Потому что надо комплекс мер вводить. Первое. Почему сейчас люди ездят на работу на своих машинах? Да хотя бы потому, что это, как минимум, не дороже, чем ездить на общественном транспорте. Как бы удобен и доступен общественный транспорт, я думаю, что значительная часть людей пересядет на общественный транспорт.

Чичканов:

— Спасибо большое за мнение. Следует подводить итог. Время, когда введут новые штрафы.

Михневич:

— День Ч.

Чичканов:

— День Ч. Неминуемо. Это уже достаточно скоро. Мой прогноз удивительным образом. Я не думаю, что будут брать так просто. Потому что, по-моему, такие штрафы по 3 тысячи рублей за одну парковку, это чревато всякими социальными последствиями. Но посмотрим. Мы вернемся к этой теме после 1 июля. А вам, дорогие радиослушатели, я хочу пожелать терпения, мужества, в связи со штрафами. И не отчаивайтесь. Все разрешится. Это была программа «Больше жизни». С вами психолог Екатерина Михневич.

Михневич:

— И психолог Геннадий Чичканов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 19.06.2012 19:06:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о