Сколько тратит Россия на свою армию

Полковники Баранец и Тимошенко объясняют на пальцах в эфире РАДИО «Комсомольская правда» [аудио]. Выпуск от 2015-11-10 17:05:00. Ведущие: Виктор Баранец, Михаил Тимошенко.

Баранец:

— Дорогие друзья, мы хотели бы поздравить своих коллег в погонах! Я хочу, чтобы наш российский народ немножко объективнее относился к людям, которые стоят на страже нашего правопорядка, потому что есть в нашем так называемом общественном мнении такое – все это воры, наглецы, хамы и т.д. Давайте вспомним всех, кто погиб на страже этого порядка, давайте вспомним этого юного офицера, который буквально на днях получил от бандита пулю в живот и, возможно, своей смертью предотвратил серьезный теракт… Поздравляя нашу уважаемую полицию-милицию, я бы хотел попросить от имени журналистского сообщества извинения за то, что мы в долгу перед людьми, которые стоят на страже нашего порядка, потому что почему-то так получается, что бандитов мы множим – на телевидении, на радио… Людей, которые совершают какие-то мерзкие, незаконные поступки, мы почему-то выносим на первые полосы газет, телепередач, а людей, которые совершают ежедневно подвиг и спасают людей из воды, из огня, мы как-то часто, к великому сожалению, отодвигаем на второй, а то и на третий план. Так что, дорогие именинники, простите нас, что иногда мы бываем несправедливы по отношению к вам.

Тимошенко:

— Иногда бываем и справедливы. Так вот, о главных темах. Я хочу напомнить – мы установили взаимодействие с департаментом жилищного обеспечения – ДЖО – человек, как говорится, конкретно в стволе, но вы до сих пор не направляете свои вопросы на почту Баранца. Повторяю – baranez@kp.ru

Баранец:

— И не надо там писать длинно, а пишите просто – вопрос для ДЖО. А дальше – кто вы такой и как обязательно с вами связаться. Иногда для того, чтобы решить ваш вопрос, достаточно будет просто одного звонка из редакции, но нет телефона, чтобы уточнить какую-то деталь из вашего письма. То есть, подумайте и об этом…

Тимошенко:

— Контакты-то для связи-то оставляйте.

Баранец:

— Да. И мы уже добыли возможность такую встретиться с человеком, который согласился прийти к нам. А у нас в эфире уже Даниил.

Тимошенко:

— А тема-то какая сегодня? Не про милицию же.

Баранец:

— Вот сейчас мы с Даниилом поговорим и объявим тему.

Даниил:

— Здравия желаю, товарищи полковники. Вопрос следующий – вот все мировое сообщество как бы в большинство своем принесло соболезнования по поводу катастрофы, Барак дурак Обама не соизволил это сделать, даже просто соболезнования произнести…

Баранец:

— Он поручил это Керри сделать.

Даниил:

— Возможно. А Шарли Эбдо устроило карикатуры. Наш Рамзан Кадыров сказал, конкретно, если не ошибаюсь, или Олланд их закроет, или им помогут закрыться. Как, по-вашему, они вообще имеют право на существование после этих карикатур?

Баранец:

— Ну, сколько существует человечество, столько существует в нем такая гадостная порода, типа той, что вы говорите и в виде Эбдо.

Тимошенко:

— Да у нас тоже такие есть.

Баранец:

— Главный редактор журнала величественно ответил на упреки, что для нас не существует понимания кощунства…

Тимошенко:

— А вот пусть на их родственников это и обрушится – то, что они нарисовали.

Баранец:

— Я думаю, что тогда в гости к Шарли Эбдо еще, наверное, придут и, если так и дальше будет продолжаться, наверное, многие из нас открыто скажут, что будет справедливая кара. Потому что действительно западный мир настолько увлекся вот этими либеральными свободами, что уже попутал рамсы, извините, пожалуйста, по-другому это не скажешь. Михаил Тимошенко меня попросил обозначить тему для разговора. Если вам это интересно, а интересно, наверное, многим, потому что мы много писем получаем, что не слишком ли много мы тратим на оборону? Уважаемые радиослушатели, вам как кажется – не слишком ли много мы тратим на оборону в нынешних условиях?

Тимофей:

— Здравствуйте, я бы хотел вас поздравить всех, кто в погонах, с этим праздником хорошим. И я думаю, что да немного мы тратим, получается, на это дело…

Тимошенко:

— Много или немного?

Тимофей:

— Нет, много тратим мы на то, что, получается, у нас на вот это ИГИЛ…

Баранец:

— А что, мы финансируем из Москвы ИГИЛ, туда возим вагонами деньги?

Тимофей:

— Ну, времени вот этого, разговоров вот этих… Ну, вы поймите меня правильно.

Тимошенко:

— То есть, как я понял, давить их молча до полного исчезновения?

Тимофей:

— Да, да.

Тимошенко:

— Как вшей на кальсонах, бутылкой.

Александр:

— Добрый вечер. Мне кажется, что на оборону мы тратим непростительно мало. И в связи с этим хотел бы вас спросить – когда выйдет в море ракетный крейсер «Адмирал Нахимов» и еще парочка авианосцев?

Баранец:

— Что касается авианосцев, то мы уже раз пять говорили, что это пока только в мечтах, проектах и т.д. Тут же еще дискуссия идет, Тимошенко правильно говорил, потому что гнаться за этой американской грандиозностью, в то время, когда многие военные теоретики говорят, что про?? средствах поражения завалить такое гигантское корыто становится все проще. Не просто, но все проще. Михаил, а что ты скажешь про «Нахимова»?

Тимошенко:

— Ну что, строительство идет по плану, лодка не так быстро делается, как хотелось бы.

Баранец:

— Тем не менее, порадуемся, потому что целый выводок мы все-таки потихоньку…

Тимошенко:

— Мы-то планировали до 2020 года построить семь штук… И насчет денег человек совершенно правильно сказал. Древние римляне имели обыкновение говаривать – амат виктория препарато, сиречь в переводе на русский «победа любит подготовку».

Александр:

— Здравия желаю, товарищи полковники. Я хочу сначала выразить соболезнования родственникам погибшего лейтенанта, очень жаль парня…

Баранец:

— Вы пропали, Александр. Елена Владимировна у нас в эфире.

Елена Владимировна:

— Здравствуйте, уважаемые ведущие. Я звоню вам первый раз, хотя являюсь постоянной слушательницей вашей передачи. Сама я из семьи потомственных военных, это летчики ВТА и противовоздушной обороны, летчики-истребители. Мне страшно иногда слушать, когда на разных станциях в разных передачах мужское население задает вопрос о том, не много ли мы тратим на оборону? Я так думаю, что, когда Ксюшенька Собчак задает такой вопрос, ну, как бы блондинке свойственно такое, да. А когда мужчины задают, просто страшно становится – господи, неужели такая деградация мужского населения? Как можно больше надо тратить на оборону. Вокруг столько акул зубастых, что даже  подумать, чтобы задать такой вопрос, становится как-то не по себе. Люди, что, не видят отупление или одурманивание, или что еще может быть… когда женщина спрашивает, это еще можно понять – она далека от этого, но когда задают вопрос мужчины – волосы дыбом встают. Мужчины страны, возьмите себя в руки, вернитесь на землю и подумайте, о чем вы говорите! У вас же наверняка есть дети и внуки, которых нужно защищать от страшной угрозы.

Баранец:

— Спасибо за ваши прекраснейшие слова, товарищ жена офицера. Андрей, добрый вечер.

Андрей:

— Здравствуйте. У меня маленько другая точка зрения. Все-таки бюджет, конечно, его всегда мало на оборону, но, понимаете, у него достаточно высокая доля в общем бюджете Российской Федерации. Если мы построим то, что у нас тратится на здравоохранение, на ЖКХ, то мы понимаем, что…

Баранец:

— Это всегда вечный спор – что купить? Отремонтировать ли замок в квартире или купить новые тапочки жене. Что бы вы сделали? Вот такая дилемма.

Андрей:

— А я бы сделал так, чтобы можно сделать и то, и другое.

Баранец:

— Так никогда не бывает.

Тимошенко:

— Вариант, конечно, есть. Посадить жену в дверях вместо замка и тапочки ей на хрен не нужны…

Баранец:

— Да. И пусть она сторожит с ломом и веником…

Андрей:

— Хорошо, я вас понял. Я с вами согласен в том плане, что внешняя оборона всегда имеет приоритет, но нужно пытаться находить выходы, для того, чтобы решать и внутренние проблемы.

Баранец:

— Ну что, дураки сидят в Кремле, в правительстве?

Тимошенко:

— Ну, это ж понятно, кто у нас в Кремле сидит. Ты что, народ пропаганда уже консолидировала, для этого пришлось Крым забрать. Народ весь, как единое целое после акции «Бессмертный  полк», а с правительством творится черт знает что. Сегодня один говорит одно, завтра другой другое, рубль наш стоит, как врытый, не шелохнется, вдруг – трах-бабах, в два конца. И ничего.

Баранец:

— Михаил, я думаю, мы еще не раз услышим такую точку зрения. Владимир Николаевич, добрый вечер.

Владимир Николаевич:

— Добрый вечер. Очень рад. Что касается обороны, такой вопрос. Конечно, мы тратим немного и вот, пожалуйста, в этой связи ответьте – удалось ли восстановить тот ущерб, который нанесли России и вооруженным силам наш бывший министр Сердюков и его женский батальон? И второй вопрос – вот был у нас президент Дмитрий Медведев и в свое время он сдал Каддафи и еще там…

Баранец:

— Мы эту тему обсуждали уже… в чем вопрос? Вот так получилось – он сдал Каддафи, я тут с вами согласен…

Владимир Николаевич:

— Я думаю, что при Путине не повторится такая ситуация, да?

Баранец:

— Уже не повторится. Видите, в Сирии уже не повторилось. Отсюда точка отсчета начинается. Путин насыпал песка в ту ось, с помощью которой Обама пытался вращать землю в определенном направлении. Все. Заскрипела ось.

Тимошенко:

— А эти мне начали напоминать троцкистов. Потому что те же хотели мировую революцию разжечь. «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем». Вот давайте делать так, как у всех в мире, и будет вам счастье. А результат? Ну, вот мы смотрим на Сколково – результата нет. Ну, построили дома, закопали деньги в землю. А насчет того ущерба, который нанес десант амазонок, мне сдается, что нет, не восстановили.

Баранец:

— Миш, а давай попробуем хотя бы грубо, чтобы людям было понятно, вот как ты думаешь, в каком процентном отношении мы уже исправили под руководством Шойгу и начальника Генштаба косяки бывшей команды?

Тимошенко:

— Процентов на 40.

Баранец:

— Ладно, вот давайте остановимся на том, что у Тимошенко 40, у меня 60. Лариса Анатольевна, добрый вечер.

Лариса Анатольевна:

— Добрый вечер. С удовольствием слушаю вашу передачу. У меня такое мнение. На оборону сколько мы тратим или будем тратить, сегодня как раз утром по радио сообщали, что как раз могут увеличить – это дело специалистов, которые за это отвечают. Но у меня вопрос другой. По радиостанции «Звезда», я даже Шойгу хотела написать, я когда-то у него работала, вы знаете, вот есть фильм «За двумя зайцами», в ушах уже шкворчит – все время постоянно говорят о наших новых разработках. То ли хотят, чтобы шапками мы будем закидывать, если действия какие-то будут. Я конструкторскими работами занималась и хочу сказать, что так подробно все рассказывается, до того, что только там два винтика каких-то куда-нибудь день и все заработает…

Тимошенко:

— Я думаю, что пока никаких тайн не разоблачили, родину не продали. Всю. Частично – да. Я вот каждое утро гуляю, или вечер, с собакой, и вижу, как у пунктов продажи родины на бульваре, где посольствие обамино, там народу, правда, стало поменьше последнее время, а то прямо эшелонами загружали.

Баранец:

— Вы знаете, есть такая структура, как Генштаб, он, конечно, следит за тем, чтобы даже всеми нами любимая телерадиокомпания «Звезда» не сболтнула лишнего. Мы постоянно рассказываем о новых разработках, но это еще и своего рода направление в информационной войне, чтобы держать супостата под постоянным информационным прессом, что Россия не спит, Россия что-то клепает, и клепает что-то такое… Ну, а то, что самое секретное, вы знаете, мы никогда об этом не услышим…

Владимир:

— Добрый вечер. Я бы хотел выразить соболезнование погибшим семьям, а товарищам карикатуристам дать совет рисовать карикатуры на своего президента, который непонятно какой ориентации. Пусть рисуют на здоровье.

Баранец:

— Да, гуляка, никакого семейного ладу у него, вообще такой бабник самый настоящий французский. Спасибо вам, уважаемый радиослушатель. Олланд для нас не лучший моральный пример. Алексей, добрый вечер.

Алексей:

— Здравия желаю, товарищи полковники. Много или мало мы тратим на оборонку? Лично у меня такое ощущение, что, ну, помните при Советском Союзе гонка вооружений, американцы там чего-то делают, мы за ними дальше, там космические войны… А теперь получается так, что мы тратим нормальные деньги, а вот америкосы за нами теперь пускай раскошеливаются.

Тимошенко:

— Ну, так у них из-за этого все эти выступления и вой всегда, что вот, мол, у нас закрывается окно возможностей, когда можно противостоять России. Ну, чтобы денег дали…

Баранец:

— У них есть на что раскошеливаться. Если у нас годовой бюджет колеблется где-то в пределах… если у американцев 600 млрд. долларов на вооружение… то у нас 80. И, естественно, если посмотреть сейчас на внутренний валовый продукт…

Тимошенко:

— А с учетом падения курса, хорошо, если не 40.

Баранец:

— Да, да. Так что все правильно понимают. Большинство из нас правильно понимаем, что Россия сегодня тратит на оборону ровно столько, сколько позволяют ее экономические возможности. Законы военного строительства не обманешь. Леонид, добрый вечер.

Леонид:

— Добрый вечер. Когда у нас появятся ударные беспилотники, не хуже, чем в Израиле?

Баранец:

— Идут испытания. Все. Больше я вам ничего не скажу.

Леонид:

— Когда встанут на рельсы Баргузины?

Тимошенко:

— Ну, не проблема поставить на рельсы, вопрос в том, что нужно сделать нормальную пусковую, которая помещалась в стандартный железнодорожный вагон, а не в это огромное восьмиосное чучело, на котором было написано «для легких…» и в систему управления и навигации. Вот и все. Ничего особо хитрого нет. Потому что в вагоны «Тополь» влезает и «Булава».

Баранец:

— Но мы работаем. Виктор, добрый вечер.

— Добрый вечер. Только не Виктор, а Игорь меня зовут. Много или мало мы тратим на оборону? Мы тратим катастрофически мало, нужно тратить в десять раз больше. А вот откуда взять деньги? Элементарно. Урезать зарплату нашим депутатам, которые сидят в Госдуме в те же самые десять раз. И вот, пожалуйста, будут деньги на оборону.

Тимошенко:

— И не только им. А губернаторам?

Игорь:

— И губернаторам, соответственно. Тогда будет еще на медицину и на обучение.

Тимошенко:

— А еще можно отменить чемпионат мира по футболу. На фиг он нужен кому зимой-то?

Игорь:

— Нет, вот с этим я не согласен…

Баранец:

— Игорь. Ну, вы представляете примерно объем работы человека, который работает в Госдуме, да?

Тимошенко:

— Никто не представляет, чем они занимаются. Как ни посмотришь, никого в зале нет, один Жириновский сидит…

Баранец:

— Теплая, хорошая работа. Сидишь, слюнявишь пальчик, листаешь законы, координируешь их с другими законами и вот наступает конец месяца, ты идешь в кассу и вам там отваливают, минимум, 450 тысяч рублей. вопрос такой совершенно глупый – как вы думаете, это маленькая зарплата или большая?

Игорь:

— Учитывая то, что я сейчас вот майор на пенсии…

Баранец:

— 18 тысяч получаете?

Игорь:

— С учетом того, что я Герой России, я получаю несколько больше. Но я заработал эту пенсию своей кровью…

Баранец:

— Игорь, вы правильно ставите вопрос. Что-то у нас перевернуто в нашей стране… Тот человек, который голыми руками там кладет мостовую, он получает гроши. А тот, кто протирает штаны, прижавшись попой к теплой госдумовской батарее, тот получает полмиллиона.

Тимошенко:

— А ты возьми любую газету и посмотри, кто главные герои. Это артисты. Певуны, певуньи… Ужас, как они надрываются. Это же кошмар. А родина без них точно пропадет.

Александр:

— Добрый вечер. Я бывший офицер вооруженных сил. Случилось так, что я вышел на пенсию из органов внутренних дел… У меня два вопроса. Вот сейчас идет разговор о расходах на вооружение, естественно, это статья большая, меня другой вопрос интересует. Вот в органах внутренних дел сейчас почему-то идет сокращение, оптимизация, но почему-то не за счет управленческого аппарата, а за счет людей, которые работают на земле. По какому принципу сейчас формируется бюджет и распределяются вот эти денежные средства в вооруженных силах? Второй вопрос. Как бывший офицер инженерных войск, сапер, меня все время интересовал вопрос про башни-близнецы в Нью-Йорке, которые сложились, как грамотно подорванные дома. Но почему-то весь мир считает, что это случилось от самолетов.

Тимошенко:

— Вы кончали Тюменское?

Александр:

— Совершенно верно.

Тимошенко:

— А Куйбышевку нет, не успели?

Александр:

— Нет, не успел.

Тимошенко:

— Ну, как бывший по первому своему образованию вот этот самый негодяй, который должен был складывать такие дома, кончивший Куйбышевку, скажу – меня тоже мучает этот вопрос.

Баранец:

— Вы говорите по какому принципу? По принципу приоритетности. Случается такое, что на год выделили там три триллиона и на определенное вооружение, но проходит месяц-два и вдруг есть необходимость резко усилить программу по тем же беспилотникам ударно. Тогда называется это у них отодвинуть вправо – отодвигается вправо какая-то неприоритетная программа…

Тимошенко:

— … и окончание ее смещается на более поздний срок.

Людмила Викторовна:

— Добрый вечер. У меня такой вопрос. Скажите, у вас для кого эта передача – только для военных пенсионеров? Ведь люди, которые хотят вас послушать, например, члены моей семьи – они едут в метро или еще работают – и мы вынуждены на три часа ночи ставить будильник, чтобы вас послушать.

Тимошенко:

— Не надо ставить будильник на три часа ночи. Вы совершенно спокойно открываете сайт «Комсомольской правды», там радио «КП» есть и вы все слушаете.

Людмила Викторовна:

— Нет, хотелось бы конкретно узнать – на кого это рассчитано – в 17 часов?

Баранец:

— На военных людей. И на тех, кто на севере живет, и на юге, в это время – именно с 17 до 18 в штабах как раз назначается перекур… у курсантов военных училищ, у суворовцев-нахимовцев самоподготовка идет… так что мы здесь понимаем, что не все нас слышат, но мы рассчитывали на большую аудиторию и мы все вымеряли…

Владимир:

— Добрый вечер, товарищи полковники. Я хотел бы поблагодарить вас за программу «Военное ревю» и вас, Виктор Николаевич, поздравить с днем рождения! Я знаю, что у вас сегодня день рождения, Виктор Николаевич, но вы об этом скромно не сказали, и я хотел бы пожелать вам всего самого лучшего и сказать вот что. «Когда с нами Виктор Баранец, всем врагам придет конец».

Баранец:

— Спасибо, дорогие друзья!

Тимошенко:

— А про мой день рождения никто, кроме Госсовета КНР, не вспомнил.

Баранец:

— Да, следующий раз я специально посвящу половину передачи разговору с Тимошенко в день его рождения. Ловите меня на слове. Я буду расспрашивать этого человека о его богатом духовном мире и его богатейшем житейском и служебном опыте.

Тимошенко:

— Поехали шифровки. «Как вы относитесь к фильму-римейку «А зори здесь тихие»?» Ну, исходная версия мне нравится больше.

Баранец:

— Я вам хочу сказать, что после алмаза сделали бутылочное стекло. Едем дальше.

Тимошенко:

— «Почему в начале 90-х провалился проект «нацгвардия»?» А потому, что Борису Николаевичу показалось, что готовится заговор военных по его свержению.

Баранец:

— У меня нечего добавить.

Тимошенко:

— «Добрый вечер, товарищи полковники. Слишком много мы тратим на топ-менеджеров, пожизненное содержание некоторых мэров, губернаторов, депутатов, футболистов. А на оборону очень мало. Георгий. Москва». Согласны.

Баранец:

— Хорошие слова, Георгий, спасибо.

Тимошенко:

— «Правда ли, что Васильева является женой сестры Медведева и, если да, то это все объясняет».

Баранец:

— Давайте поставим многоточие, потому что мы уже, Миш, сколько раз уже объявляли…

Тимошенко:

— «Здравствуйте, уважаемые ведущие. Предлагаю, если подтвердится, что в катастрофе нашего аэробуса причастны террористы ИГИЛ, то объявить их вне закона и в плен в Сири не брать. Валерий. Тверь». Хорошая мысль. Обычно действует.

«Здравствуйте, уважаемые полковники. И вновь о безопасности полетов, а именно о средствах спасения пассажиров при авиакатастрофах, таких, как парашюты и катапультирование. Кто-то сломает ногу и отморозит нос, но у каждого будет шанс на спасение. Военным авиаторам надо подарить гражданским оптимально легкий парашют для чайников. Дмитрий, Москва». Ой, Дмитрий, представьте, что они начнут, допустим, самолет еще не упал совсем, открыли двери и говорят – сначала выходит салон бизнес-класса, потом прыгает первый класс, а потом только эконом. Они же там сломают все кресла.

Баранец:

— Миш, можно я добавлю? Вот когда я был маленьким мальчиком и ходил в пионерский кружок в Дом пионеров, у меня было несколько мечт. Одна из них – я мечтал о том, чтобы изобрести лекарство от рака, чтобы спасти человечество. Вот это моя золотая мечта была. А вторая – я пытался разработать гражданский самолет, в котором бы встраивались парашюты. Вот чтобы при любом ЧП выбрасывался парашют и он зависал. И когда я увидел, как наши десантники на этих системах, «Кентавр», по-моему, я даже куда-то письмо написал – почему у нас нет сейчас таких же систем…

Тимошенко:

— Понимаешь, вот все эти изобретатели не читают книг, а тем более…

Баранец:

— Ну, я-то в доме пионеров был…

Тимошенко:

— Попытка сделать некую капсулу, которая спасала бы для начала пилотов…

Баранец:

— А если весь самолет завесить на…

Тимошенко:

— А представляешь площадь парашюта? И с какой скоростью его надо тормозить? Так вот, даже капсула не получалась… Отказались от этого. «Конечно, мы много тратим на оборону, а что делать? Страна наша большая, огромная территория, у нас много врагов, планирующих захват Крыма, Сибири и Кавказа. Константин». Так оно и есть. Я вспоминаю свои лучшие молодые годы, когда я учился в академии щенком-курсантом, а воспитывали нас и обучали те, кто прошел войну, естественно, ходили мы в офицерском х/б 1943 года образца на полевые и нам сразу говорили – вот этот бушлат это лапсердак какой-то, а саперное дело оно какое? Рыть и немножко строить, особенно если ты минер. Поэтому все, ребята, одеваем ватники, на плечи портупею – и вперед. И наши негодяи, поскольку воспитывали их правильные люди, книжек не любившие и своим личным примером говорили – значит, так, противника надо остановить внезапно. Сейчас ты выскакиваешь из кустов, даешь очередь на полмагазина для привлечения внимания и орешь – вафен хин легин, суки, хенде хох! Вот так навыпрыгивались и однажды выпрыгнули на замначальника академии, который катал внучку в коляске.

Баранец:

— Миш, я еще добавлю о деньгах для армии. Я думаю, что Россия наша недостойна того, чтобы тратить лишь копейки на ее оборону. Едем дальше.

Тимошенко:

— «Здравствуйте. Власть, вбросив мульку о страшном вреде мяса, хочет выглядеть спасителем народа – мы вам урежем зарплаты, пенсии, вы не сможете купить себе мяса, а, значит, не заболеете раком. И Малышева внушает, что гадость эту нам есть не надо. Вопрос – через сколько метров…»

Баранец:

— Миш, кто это?

Тимошенко:

— Это Юрий из города Кимры, группа пролетарского гнева. Юрий, насколько я понимаю, вы хотите узнать, когда же народ подымет всех на вилы? Отвечаю вам. К сожалению, технология изготовления вил утрачена.

Баранец:

— «Если народ не хочет кормить свою армию, он будет кормить чужую». Ну, это уже классика. Почему-то про это все забыли.

Тимошенко:

— Да. «За такие вещи, как российский самолет и гибель 224 наших граждан, должен быть жесточайший ответ. В этом мощь и сила государства». Верно.

Баранец:

— Миш, а как ты думаешь, какой реально реалистичный ответ дать ИГИЛ? Во-первых, надо абсолютно точно установить того мерзавца, который это сделал, согласись?

Тимошенко:

— Не надо. Всех под одну гребенку.

Баранец:

— Тут надо разобраться, а потом уже будем думать о способах мести.

Тимошенко:

— «Товарищи слушатели, объясните мне, от какого такого врага у вас поджилки трясутся? Пить надо меньше. Марат». Вы знаете, Марат, я думаю, что вам бы лучше подумать о своей судьбе. Я тут посмотрел, что вы пишите, так это тихий ужас. У вас с умкой-то как? Умка это вот то, что там за лобной костью. «Присоединюсь к поздравлениям МВД. Вы правы, о героях говорят мало. Будем рады, если на «КП» будут о них рассказы». Ну, хорошо бы, да, но пока не получается. У нас тут другого хватает. «Успеют ли отремонтировать «Аврору» к 2017 году?». Ну а как же, это ж святое.

Баранец:

— Александр, к 2017 году «Аврору» отремонтируют, вот насчет сознания вашего я тут глубоко сомневаюсь.

Тимошенко:

— «Мои мысли, быть может, стремительно ускорившись, не заметили указателя поворота. Мне показалось, воздушно-космических сил в Сирии увеличилось, с этим вопрос – мы там в ближайшее время свернем операцию не для того ли, чтобы помочь Египту на Синае или там ВКС неэффективны? Михаил. 777».

Баранец:

— Заковыристый какой-то вопрос. Внимание, вы неправы. Первый день – 9 ударов, максимум был у нас 66 ударов. Сейчас где-то мы работаем на уровне 40. Где возросла интенсивность? Интенсивность сейчас, наоборот, упала.

Тимошенко:

— Упала, потому что исчерпывается количество целей, которые были разведаны исключительно нами.

Баранец:

— 90 и 40 это не совсем одно и то же. Едем дальше.

Тимошенко:

— «Почему, когда сотрудники полиции гибнут, а безумца с канистрой, поджигающие дверь здания ФСБ, не пристрелили на месте?» А зачем пристреливать? Надо было выплеснуть то, что осталось в канистре, на него и прислонить к двери…

Баранец:

— И при этом не заметить.

Тимошенко:

— Нет, а потом пойти вызывать МЧС. «Хватит слушать вечно ноющих индивидов. Сегодня практически враг у ворот, поэтому нужно тратить на оборону больше, с остальным потерпим. Марат. Пермь».

Баранец:

— Вот это русский человек. Марат, Пермь, форэве!

Тимошенко:

— «Глазьев прямым текстом в октябре этого года обвинил Кудрина и нынешних руководителей российской экономики в получении откатов от вложения России денег в американские ценные бумаги. Ваше мнение на эту тему и будет ли реакция у правоохранительных органов на эти факты?» Я думаю, что не будет.

Баранец:

— Дорогие друзья, ровно год назад в славном городе Иркутске открылось радио «Комсомольская правда». Сибиряки говорят, что за это время радио стало действительно узнаваемым медиаплощадкой, там все выступают, все обо всех рассказывают – и губернаторы, и бизнесмены, и журналисты. Дорогие сибиряки, слушайте радио «КП» и пусть оно будет несладким, пусть оно будет в меру соленым, пусть оно будет с перчиком, как ваши сибирские пельмени, а, главное, будьте ни на кого не похожими, как все сибиряки. С праздником вас, дорогие коллеги из радио «КП».

Тимошенко:

— Сегодня вся страна в каждой семье будет отмечать день рождения полковника Баранца!

Слушайте программу «Военное ревю» с полковниками Баранцом и Тимошенко каждый вторник, среду и четверг в 17:05 по московскому времени на волнах радио «Комсомольская правда». Слушайте нас на частоте 97,2 FM в Москве, на нашем сайте www.FM.KP.ru или в мобильных приложениях Радио КП для iOs и Android.

Архив программы «Военное ревю».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 10.11.2015 14:11:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о