Убивает ли нас отсутствие солнца?

Разбираемся в эфире Радио «Комсомольская правда» с экспертами, как выжить этой осенью и зимой [аудио]. Выпуск от 2016-11-11 16:05:00. Ведущие: Елена Ионова, Иван Панкин.

Панкин:

— В студии Иван Панкин и моя коллега, журналист «Комсомольской правды» Елена Ионова. Миф, за которым мы будем охотиться, связан с солнцем. Бытует мнение, что отсутствие солнечных лучей убивает человека, делает его слабее, страдают зубы, есть и мифы, связанные с тем, что человек даже стареет быстрее из-за нехватки солнца. Конечно, тема эта привязана к той погоде, которая за окном. А за окном льет дождь. Несмотря на то, что многие пишут: а что вы жалуетесь, вообще-то ноябрь на дворе, а это осень, а не зима, а вы снега ждете.

Ионова:

— Почему мы решили сделать эту программу, людей подбодрить, заставить всех выйти из темы? Эта осень признана самой темной, самой мрачной за последние 10 лет. Во всяком случае, в средней полосе России, да и в других регионах тоже. Нельзя сказать, что случилось что-то ужасное, что теперь, как в фильмах ужасов, наступит вечная ночь, и из этого мы уже не выкарабкаемся. В принципе все это достаточно нормальные явления. Если говорить о метеочувствительности вообще, то метеочувствительных людей гораздо меньше, чем нам кажется. Потому что есть такое понятие – метеозависимость, когда человек действительно зависит погоды, когда ему становится плохо при перепадах давления, при сильном ветре и т.д. Таких людей, по подсчетам, всего лишь 7-10% населения. К ним относятся так называемые циклотимные личности. Циклотимные личности это особый склад психики, эндокринной системы человека, когда он действительно реагирует на погодные изменения, такие очень тонко чувствительные люди, как эльфы практически. Ну и также люди с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Но здесь связь другая. То есть не они реагируют на погоду, не погода делает им плохо, а изначально реакция на погоду – это симптом того, что человек нездоров, и ему надо что-то делать со своим организмом.

Панкин:

— Твои слова хочется подкрепить конкретными цифрами. Как сообщает столичное метеобюро, солнце в октябре светило всего 37 часов вместо положенных 78. Сентябрь тоже оказался сильно пасмурным, синоптики насчитали 91 солнечный час при норме 147. Сейчас в столице самый пасмурный месяц года. По расчетам специалистов, в ноябре солнце светит в Москве не более 32 часов. Не исключено, что эта цифра в этом ноябре будет совсем маленькая.

Ионова:

— Давайте спросим наших слушателей, что сами люди думают. Их что больше волнует, что сегодня дождь за окном или что сегодня – ура, пятница все-таки?

Панкин:

— Итак, страдаете ли вы от недостатка солнца, и как вы справляетесь с осенней хандрой? На связи с нами Александр Калинкин, врач-сомнолог. Александр Леонидович, как сильно на нас влияет отсутствие солнца?

Калинкин:

— Дело в том, что действительно в городах, особенно в северных широтах, где не хватает солнца, данная ситуация достаточно сильно влияет и на качество сна, и на настроение человека, и на его здоровье. И связано это прежде всего с тем, что недостаточность солнечного света приводит к тому, что нарушается выработка гормона мелатонина, который является не гормоном сна, как раньше считали, а гормоном ночи. Дело в том, что при солнечной освещенности, когда свет попадает на сетчатку глаза человека, то подавляется выработка этого гормона в дневные часы. А ночью концентрация его резко растет, и обычно, если человек придерживается нормального графика сна, совпадает со сном. Так вот, когда не хватает солнечного света, концентрация этого гормона начинает увеличиваться в дневные часы и недостаточно повышается в ночные часы. Это ведет к тому, что развиваются различные нарушения сна, развивается так называемое сезонное аффективное расстройство или сезонная депрессия, то есть мы становимся более печальные, хуже себя чувствуем. Это один из главных факторов, который определяет не только сон человека, но и вообще очень многие жизненные процессы, которые протекают у нас в организме.

Ионова:

— Получается так, что из-за того, что гормон мелатонин у нас вырабатывается недостаточно ночью и больше, чем нужно, днем, мы из-за этого плохо высыпаемся, но при этом постоянно чувствуем сонливость?

Калинкин:

— Это одна из причин. В организме человека это очень сложный комплексный процесс, но именно нарушение околосуточных ритмов выработки мелатонина является одной из главных причин этой осенне-зимней хандры.

Ионова:

— А нужно ли с этим что-то делать? Осень и зима каждый год, вроде как человек к этому должен быть приспособлен изначально.

Калинкин:

— Ну да, человек и вообще животный мир приспосабливается к различным условиям, которые меняются на протяжении истории земли уже достаточно давно. Но привыкнуть за такой короткий промежуток времени практически невозможно. Потому что солнце является главным источником жизни на земле. Поэтому адаптации, к сожалению, не происходит, а происходят различные процессы, которые нарушают наше здоровье, самочувствие и т.д. Что делать? Выход в принципе уже нашли, и относительно давно. Достаточно поддерживать дневную освещенность, которая имитирует спектр солнечной освещенности, особенно в утренние часы и желательно на протяжении рабочего дня. Существуют различные лампы, световые приборы. Сейчас даже стали выпускать специальные рамы, которые имитируют солнечный восход, закат и т.д. То есть этот способ достаточно простой, это не медикаментозный способ, но он во многом позволяет регулировать, восстановить эти околосуточные ритмы, которые необходимы для здоровья человека.

Ионова:

— То есть максимально нужно в течение дня не сидеть впотьмах, что называется, то есть включать побольше света?

Калинкин:

— Да. Но у света спектр различный, поэтому не каждая лампочка, горящая около человека, будет регулировать эти процессы. Существуют определенные приборы с определенной длиной волны, которые в максимальной степени действуют на эти процессы.

Ионова:

— То, что касается обычных лампочек. В офисах сейчас в основном энергосберегающие или люминесцентные лампы. Насколько я понимаю, они никак не влияют на выработку витамина D. Нужно использовать какие лампочки?

Калинкин:

— Вы упомянули витамин D, но это больше связано с ультрафиолетовым спектром излучения.

Ионова:

— То есть здесь важна просто освещенность?

Калинкин:

— Да, именно освещенность. Есть определенная длина волны, которая позволяет в максимальной степени подавлять выработку мелатонина в дневные часы и восстанавливать в ночные часы. То есть это специальные приборы, это далеко не каждая лампочка.

Ионова:

— То есть нужно посмотреть специальные приборы для улучшения освещенности?

Калинкин:

— Да. Кстати, во многих офисных помещениях уже давно эту задачу решили, используют лампы со специальным светом, которые позволяют в максимальной степени создать обстановку, напоминающую солнечный дневной свет в летние дни.

Ионова:

— В такую погоду, даже если человек себя нормально чувствует, все равно хочется спать больше, чем летом. Нужно ли что-то делать с режимом?

Калинкин:

— Во-первых, надо придерживаться режима достаточно стабильно, то есть ложиться и особенно вставать в одно и то же время. Понятно, что не очень хочется, потому что за окном темно, пасмурно, идет дождь и т.д. Но если человек продлевает свой утренний сон, то есть он проснулся, потом начинает лежать час, два, три, особенно в выходные дни, то это резко ухудшает так называемое давление сна в вечерние часы на следующий день, и ему сложнее заснуть.

Ионова:

— То есть через не могу. Будем стараться.

Панкин:

— У нас есть звонок. Владимир, здравствуйте.

— Я не страдаю осенней хандрой. Мы же живем по доминанте организма. Зимой организму свет и не нужен. Если нужен, то очень мало. Поры закрыты, организм замер. А весь свет нам изнутри подают летом сердце, а зимой почки, костный мозг. Поэтому не бойтесь, ничего с вами не произойдет. Это закономерный процесс зимы.

Ионова:

— А вы как-то изучали этот вопрос?

Владимир:

— Я веду спортивную медицину в городе Твери, специалист по этому делу. Поэтому вот так и советую, когда доходяги зимой начинают… Кто-то сказал из специалистов: страдают больше люди, родившиеся летом. А кто родился зимой, они этой зимы и ждали. Поэтому доминирующие зимой люди страдают летом, доминирующие люди летом страдают зимой. Солнце легло на землю, и сейчас нам очень специфично. Конечно, кому-то будет не хватать этого света, но почки исполнят свою роль.

Панкин:

— Версия не лишена смысла, с учетом того, что дети активнее растут по весне и летом. На связи с нами Виктор Косс, врач-невролог, реабилитолог. Виктор Викторович, убивает ли нас отсутствие солнца?

Косс:

— Я так понимаю, речь идет о метеозависимости?

Ионова:

— Да, мы говорим о том, насколько это действительно важно. Действительно ли метеозависимость сейчас нападает на всех?

Косс:

— Тут много факторов играет роль. Во-первых, будем отталкиваться от общего к частному. Каждый человек специфичен и индивидуален, и то, как он себя ведет в течение дня, недели, года и т.д., то есть насколько он тренирован, насколько правильно питается, насколько правильно спит, из этого составляется такое понятие, как общий иммунитет. И если у человека хорошо развит общий иммунитет, то есть он стрессоустойчив, он тренируется, каждое утро ходит в бассейн, несмотря на то, что солнца нет, он пробежки делает, у него хорошее настроение, все более-менее нормально на работе, то у него, конечно, никакой метеозависимости не будет, солнце на него не будет никак влиять в течение 2-3 лет такого режима. Но здесь уместно вспомнить, что существует три стадии стресса, которые мы, жители мегаполиса, проживаем. Эти стадии изучены и научно доказаны. Стадия мобилизации длится около 5 лет, стадия напряжения – около 7-8 лет и стадия истощения. Когда мы попадаем в стадию истощения, тогда недостаток солнца или плохая погода будет убивать человека.

Ионова:

— То есть метеозависимость, метеочувствительность на отсутствие солнца, на повышенную влажность – это не диагноз, это симптом того, что с организмом что-то не в порядке?

Косс:

— Да, надо разбираться с этим симптомом. Но изначально давайте приведем пример с детишками в школе. 70% сейчас метеозависимы. Мы начинаем изучать этот феномен. А все очень просто. Вот эта урбанизация, компьютеризация и малоподвижный образ жизни делает организм менее стрессоустойчивым и более метеозависимым. Я сразу даю совет, что детишек надо уже с детства приучать к этой стрессоустойчивости, то есть физическая активность, питание, дыхание и пр.

Ионова:

— А насчет режима что вы скажете? Сейчас ребенка уложить в 9 вечера, наверное, мало реально.

Косс:

— Да. Это очень большая проблема. И у детей сейчас гиперактивный мозг из-за этих гаджетов, телефонов, компьютеров. Есть такой синдром гиперактивности, который тоже проявляется на энцефалограмме отсутствием редукции альфа-ритма, то есть снижается определенная волна, которая отвечает за спокойствие, или которая характеризует спокойствие. И если же ребенка в этом режиме держать, то у ребенка, который более поздно ложится спать, через какое-то время возникнет стадия истощения гораздо быстрее, нежели возникала у тех людей, у которых не было компьютеров, телефонов и пр.

Ионова:

— Получается, что не надо изобретать велосипед, не надо придумывать какие-то обходные пути – все равно режим должен быть?

Косс:

— Режим должен быть. Но мы с вами не можем изменить эту систему, надо подстраиваться под нее. И даже здесь совет не то что режим должен быть, ребенок все равно не ляжет, как бы мы ему ни говорили, а нужно делать так, чтобы режим труда и отдыха соблюдался, чтобы мы его грузили на секциях, чтобы мы с ним беседовали как психологи, чтобы как-то разнообразили жизнь ребенка, а не отдавали его полностью в этот телефон или в компьютер, не забывали про него. То есть грамотный подход, внимание и организация труда и отдыха ребенка. Это очень важный момент, который на родителях лежит, а не на учителях.

Ионова:

— Хорошо, если человек тренируется, если человек не реагирует остро на погоду. Но если так случилось, что произошла масса упущений в его жизни, он стал метеозависимым, вы можете что-то порекомендовать, как можно снизить это негативное влияние погоды на человека?

Косс:

— Мы с этого с вами и начали. Конечно, для того чтобы сохранить здоровье ребенка (и не только ребенка), есть такие общие правила. Первое – это гигиена собственного тела. Это физическая культура, это психологическая работа над собой. То есть каждый человек должен понимать, что он должен к чему-то стремиться, ради чего-то жить. Это правильное питание и периодическая диспансеризация, которая позволяет определить слабое место и профилактировать это слабое место. Вот, наверное, общие правила.

Ионова:

— Вы сказали про правильное питание. В такую погоду, когда мало солнца, мало ультрафиолета, мало света, пониженная или повышенная влажность, нужно ли как-то корректировать сейчас питание? Существует ли какое-то, скажем, осенне-зимнее питание и летнее питание?

Косс:

— Есть диетическое питание, столы, которые назначают пациентам. Но мы сейчас об этом не говорим. Мы говорим об общих рекомендациях, поэтому, учитывая, что организм это самонастраивающаяся система, как говорил Анохин, то есть она саморегулирующаяся и самонастраивающаяся система, мы должны прислушиваться к своему организму и питаться так, как он того хочет. Я не гастроэнтеролог, но я говорю всегда пациентам так: острое, жирное, жареное, соленое желательно исключить.

Ионова:

— А этого организм и хочет, как правило.

Косс:

— А это уже извращение рецепторной системы, то есть это неправильно, здесь надо работать над тем, чтобы этого не было или было меньше. Тот же алкоголь, например, или еще что-то. Потому что это будет снижать общий иммунный статус, и вы будете метеозависимыми.

Ионова:

— Знаете, какая погода считается идеальной для москвича, для жителя средней полосы России? Если температура на улице от 16 до 18 градусов, влажность воздуха около 50-55%, атмосферное давление около 750 мм ртутного столба и ветер со скоростью до 7 метров в секунду.

Панкин:

— Мне кажется, что каждый делает свое настроение и состояние сам, и погода не может влиять на состояние человека. Я в этом убежден.

Владимир, здравствуйте.

— Здравствуйте. С точки зрения медицины хочу сказать, что, например, с хандрой в наше время лучше справляться путем соответствующих ламп, которые вы ввинчиваете в люстры. Я, например, всегда включаю желтый свет, серый и белый. Это как-то приближает к солнечному спектру. Вообще значение солнца, воздуха и воды – это просто колоссальные факторы. Ими занимается такая наука, как гигиена жилищ. Она предусматривает, какое расстояние между домами должно быть, и что обязательно в квартиры 1-го этажа должны попадать прямые солнечные лучи. Но этим в наше время в угоду бизнесу пренебрегают. Я как-то зашел в старый, дореволюционный район Москвы. Захожу в такой двор-колодец, и там буквально метрах в 5 от одного старого дома стоит другой старый дом. То есть мы от этого ушли в свое время и после 1990 года снова пришли к этому, то есть нарушает солнечную инсоляцию наших жилищ.

Ионова:

— А вы как-то специально изучали этот вопрос, по роду своей деятельности или интересуетесь для себя?

Владимир:

— Я этот вопрос изучал по ходу обучения в медицинском вузе. Поэтому, я считаю, нужно в сторону инсоляции развернуть строительство жилищ. Иначе мы вернемся опять к недостатку солнечного света. Например, в северных районах специально делают инсоляцию ультрафиолетовыми лампами и детей, и взрослых, чтобы восполнить недостаток солнечного света. У нас неправильные насаждения производят около домов. Буквально весь день на первых и даже на вторых этажах людям приходится освещать свои помещения. Чтобы спилить эти деревья, куча бюрократических препон бывает.

Панкин:

— Нам дозвонился Василий.

— Я бы хотел сказать по поводу освещенности. Эта знаменитая лампочка Ильича, у нее спектр, приближенный к солнечному освещению. И когда правительство принимало законодательство по поводу энергосберегающих ламп, я был в шоке. Это вредно. Все это красиво смотрится, но это очень вредно. А у нас почти полгода не хватает света. Как я борюсь? Не надо беречь. Дорого, конечно, но надо беречь здоровье.

Панкин:

— Почитаю, что нам пишут в WhatsApp. «Вообще не страдаю без солнца, наоборот, люблю пасмурную погоду». Есть и такие.

Ионова:

— А сколько поэтов, писателей могут работать, только когда пасмурно. То есть печаль должна быть светла.

Панкин:

— А сколько поэтов и писателей работают по ночам. А как же люди живут на Кольском полуострове, где полгода светло, а полгода темнота? И в Норильске тоже так живут, и еще много где.

Ионова:

— Вообще человек – такое существо живучее, где только люди не живут у нас.

Панкин:

— «Я просто соблюдаю режим, встаю в одно время, в 8 утра, ложусь ровно в полночь. И за час до сна никакого компьютера. И во время сна подальше от головы мобильный телефон. Ну и курс поливитаминов, 30 дней – и бодрячком». Владимир из Москвы написал. Не самый темный регион, между прочим.

Далее Анатолий из Ростова-на-Дону пишет. «Та лампа, которая способна заряжать солнечные батареи, например, калькулятор на солнечных батареях, если нет подзарядки, значит, эта лампочка не излучает спектр света, схожий с солнцем. Как правило, энергосберегающие лампы непригодны для этого, только лампы с нитью накаливания излучают спектр солнца, а значит, полезны для здоровья и могут заменить солнце». В принципе об этом же нам только что говорили наши слушатели.

Далее. «Под люстрой сижу». И еще Сергей из Москвы пишет: «Какая хандра? Ипотека давит, на работе за недоплан депремируют, ремонт надо в квартире делать. Вот на погоду вообще по барабану».

Ионова:

— То есть, есть столько поводов для депрессии, что погода уже не попадает в десятку.

Панкин:

— У нас звонок от Михаила.

— Здравствуйте. Так получилось, что я тоже врач «скорой помощи». Никакой хандры нет. Всегда есть чем заняться в этой жизни, хотя бы дома – что-то сделать, где-то прибить, просверлить дырку, поработать дрелью. Я не понимаю, что такое хандра. Никогда ее не было ни на работе, ни дома, ни до работы, ни после работы.

Панкин:

— У врача «скорой помощи» действительно какие могут быть проблемы параллельно тем, которые на работе?

Михаил:

— Я не всегда на работе. Я не представляю, как люди говорят о какой-то хандре.

Ионова:

— Просто вы по складу личности очень позитивный человек.

Михаил:

— Так получилось.

Ионова:

— Но не все люди такие. Все люди разные.

Панкин:

— Есть домашние дела, есть заботы. Все, наверное, знают, что если есть хандра и не хочется ничего делать, нужно просто начать. Это известный принцип.

Ионова:

— Или лечь поспать, и все пройдет.

Панкин:

— Нам дозвонился Виктор.

— Никакой хандры у меня никогда не было. Прекрасная пасмурная погода. Каждое время года прекрасно по-своему. Откуда эта хандра, я понятия не имею, и что это такое, вообще не знаю. Все регулируется природой. Хандры нет. Желаю вам этого.

Панкин:

— Видишь, какие позитивные люди живут в России. Зачитаю несколько сообщений. «Хандрят только бездельники. Когда дел по горло, даже не обращаешь внимания на отсутствие солнца». Павел из Москвы написал.

«Спасаюсь: фитнес, бассейн, сауна, прогулка в лесу». Из Германии написал человек.

У нас есть звонок.

— Меня зовут Евгений, город Владимир. Я расскажу историю из моей жизни. У меня дядя живет в Ставрополье. Как-то зимой он гостил у нас и после месяца пребывания сказал: «Я знаю, почему люди у вас здесь, в центральной полосе, спиваются. У вас солнца не хватает». Это его выводы. Что касается меня, я абсолютно не хандрю. Я живу за городом, и у меня просто нет времени и сил хандрить. Мир наполнен позитивом и делами, которые нужно непрерывно делать.

Ионова:

— А как вы до своего загорода добираетесь? В пробках не стоите?

Евгений:

— Нет. 40 минут, и я в 50 км за городом. Замечательная природа, чистая вода, свежий воздух, птички.

Ионова:

— Владимир – это не Москва.

Панкин:

— Предлагаю пройтись по тем новостям, которые мы нашли. Например, нехватка витамина солнца приводит к старческому слабоумию. Лена, что скажешь?

Ионова:

— Если речь идет о болезни Альцгеймера, то вот так шутить с этим не надо. Потому что там очень сложные механизмы, и просто говорить о том, что нехватка солнечного света всего лишь к этому приводит… Знаете, это капля в море, в том числе среди многих других факторов. Наверное, если уходить вглубь, речь идет о витамине D3, который плохо вырабатывается, если недостаточно солнца. Этот витамин участвует в выработке разных гормонов в нашем организме, и его нехватка приводит к разным проблемам со здоровьем.

Панкин:

— Британские ученые говорят: рыжий цвет волос возмещает нехватку солнца.

Ионова:

— Наверное. На Британских островах и в Ирландии так много рыжих. И в скандинавских странах тоже много рыжих. Возможно, нехватка витамина D3 вызывает эту рыжую пигментацию.

Панкин:

— Из-за нехватки солнца люди толстеют.

Ионова:

— А вот это правда. Потому что хочется все время под одеяло и пирожное, сладкий чай и какао с маслом.

Панкин:

— Возможно.

Ионова:

— Если говорить чисто с биохимической точки зрения, мы возвращаемся к тому же самому витамину D, ничего с этим не поделаешь. И как раз его нехватка плохо влияет на выработку гормона инсулина в том числе. Инсулин, как известно, это гормон, который участвует в переработке сахара. И когда его недостаточно, человек может прибавлять в весе.

Панкин:

— Дефицит солнечного света – причина плохих зубов.

Ионова:

— Опять мы возвращаемся к тому же самому. На самом деле все эти исследования, их можно объединить в одно. Потому что то же самое мы говорим о витамине D, который только в связке с кальцием способствует крепости зубной эмали и костей в организме.

Панкин:

— Послушаем Наталью.

— Я удивилась врачу «скорой помощи», как он может говорить такое, что нет хандры и депрессии осенне-весенней. Это есть. Я тоже медик. Хандра бывает. Но нужно самим действовать. Не нужно лежать на диване, упершись в телевизор.

Ионова:

— Каков ваш рецепт?

Наталья:

— Если на улице пасмурно и темно у вас в квартире, надо обязательно включить много ламп. Еще купите мандарины или апельсины, положите их в вазу.

Панкин:

— Спасибо большое. Не хандрите.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 11.11.2016 13:11:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о