Виктор Логинов: «Мне приходилось работать шахтером, спасателем, грузчиком, продавцом книг и воспитателем, для того чтобы выжить»

Популярный актер и телеведущий о новом сезоне сериала «Счастливы вместе», чтении «Преступления и наказания» в школе, своей большой машине и комплексах. Выпуск от 2012-06-30 18:05:00. Ведущий: Дарья Завгородняя.

В студии радио КП актер и телеведущий Виктор Логинов объясняет корреспонденту «Комсомолки» Дарье Завгородней, что многие ходят в театр именно для того, чтобы посмотреть на обезьянок в зоопарке.

Завгородняя:

— У нас в гостях актер театра, кино, телеведущий Виктор Логинов. Виктор, как мы знаем, прославился всенародно благодаря сериалу «Счастливы вместе», который уже, конечно, Виктору надоел…

Логинов:

— Почему надоел-то сразу?

Завгородняя:

— А зрителям этот сериал не надоел. Я думала, поскольку сериал начал сниматься с 2006 года, и тут я узнала, что он еще снимается, этот сериал…

Логинов:

— Уже не снимается. Мы закончили снимать. И буквально на днях случится премьера нового сезона. Но, возможно, после показа этого нового сезона мы снимем еще один сезон.

Завгородняя:

— Вы, наверное, все уже измучились. Или вам нравится эта работа?

Логинов:

— Послушайте, это же работа. Любая работа может надоесть. Когда работа надоедает, то человек что делает? Уходит в леса или куда-нибудь жить, где денег хватает ему.

Завгородняя:

— Или где деньги не нужны.

Логинов:

— Да. В моем случае я люблю работать, отдаю все свои силы тому виду деятельности, которым занимаюсь. Заниматься делом, которое приносит тебе удовлетворение, тем более что я за свою жизнь чем только ни занимался, какой только трудовой путь я ни проходил от и до, поэтому то, что я делаю сейчас, мне очень нравится.

Завгородняя:

— Не ругаетесь на съемках сериала с друзьями по кадру, с женой, например, с детьми?

Логинов:

— Вы же сами сказали: с друзьями. Нет. Мы уже столько лет вместе, столько лет общаемся друг с другом. Я недавно считал, у нас за 6 лет эфира у главных актеров (это Наташа Бочкарева, Дарья Сагалова, Саша Якин, Павел Савинков, Юлия Захарова, я) родилось 6 детей.

Завгородняя:

— В том числе и у детей родились дети.

Логинов:

— Да, Дарья Сагалова стала мамой. Конечно, бывают ситуации разные, спорные, конфликтные. Но когда ты находишься в кругу единомышленников, тогда все вопросы решаются.

Завгородняя:

— А у вас родились дети за этот период?

Логинов:

— У меня лично? Двое мальчиков.

Завгородняя:

— Какой плодотворный сериал. Может, это он повлиял как-то на демографию артистического состава?

Логинов:

— Не знаю. Может быть. Мы общаемся с Кириллом Кондратовым, встречаемся даже на отдыхе, вместе с детьми.

Завгородняя:

— Это как цепная реакция. Как правило, когда в компании одни поженились, другие тоже. Потом эти детей рожают.

Логинов:

— А мы что, не можем? Они-то вон, а мы чего ждем? Может быть, и поэтому. Может быть, дух какого-то взаимоудачного творчества, взаимовыручки, взаимонастроя существует у нас на площадке, что мы друг к другу присматриваемся, прислушиваемся и вместе рожаем детей.

Завгородняя:

— Я вспомнила ровесников сериала «Счастливы вместе». Это «Моя прекрасная няня» и «Не родись красивой».

Логинов:

— Они будут постарше нас. Мы начали снимать, когда «Няня» была уже на отлете, она уже закончилась, по-моему, а сериал «Не родись красивой», по-моему шел.

Завгородняя:

— Они как-то так прошли и перестали. А «Счастливы вместе» идут, идут и радуют своих поклонников.

Логинов:

— Подождите. Там тоже был долгий период вещания. Но на сегодняшний момент я думаю, что в истории отечественного телевидения ситком «Счастливы вместе» самый долгоиграющий. Пока по количеству эфирного времени нас еще не обогнал ни один ситком.

Завгородняя:

— А «Воронины», как вы думаете, они могут составить конкуренции ситкому «Счастливы вместе»?

Логинов:

— Да конкуренцию может составить кто угодно. Я не говорю, что мы безгрешны, что лучше нас никогда ничего не будет, и до этого никогда не было. Есть зрители, которым нравятся одни сериалы. Зритель голосует, а не мы. Мы можем создать такое чудо в перьях, придумать все, что угодно. И только тот человек, который сидит напротив телевизора, он просто возьмет и не включит телевизор свой или выкинет его в окно.

Завгородняя:

— Да, зритель это такое капризное существо, и трудно угадать, что он хочет. Поэтому артист, актер, человек, который выходит на сцену, — это очень сложная, зависимая профессия.

Логинов:

— Конечно.

Завгородняя:

— Ты зависишь и от режиссера, и от выбора кастинга. Кастинг сейчас проводят иногда и не режиссеры.

Логинов:

— Да. Иногда смотришь на людей, которые набраны для участия в том или ином проекте, и думаешь: господи, а где был кастинг-директор, где был режиссер? Люди не подходят. Я в последнее время серьезно занялся режиссурой, это та деятельность, которая мне всегда нравилась и привлекала внимание. У меня одно из образований – незаконченное режиссерское. И я понимаю, какая это отдельно взятая Вселенная, вся эта подготовка от кастинга до разработки костюма, до разработки грима, весь этот процесс занимает огромное количество времени, и он безумно интересен.

Завгородняя:

— Это ведь очень сложная профессия. Но актерская профессия имеет еще одну сложность. Это профессия, которая зависит от зрителей. Ты выходишь на сцену и зависишь от того, будут тебе аплодировать или не будут, будут нажимать на твою кнопку или не будут. Первый ваш выбор профессии пал именно на актерское матерство.

Логинов:

— С той большой разницей, что когда я выхожу на сцену, я уже не завишу от того, будут мне аплодировать или нет.

Завгородняя:

— Вам уже все равно?

Логинов:

— Нет, мне не все равно. Но если во мне есть мысль, которая имеет фундаментальную основу, если я в этом материале разбираюсь, если я сделал момент нахождения на сцене своим, то, конечно, меня можно сбить, как птицу в полете, но, по большому счету, если мне не аплодирует зал, значит, проблема во мне. Театр и телевидение – это совершенно разные вещи.

Завгородняя:

— Сейчас еще такая публика пошла. Я актеров опрашиваю на один предмет: как вы относитесь к тому, что во время спектакля в театре начинают мобильники звонить? Меня это бесит в театре. Когда я прихожу в театр, особенно когда большой зал, и нет охранников с хлыстами, начинается все это пиликанье, возня какая-то. Хочется в ложу залезть и чем-нибудь кинуть в голову.

Логинов:

— Я думаю, что зритель будет не в восторге, если Ромео спустится со сцены, бросив Джульетту, объяснение в любви, и пойдет кому-нибудь во втором ряду бить по голове. Это, конечно, может быть, интересный режиссерский ход. Я еще раз говорю, что да, это раздражает, это тебя сбивает с определенного настроя, но это, наверное, будет проблема зрителя – недосмотреть, недополучить ту эмоцию, которая на тебя льется со сцены. А не выключив телефон, ты ее недополучишь в любом случае. Ты будешь отвлекаться на разговор, ты будешь разговаривать с кем-то. Тогда надо понимать, для чего ты пришел. Просто посмотреть на обезьянок в зоопарке? Многие ходят в театр именно для того, чтобы посмотреть на обезьянок в зоопарке. А что тут сделаешь? Будешь на входе спрашивать: зачем вы пришли в театр, для чего вы это делаете? И неважно, что ты играешь Чехова или еще что-то. К сожалению, мы во многих аспектах нашей жизни не имеем права задавать такие вопросы. Как не имеем права проводить психологические испытания людей, которые получают водительские права.

Завгородняя:

— Безумцы на дорогах вас раздражают?

Логинов:

— Да, раздражают. Я считаю, что это можно излечить, только если повышать общий культурный уровень в стране. Если мы будем пропагандировать правильное и вежливое вождение автомобиля, если мы будем говорить, что дорога это не место соперничества. Я с удовольствием уступаю всегда, когда меня просят, перестраиваюсь, включаю поворотники.

Завгородняя:

— Значит, у вас нет комплексов.

Логинов:

— Абсолютно у меня нет комплексов, хотя у меня большая машина. Сейчас даже большие красивые новые машины, на месте водителей которых сидят вполне умные, интеллигентные люди, уже добившиеся всего, без комплексов, они ведут себя вполне адекватно. Я смотрю и понимаю, что человек не будет упираться. Хочешь проехать? Езжай. Он едет, слушает спокойную музыку, разговаривает с близким человеком, который сидит рядом с ним. Я сейчас аудиокниги слушаю.

Завгородняя:

— А у вас получается их слышать? Ваш внутренний звуковой ряд не перебивает? Потому что мой внутренний голос мне мешает. Какие аудиокниги вы прослушали от начала до конца спокойно, не уходя в себя?

Логинов:

— Когда я за рулем, я все равно немножко ухожу в себя, но у меня остаются рецепторы. Я вижу дорогу, слышу прекрасно, реагирую. Я могу быть поглощен своими мыслями, перебирать какие-то свои впечатления и эмоции, но я вполне всё слышу и вижу. Последняя книга, которую я прослушал, это Аксенов, «Остров Крым».

Завгородняя:

— А что бы вы порекомендовали именно слушать из литературы?

Логинов:

— Я больше сторонник каких-то классических вещей. Каждому своё, зависит от пола, от возраста, от эмоционального состояния. Я, например, два года назад для себя открыл Достоевского. И потом важно не то, что слушать, а кто читает. Иной раз ты покупаешь аудиокнигу и не смотришь, кто это читает, включаешь ее, а там такой голос, такое интонирование, и тебе скучно, ты не хочешь этого слышать. Хотя ты знаешь произведение прекрасно, но то, как человек читает, это… На одной волне. Очень много современных актеров и актрис суперизвестных. Иной раз берешь книгу…

Завгородняя:

— Он открыл Достоевского и начинает носом клевать.

Логинов:

— Ему за это деньги заплатили. Я два года назад открыл для себя «Преступление и наказание» и понял, что это, наверное, первые опыты психоделики. И я не понимаю, почему Достоевского заставляют читать в школе. Это же медицинский процесс (я имею в виду «Преступление и наказание»), как человек сходит с ума. Как более или менее нормальный человек становится шизофреником.

Завгородняя:

— Да, но потом он приходит к Богу и как-то выправляется.

Логинов:

— Он приходит. Но если читать его, глубоко погрузившись, не всякий взрослый мозг выдержит это состояние. Потому что ты же идешь за своим героем.

Завгородняя:

— Просто считается, что все элементы поэтики Достоевского собраны в этом романе.

Логинов:

— Они собраны, но представляете, что творится в голове 15-летнего юноши? Толстенная книга, одно, другое, третье пересказать, проследить главную линию. И если ты начинаешь вчитываться туда, если ты пытаешься ухватиться за те хвосты эмоциональные, которые оставил Федор Михайлович, то начинаешь сходить с ума вместе с Раскольниковым.

Завгородняя:

— Я думаю, много книжек можно было бы исключить из школьной программы. Когда я училась, например, это были глухие 80-е годы, и на меня очень сильное впечатление произвели жестокие сцены в «Капитанской дочке».

Логинов:

— Даже того же «Онегина» прочитать, вдумавшись местами, то очень специфические есть сцены. Хотя я считаю, что наше советское образование было интереснее, чем сейчас.

Завгородняя:

— Да.

Логинов:

— Человек выходил подкованный, он знал понемногу, но обо всем.

Завгородняя:

— Даже химию иной раз вспомнишь. Но вернемся к вашему большому пути, которым я заинтригована, прочитав кое-что в интернете. С любопытством обнаруживаю, что, оказывается, Виктор Логинов имеет в своей биографии такие пункты, как, например, работа шахтером, машинистом на шахте.

Логинов:

— Не просто машинистом. Я не управлял какими-то транспортными средствами в шахте. Я был машинистом подземных установок. Это такие вещи, как пересыпная лента, грузопассажирская, например. Я знал, как ее включить, как ее выключить, как ее почистить, где пускатель и все остальное.

Завгородняя:

— Грузопассажирская лента – это что такое?

Логинов:

— Это лента, по которой выдается либо штып, либо уголь на-гора.

Завгородняя:

— И вы работали шахтером?

Логинов:

— Да.

Завгородняя:

— А сколько вам было лет?

Логинов:

— Я пришел в шахте, когда мне был 21 год, по-моему.

Завгородняя:

— И что же вас принесло. Вот Владимир Меньшов, который тоже много кем работал, он мне рассказывал, что ему хотелось набраться опыта, для того чтобы лучше играть впоследствии.

Логинов:

— Я хотел набраться денег, для того чтобы кормить свою семью. С опытом вопрос тоже интересный. Я учился тогда у Игоря Петровича Владимирова, он меня взял, на 2-й курс оформил. У меня родилась дочь, и надо было как-то воспитывать, кормить и все остальное. Я понял, что, будучи студентом, я не прокормлю свою семью. Тем более у моей жены уже был ребенок.

Завгородняя:

— Вы были какой-то взрослый человек с самого начала.

Логинов:

— Мне кажется, я и сейчас таким остаюсь.

Завгородняя:

— Вы легко поступили?

Логинов:

— В театральный институт? Я приехал в январе. Я переводился. До этого я поступил в Свердловский театральный институт на заочное отделение. Я занимался театром с 15 лет. И мы всем составом нашего молодежного театра (была договоренность между дирекцией театра и дирекцией института, что нас берут отдельным курсом) поступили, ездили два раза в год сдавать сессии, в свободное от учебы время работали в молодежном театре, создавали спектакли. Все было замечательно, пока я не понял, что, наверное, надо идти дальше. Тогда я забрал документы из Свердловского театрального института, приехал в город на Неве из Сибири, пришел и сказал: я хочу у вас учиться.

Завгородняя:

— Вам сколько было лет?

Логинов:

— 19, наверное.

Завгородняя:

— И после этого вы работали на шахте.

Логинов:

— Да. Мне сказали: «Мальчик, ты дурак? У нас январь месяц». Я говорю: «Хочу учиться». – «Ну, иди к мастерам». Игорь Петрович Владимиров был и господин Андреев. Я пошел к Игорю Петровичу, пробился к нему, говорю: «Я хочу у вас учиться». Он немножко подумал, сказал: «Хочешь учиться – учись». И подписал мне бумажку. Я проходил вольнослушателем полгода. На следующий год на второй курс меня уже взяли студентом.

Завгородняя:

— Много чего вам довелось претерпеть. А долго вы на шахте трудились?

Логинов:

— Три года у меня подземного стажа. Я год отработал в шахте проходчиком — машинистом подземных установок, а потом в проходку перевелся. Проходчики это те, которые дырки под землей делают, а потом приходят забойщики и из этих дырок уголь забирают.

Завгородняя:

— Это ведь невероятно трудная физически профессия.

Логинов:

— А какая невероятно легкая физически профессия?

Завгородняя:

— Физически моя профессия несложная.

Логинов:

— Но здесь есть другие трудности, эмоционального плана.

Завгородняя:

— Ну да, и надо в деревню ехать.

Логинов:

— Доярка тоже скажет, что физически трудно вставать каждый раз в 4 утра, потом от ревматизма сводит руки. Капитан дальнего плавания – это физически легкая профессия? Космонавты, грузчики. Я работал грузчиком, я работал в шахте. После года работы в шахте я ушел работать спасателем в МЧС. Два года я отработал спасателем. Потом я пошел к друзьям, у них в туркомплексе на юге Кузбасса база, и я водил как экскурсовод, как провожатый группы детей по маршрутам. И на зиму мы чистили все эти домики, заготавливали дрова и прочее.

Потом я работал на заводе грузчиком, полимерную продукцию разгружал. Потом я работал охранником. Я продавал книги. Я всегда находил себе занятие какое-то. И не оттого, что мне было нечего делать, а оттого, что мне и моим детям нужно было выживать в этой жизни. И я выживал. У меня был выбор: быть бандитом, может быть, или какими-то другими способами зарабатывать деньги. Но это были честные способы. Я издавал газету, у меня была детская театральная студия, я работал старшим воспитателем в детском приюте для безнадзорных детей и подростков. Я много чем занимался.

Завгородняя:

— Воспитателем для безнадзорных детей? Какая сложность была для вас в этой работе?

Логинов:

— Самая главная сложность в этой конкретно работе заключается в том, что дети, которых соответствующие органы доставляли в детские приюты, эти маленькие испуганные, брошенные дети, после того, как их отмывали, одевали, после того, как они начинали чувствовать теплоту человеческую, искренность, от них невозможно было отказаться. А приют это переходное звено между приемником-распределителем и детским домом. То есть дети либо должны были вернуться в семью (а в семьях, как правило, пьющие родители или какие-нибудь уголовники), либо пойти в детский дом. Притом были ситуации, когда семью делили. Часть детей шли в детский дом, часть возвращались обратно. И дети не хотели уходить из приюта. Вот это была главная сложность.

Завгородняя:

— Вам никогда не хотелось взять опеку над ребенком или усыновить?

Логинов:

— Хотелось. Но, понимая, что у меня было своих двое (и один из них был усыновлен мною), я этих еле-еле тащил по деньгам, то есть я понимал прекрасно, что пока я не могу.

Завгородняя:

— Сколько у вас теперь детей?

Логинов:

— Всего? Моих родных четверо. И старший был усыновлен мной. Сейчас уже взрослый мальчик, 26 лет.

Завгородняя:

— Вам ваш богатый житейский опыт помогает, например, играть в театре, где у вас сложные работы?

Логинов:

— Конечно. Актерская профессия, она же собирательная. Ты идешь, как грибник по лесу, собираешь те или иные факты, те или иные эмоции, складываешь их в корзинку, и в необходимый момент, когда тебе нужно что-то реализовать, ты достаешь: вот гнев, вот радость. Я помню эти состояния, они никуда не уходили, из моей реальной жизни, подсмотренные на улице. Состояний было масса разных.

Завгородняя:

— Вы мужчина с опытом. Вам, конечно, на сцене есть много чего сказать зрителям. Мне не дает покоя история о том, что на кастинг сериала «Счастливы вместе» вы пришли совершенно в другом образе. Как же вы прошли кастинг в таком неформальном виде?

Логинов:

— Дело в том, что все равно, какой у тебя образ. Я сейчас как режиссер занимаюсь и кастингом, отсматриваю претендентов. И ты смотришь не на внешний вид, цвет волос. Все это можно перекрасить, обрезать, подрезать, завить, подвить. Я смотрю в глубину, внутрь человека. А это глаза. Видимо, тот человек, который принимал финальное решение по поводу моей судьбы, как раз увидел внутри готовность и возможность того, что я смогу осуществить. А у меня была борода, были длинные волосы, собранные в хвост. И тогда мне казалось, что это было очень стильно, очень удобно, голову не надо быть или расчесывать. Сейчас я не представляю, что у меня будут длинные волосы.

Завгородняя:

— Вам не хотелось бы вернуть тебе этот образ или что-нибудь из этого образа? Мужчинам очень идут испанские бороды.

Логинов:

— Всему свое время. Небритость я до сих пор люблю, периодически себе отпускаю усы, бороду. Мне кажется, что бритый я очень напоминаю героя одного телевизионного сериала.

Завгородняя:

— Какого сериала?

Логинов:

— «Счастливы вместе».

Завгородняя:

— Виктор появляется не только в сериале «Счастливы вместе». Вы еще снимались в других телевизионных картинах. А самое главное, Виктор ведет шоу «Интуиция» на канале ТНТ. Это еще одна ваша профессия. Скажите, вам вообще нравится быть телеведущим?

Логинов:

— Вообще этим видом деятельности я начал заниматься года с 2000-2001-го, как только переехал в Екатеринбург. Неожиданно это случилось. Кто-то из друзей сказал: попробуй, здесь надо помочь. За какие-то очень небольшие деньги была моя первая программа. Она называлась «Байт». О новинках компьютерной индустрии. Компьютеры, телефоны, ноутбуки – все это было у меня. Потом была программа о строительстве и ремонте, потом была программа о дорожных ситуациях каких-то. Потом была программа интерактивных новостей на уральском телевидении, где нам звонили горожане, рассказывали какие-то ситуации, мы срочно высылали репортерскую группу, которая снимала то, что происходит. Поэтому для меня это всегда шло параллельным путем – работа в театре и работа на телевидении. Но если сказать, что я любил больше на тот момент, я бы вам не ответил. У театра была своя жизнь, у телевидения – своя.

На сегодняшний момент театр, конечно, в моей жизни остался, я играю в нескольких антрепризных спектаклях, но мое сердце полностью принадлежит телевидению.

Завгородняя:

— Сложнее вести программу или стоять на сцене в качестве театрального актера? Что труднее эмоционально?

Логинов:

— Несравнимые совершенно вещи. Есть некоторая схожесть. Но только когда ты стоишь на сцене и играешь ту или иную пьесу, ты знаешь текст, ты делаешь его своим, через себя проносишь, свои характерные добавочки вносишь туда. А здесь ты выходишь, у тебя есть начало и финал.

Завгородняя:

— Спасибо большое, Виктор.

На съемочной площадке сериала «Счастливы вместе» (Викотр Логинов - второй справа)
На съемочной площадке сериала «Счастливы вместе» (Викотр Логинов — второй справа)
Фото: Анатолий ЖДАНОВ

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 30.06.2012 15:06:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о