Владимир Сунгоркин: «В идеальном мире страшно рассуждать об уничтожении продуктов. Но эта жутковатая практика существует во всем мире!»

Главный редактор «Комсомолки» — о китайской девальвационной хитрости, утилизации продуктов и внезапной дружбе России и Саудовской Аравии [аудио]. Выпуск от 2015-08-11 19:05:00. Ведущие: Александр Яковлев, Владимир Сунгоркин.

Каждый вторник в прямом эфире Радио «Комсомольская правда» главный редактор «Комсомолки» Владимир Сунгоркин и радиоведущий Александр Яковлев анализируют происходящие события и прогнозируют развитие ситуации в будущем. Сегодня обсудили, как Китай развел остальной мир девальвацией юаня, куда деваются просроченные продукты из супермаркетов и ресторанов, почему россиянам так плохо объясняют происходящее в стране, для чего считают поголовье скота в частных хозяйствах и чем грозит США сближение Саудовской Аравии и России.

 

А. Яковлев:

— Добрый вечер. Программа «Что будет». В этой студии главный редактор издательского дома «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин. Владимир Николаевич, добрый вечер.

В. Сунгоркин:

— Добрый вечер.

А. Яковлев:

— Хотелось бы начать наш разговор с валюты. Речь идет и о рубле, который продолжает падать. И довольно любопытное известие из Китая. Центральный банк Китая девальвировал юань. Нынешний обвал национальной валюты оказался самым существенным с января 1994 года, за последние двадцать лет. Но это может отразиться и на нас, и на мировой экономике?

В. Сунгоркин:

— Очень прелестно звучало то, что вы только что сказали, как иллюстрация к происходящему. Вы сказали: это самый большой обвал китайской валюты за двадцать лет. Это правда, с одной стороны, а с другой стороны, эта девальвация, если двадцать лет назад это была девальвация примерно на 30 % валюта была обесценена, это был 1994 год, они радикализировали, активизировали переход к рыночной экономике от плановой. То, что и нам знакомо, нашим жителям. А то, что произошло сегодня ночью, это 2 % девальвация. И вы ее называете обрушением, бла-бла-бла. Это, между прочим, ровно то же, что сегодня и еще много раз за последний год происходило, например, с российским рублем. У нас рубль подешевел на 1,2 рубля. Я специально посчитал, что сегодняшнее обесценение рубля – это те же самые 2 % было. Но в голову никому не приходит говорить, что сегодня произошло обрушение рубля – национальной валюты России. Вот насколько мы интересно реагируем на медийные посылы. На самом деле 2 % — юань к доллару, юань был 6,2 юаня за доллар, сегодня стал 6,0…

А. Яковлев:

— Вы считаете, что это незначительные изменения, больше информационная истерия?

В. Сунгоркин:

— Это для меня даже несколько загадочная шумиха. Потому что 2 % — это очень небольшие цифры. Но, правда, так как это было с помпой объявлено, примерно так же, как вами сегодня, мы все живем уже в очень медийном мире, так как событие было срежиссировано самим Китаем очень шумно…

А. Яковлев:

— Представлено ярко.

В. Сунгоркин:

— Это ночь, во-первых, решение принимается. Во-вторых, это небывалое… Вот все, что вы сказали, это прямо как будто бы… Как все мировые нормальные публицисты сегодня отреагировали. Все мировые каналы. Вот так вот, с надрывом: обрушение! Действительно, в итоге к концу дня у нас снизились резко цены на такие важные товары, производимые в России биржевые, как цены на алюминий. Но уже не на 2 %, что интересно, а порядка 6 %. И на медь – там тоже что-то порядка 8 %. Заметьте, одно объявление, крайне выгодное китайцам…

А. Яковлев:

— А зачем? Мы понимаем, что китайцы просто так ничего делать не будут. В чем посыл?

В. Сунгоркин:

— Я бы сказал, что китайцы, на мой взгляд, очень грамотно весь остальной мир, есть такой термин – «развели». Всего 2 % девальвация, ничтожная. Хотя можно мне возражать: да как же ничтожная, когда у них огромный объем экономики, там даже 1 % может повлиять… Ну может, да. И они правы, те, кто так скажет. Но всего 2 % они сделали ослабление валюты для чего? Повышение конкурентоспособности собственной экономики. У них экономика по-прежнему значительно сориентирована на потребление вовне, на экспорт. Сие означает, что если юань стал дешевле по отношению к крупнейшим мировым валютам, значит для европейца и американца товары китайские стали дешевле, и ему выгоднее покупать товар китайский, нежели корейский, японский, российский, сингапурский. Ну, Россия мало участвует в этой игре. Мы все-таки главные поставщики сырья. Но в итоге и по нам аукнулось. Потому что явно это приведет к тому, о чем я уже сказал. Алюминий уже пошел вниз. Так вот, они выиграли в том, что уж точно на 2, а на самом деле благодаря всяким процессам процентов на 5 себестоимость и продажная цена их бытовой техники, их оборудования, всяких материалов, всего, что Китай производит, тряпки, обувь и так далее, это все будет дешевле. У нас программа называется «Что будет?», я думаю, сейчас большой переполох в Японии, которая конкурирует с Китаем на многих рынках и которая только-только оправилась чуть ли не от двадцатилетнего затяжного кризиса. Сейчас очень похоже, что японцы тоже захотят провести небольшую девальвацию своей иены. Вьетнам, возможно. Корея, кстати. Южная Корея очень серьезно в этой ситуации переполошилась.

А. Яковлев:

— Простые люди сейчас нас слушают и думают: а что Китай? У нас в стране что происходит. Вся страна продолжает следить за тем, как в России уничтожают продукты. Я напомню, санкционные продукты уничтожают на границе. Это указ, который уже вступил в силу, начиная с 6 августа. Сегодня же стало известно, что российское правительство рассматривает вопрос расширения списка стран, попадающих под продовольственное эмбарго. И, наконец, Минсельхоз и Минфин по поручению Медведева разрабатывают ограничения для личных подсобных хозяйств. Зачем правительство решило ограничить число кур и коров? Зачем пиарить историю с уничтожением санкционных продуктов? Для нашей страны продукты – особая история.

В. Сунгоркин:

— Ну да. Действительно, как-то так получилось, что сразу несколько, вы перечислили, событий занимают на эту минуту умы наших соотечественников. Давайте разбираться. Новости в одну неприятную линейку выстраиваются. Первое – уничтожение продуктов. Опять, мне кажется, это пример как с китайской валютой, которая обрушилась на 2 %. На самом деле вот эта жутковатая практика, конечно, в идеальном мире страшно рассуждать об уничтожении продуктов. Но эта жутковатая практика, к сожалению, существует во всем мире. Любая страна пришла путем долгого экспериментирования к выводу, что самое безвредное, как ни прискорбно, — уничтожать тот товар, который нелегальный, контрабандный. Потому что, конечно, очевидно, я вот сам эмоциональный, мне не нравится это. Мне бы хотелось, чтобы он пошел в детдом. Но дальше опыт показывает, что если создавать вот эти надежные схемы по отправке их то ли в детдом, то ли школьникам, то ли еще куда-то, сталкиваются с тем, что, во-первых, на то товары и контрабандные, что на них, как правило, нет достойной документации.

А. Яковлев:

— Значит вопрос качества.

В. Сунгоркин:

— Мы с вами скажем: да ладно, видно, что сыр отличный, а колбаса свежая. Но, тем не менее, правила есть правила. И мало ли что кому видно. Открывается огромный простор для злоупотреблений. Поэтому любая страна, хоть Канада на границе с США, хоть США на границей с Мексикой, хоть Индонезия на границе где-нибудь с Малайзией, они все, когда в их руки попадают не только продукты, но и бытовая техника, которую, уж казалось бы, можно было бы ее не уничтожать, или видеодиски, или алкоголь, это все уничтожается. В идеальном мире, конечно, это было бы ужасно. Но когда этот шум поднялся про уничтожение сыра, колбасы и прочего, я эмоционально все представляю. Но есть какие-то вещи в нашем мире, в нашей жизни, которые мы просто не видим. И благодаря тому, что мы не видим, что на них никто не акцентирует внимание, они себе происходят, неприятные вещи, и как-то мы отдельно, а те неприятные вещи отдельно. Ну, например, ведь огромное количество просроченных продуктов уничтожают магазины. Представьте, огромная сеть этих «Пятерочек», «Ашанов», «Седьмых континентов» и прочих, это же гигантские заводы по переработке еды. Я вас уверяю, что каждую ночь грузовички или грузовики с просроченными продуктами куда-то отправляются, где-то все это закапывается, уничтожается. То же самое в ресторанах. Там же тоже огромное количество всего. Но это никто не подсчитывал, никто не изучал, никто не занимался. А почему не отдать просроченные продукты хотя бы на зверофермы? А почему не отдать чуть-чуть заветренный сыр куда-то еще?

А. Яковлев:

— Если мы попросим простых людей позвонить нам в эфир, я абсолютно уверен, телефон будет разрываться и люди будут возмущены. Возникает вопрос: зачем тогда власть, сама себя подставляя, так широко об этом рассказывает?

В. Сунгоркин:

— Это более интересный для меня вопрос. И для вас, как для медиа-труженика. На самом деле, действительно, не стоило, на мой взгляд, так вот громко, шумно сообщать об этой неприятной истории. Второй момент. Если уж вы сообщаете, на вооружении нынешнего государства российского огромное количество государственных СМИ, которое пожирает миллиарды, десятки миллиардов рублей, в отличие от «Комсомольской правды».

А. Яковлев:

— Мне кажется, сотни миллиардов.

В. Сунгоркин:

— Слушайте, ну вы подготовьтесь к этому. Вы разместите снимки о том, как это происходит в Европе, в Америке. Вы разместите информацию, ту, о чем мы сейчас с вами импровизируем. Но ничего этого не происходит. У меня объяснение ровно одно: это непрофессионализм тех самых пиар-департаментов, которые гигантские на сегодня, все эти связи с общественностью и так далее. Когда доходит до дела, они оказываются бессильными. Они не работают. Они очень сильно забюрократизированы. Они не могут принять оперативных решений. И сегодня мы имеем с вами картинку. Совершенно точно, что большинство российского народа, я в этом глубоко убежден, эмоционально с возмущением относятся к этому уничтожению продуктов. И я их отлично понимаю. Никто им толком ничего не объяснил. Никто не провел какую-то разъяснительную работу, что это меньшее зло из тех возможных сценариев.

И то же самое, если мы перейдем к следующей теме, тоже вопль раздался: это что же у нас с подсобными хозяйствами? Людей хотят, как в 60-е годы, запретить им свинью держать, курей и коровушку со двора сведут. Правильно, это историческая память российского народа. Когда в 1961 году Хрущев принял решение обложить налогом любое плодовое дерево, любую скотинку домашнюю, а в городах и рабочих поселках запретить это. Я это помню, я уже достаточно пожилой человек. Я в 1961 году жил в рабочем поселке. Мне было 7 лет тогда. Мы держали и курей, и свинью. И вот ходили специальные уполномоченные и следили. Знаете, как они определяли, где есть свинья, а где есть куры? Кур мы попрятали. Но они могли определять вот как. Все покупали, кто держал курей или свинью дома, больше хлеба, чем надо. Вот идет пацаненок, я, допустим, в семь лет и тащу четыре булки хлеба. Ага, а у нас там жило трое в семье. Я тащу четыре булки. Хлеб еще не был дефицитом. Потом он стал дефицитом, через год. Значит за мной может пойти такой топтун, который вычислит и потребует уничтожить курей. Вот это все было.

И вот сейчас историческая память всколыхнулась, и уже второй идет такой же навал, как с этими продуктами. И все один к одному – никто толком не объясняет. Где эти государственные управления по связям, по развитию, по разъяснению? Где эти бесчисленные государственные СМИ? Почему они не объясняют, что речь совсем о другом. И мы с вами, два представителя частного СМИ «Комсомольская правда», вынуждены народу объяснять быстренько: ребята, это совсем не о том. Но есть три версии, о чем. Во-первых, мы имеем ситуацию, особенно в южных районах страны, когда под личным подсобным хозяйством подразумевается совсем другое. Как в том анекдоте: это не то, о чем ты подумала. Это огромные бизнес-проекты. Это тысячи курей, сотни коров, тысячи овец.

А. Яковлев:

— Процитирую губернатора Ставропольского края Владимира Владимирова: «Есть люди, которые якобы держат личное подсобное хозяйство, у которых отара 14 тысяч овец, у которых бычков под полторы тысячи, и они тоже являются участниками личного подсобного хозяйства».

В. Сунгоркин:

— Совершенно верно. И так как нет никаких нормативов, во-первых, они это держат на слишком малом количестве земли. В южных районах земля дефицитная. И это антисанитария, это нарушение всех эпидемиологических норм, это угроза инфекций, эпидемий и так далее. Плюс это вонь, шум и все, что угодно. В общем, самое главное – это никакого соблюдения налоговой дисциплины. И все это называется личным подсобным хозяйством. Вот о чем речь. Но заметьте, никто не удосужился всерьез провести разъяснительную работу среди населения. Среди образованной публики. Что сейчас в итоге выстраивается? Выстраивается очень интересная политическая ситуация. Правительство дурное у нас в восприятии народа, оно сошло с ума, оно хочет уничтожить тонны продуктов. Оно их уничтожает уже, вместо того, чтобы людей кормить. И при этом якобы нигде в мире не уничтожается это дело. Теперь оно еще ограничивает подсобные хозяйства. Слушайте, впору выходить на митинги и требовать изменения ситуации, политического строя. Это все может аукнуться и на выборах. Между прочим, у нас через месяц выборы. У нас единый день голосования в конце сентября. Все это за месяц до выборов идет, эта вакханалия. Вот что интересно.

А. Яковлев:

— Правильно я понимаю, что вы считаете, что это некая цепочка, не простое совпадение?

В. Сунгоркин:

— Ну, с точки зрения конспирологии давайте, бог троицу любит, давайте подождем. Мне страшно интересно, у нас программа «Что будет», они там одумаются, они начнут что-то разъяснять? Эй вы, там, наверху! Или мы в сентябрь таким бодрым шагом входим, в единый день голосования вот с этим набором историй: уничтожение продуктов, подсобные хозяйства. Если это конспирология, если это не просто какая-то дурость, которую можно легко поправить, значит будет третье что-то.

А. Яковлев:

— Есть третье – Васильева.

В. Сунгоркин:

— Да, Васильева! Один к одному. Совершенно правильная история.

А. Яковлев:

— Константин пишет: «Вариантов и споров, как поступить с продуктами, много. Надо сделать так, чтобы поставщик этой контрабанды не получил ни копейки прибыли. Это самое главное. Надо строго за этим следить». Вот еще одна эсэмэска: «Сообщили об уничтожении, чтобы вставить шпильку Евросоюзу. Не подумав о наших людях, в том числе детдомах и домах престарелых. Какая бы ни была политическая конъюнктура, надо оставаться людьми, а не уподобляться акулам империализма». То есть просто не подумали.

В. Сунгоркин:

— Да нет, я думаю, просто надо разъяснять. Что значит – не подумали? На самом деле даже эти тонны и десятки тонн продовольствия, которые уничтожаются, опять же, я на стороне и авторов эсэмэсок эмоционально, но это исчезающе малая доля, если взвешивать, малая доля среди поставок официальных, легальных продовольствия в магазины, в торговые сети, в те же больницы и детдома. Это очень небольшая доля.

А. Яковлев:

— Зато картинка эффектная.

В. Сунгоркин:

— Да. Поэтому я бы вообще не проводил такой странной связи, которая уже сейчас стала устойчивой. Мы уже сформировали ту самую картинку, что вот теперь-то понятно, почему у нас есть проблемы в стране. Потому что продовольствие уничтожают. Типа, вот в цивилизованных странах этого ничего нет. Все это есть. Это общепринятая практика. Просто где-то это афишируется, где-то – нет. Вот смотрите, дальше из этой же серии. На самом деле те, кто занят сельским хозяйством в стране, отлично знают, что по самым разным причинам у нас уничтожается огромное количество урожая из-за плохой переработки и так далее. Если все это вытащить в картинку, то можно погружить население страны в такую нечеловеческую депрессию. Действительно, одни отходы производства из-за несовершенства технологий чего стоят.

Или, например, в большом количестве регионов страны, вот представьте карту, от южного Краснодарского края и Ставропольского и до северной Тверской области, года три назад было уничтожено практически все поголовье свиней. Вы про это что-то слышали? Думаю, нет. Думаю, наш массовый слушатель ничего про это не слышал. Оно было уничтожено. Если уж нагнетать ужас, это не просто сыр, который без переживаний ушел под нож, это впору тут Гринпису или друзьям животных возопить. Почему все это было уничтожено? Это было уничтожено из-за угрозы африканской чумы. Она появилась, она пришла, она реально стала распространяться. Она погубила огромное поголовье кабанов диких в лесах – тоже от юга до севера. Сейчас кабаны восстанавливаются. Все погибло. И было принято страшное решение об уничтожении свиней – тысяч и тысяч. Это было три года назад. Были сожжены. Фермы сжигали. Но так как при этом не стояли ребята с определенной политической ориентацией, не было, видимо, просто знаний у них об этой страшной трагедии свиной, не возникли лонгриды на сайтах, не было камер, не было протеста какой-нибудь знаменитой актрисы и группы людей из Нью-Йорка, не было голоса протеста от известных звезд. Вот этим всем можно манипулировать.

Продолжая эту тему, теперь к нашей Васильевой, любимой, популярной девушке.

А. Яковлев:

— Которую вроде как нашли в колонии.

В. Сунгоркин:

— Вы посмотрите, как ее нашли. Кто-то, какой-то член какой-то общественной комиссии сказал, что он ее видел. Правда, он, по-моему, священнослужитель и сказал: да видел, видел я ее, поверьте мне. Но на самом-то деле дня четыре муссировалась идея, что она сидит дома и вовсе не тапочки шьет на зоне, а, наверное, ходит по бутикам. Еще даже где-то там видели. Это же тоже безобразие, что демонстрирует ужасную работу тех самых служб.

А. Яковлев:

— В частности, пресс-службы ФСИН.

В. Сунгоркин:

— Ну придумайте, покажите: ах, она против. Ну кто в наше время поверит, что она против, поэтому не говорят. Ну что вы? Дурят нашего брата.

А. Яковлев:

— Бывшую чиновницу Минобороны Евгению Васильеву перевели в непривилегированный отряд из отряда отличников производства. Об этом сообщил член Общественной палаты Антон Цветков. Общественная палата хочет чуть ли не поминутно каждый час пути Васильевой до СИЗО проверить.

В. Сунгоркин:

— Очень хорошо. Правильно делает. Молодцы. Главное – проверить, а потом доложить обществу. Потому что они могут проверить, а потом…

А. Яковлев:

— Не можем обойти вниманием события на Украине. Там новые столкновения, речь идет о Донбассе. О самой Украине хочется поговорить. Полтора года назад на майдане гражданам Украины обещали Европу во всех смыслах этого слова. И вот теперь новость, которая меня поразила: Украина за год запретила показ 376 российских фильмов и сериалов. Кроме того, Минкульт Украины создал список деятелей культуры, действия которых создают угрозу национальной безопасности. Им запрещен въезд в страну. Мне кажется, это последний гвоздь в крышку гроба Европы?

В. Сунгоркин:

— Не последний. Если процесс пошел, если люди, которые вот так настроены, имеют возможность принимать решения, они еще напринимают. Там планов и фантазий, думаю, громадье. Но самом деле самая главная новость к этому списку, который вы дали, есть еще список 38 книг запрещенных, что меня умилило, там вполне известные наши писатели признанные: Эдуард Лимонов, Дугин. Еще особая прелесть – там запрещен Сергей Глазьев, который не является каким-то попсовым писателем. Вообще он академик Российской академии наук, экономист. И он всего-навсего написал книгу об экономике Украины. И даже эта книга запрещена. Такое было только в Советском Союзе, и то в Советском Союзе, знаете, были более любопытные правила. Никто не запрещал читать эти книги. Наказание возникало за то, что ты прочел, а потом соседу дал. За распространение. А эти запрещают вообще, чтобы эти книги там были.

А. Яковлев:

— Это символично?

В. Сунгоркин:

— Это одичание просто. Все познается в сравнении. Мы ругаем свою родину: вот Россия не такая, Россия не сякая, вот мы тут, ужас, то продукты давим, то чего-то запрещаем. Но у нас нет никаких списков запрещенных книг или фильмов с Украины. Я не могу представить, что сейчас Роснадзор примет решение, если только там нет пропаганды запрещенных организаций и так далее.

А. Яковлев:

— «Майн кампф» запрещена.

В. Сунгоркин:

— Это же невероятно для России. 400 фильмов мы никак не соберем и 40 книг.

А. Яковлев:

— Любопытно, что в перечне деятелей культуры, которые признаны угрожающими безопасности страны, Михаил Пореченков, Иван Охлобыстин. Может быть, это как-то еще можно объяснить. Но присутствие Жерара Депардье и Иосифа Кобзона – это уже несколько комично.

В. Сунгоркин:

— Мы, наверное, никогда не поймем каких-то вещей и не залезем в череп обычного обывателя украинского, но ведь песни Иосифа Кобзона в любой семье звучат. Его голос им всем знаком. Эти песни объединяли нас всегда. Они в подкорке.

А. Яковлев:

— Уже много поколений выросло на них.

В. Сунгоркин:

— Конечно. Ну уж старшее поколение точно они объединяют. И вот объявить Иосифа Кобзона? Слушайте, ну это за гранью моего понимания. Что они хотят добиться и чего они добьются в итоге?

А. Яковлев:

— Переходим к Донбассу. Украинские силовики наращивают численность личного состава и военной техники в районе линии соприкосновения на мариупольском направлении. Об этом сообщает представитель ДНР Эдуард Басурин. Что будет с Донбассом, на ваш взгляд? Все-таки вновь широкомасштабные столкновения?

В. Сунгоркин:

— Ну там же в сентябре-октябре, через месяц, начнется кампания по выборам в местные органы власти в ДНР и ЛНР. В этот период вот этими действиями они как будто бы специально делают так, чтобы население ДНР и ЛНР еще больше дистанцировалось от Украины. Какого-то внятного смысла? Ну что, завоевать Донбасс? Невозможно вернуть его.

А. Яковлев:

— В том виде, в котором он был в составе Украины.

В. Сунгоркин:

— Разбомбить его? Тоже невозможно. Потому что, если они начнут сейчас военные действия, им ответят хорошо оснащенные, хорошо вооруженные армии ДНР и ЛНР. Ничего нового здесь не происходит. Здесь происходит отвлечение внимания украинского населения, чтобы они меньше думали, за что это Кобзона мы теперь не можем пригласить и послушать, почему мы не можем посмотреть популярнейший сериал, который мы двадцать лет смотрели. Вот чтобы отвлечь. И вообще, где наша зарплата и что с пенсиями?

А. Яковлев:

— Мне кажется, именно от зарплат. Потому что сериалы как раз, наоборот, работают на…

В. Сунгоркин:

— Все связано. И хочется и хлеба, и зрелищ. Вот чтобы отвлечь – будем воевать, говорит Порошенко.

А. Яковлев:

— Порошенко увеличил расходы на оборону Украины в бюджете 2015 года на 250 млн. долларов. Перспективы на Украине и политические, и экономические грустные?

В. Сунгоркин:

— Там ничего нового не происходит, кроме разве что, если говорить о новых аспектах, выступил Ющенко, бывший президент Украины, который очень любопытный был президент. Он пришел с огромными ожиданиями народа.

А. Яковлев:

— Это та самая «оранжевая революция».

В. Сунгоркин:

— Да, 2004 год. Он пришел на волне огромного доверия. А когда закончился его срок, он не смог даже претендовать всерьез на второй срок, потому что за какие-то четыре года разочарование в украинском обществе в этом президенте было невероятно огромным. Я думаю, у Порошенко будет примерно такой же результат, как у Ющенко. Но новость в том, что Ющенко выбрался из небытия. Он жил на Украине все это время. И живет там. И сделал целый ряд критических заявлений в адрес президента Порошенко и существующего режима. Любопытно. Потому что ведь, казалось бы, это два единомышленника. Оба украинские националисты, оба дружат с Западом, декларируют большую неприязнь к России. Самый яркий по неприязни был, конечно, Ющенко. Он был номером один до того, как стал Порошенко. До войны, во всяком случае, не дошло у нас с Ющенко.

А. Яковлев:

— Героем Украины Степана Бандеру провозгласил не Порошенко и не Янукович, это сделал лет семь назад Виктор Ющенко.

В. Сунгоркин:

— Конечно. Он был чемпионом. Сейчас просто Порошенко претендует на лавры Ющенко. Но напоминаю, что Ющенко закончил с очень интересным результатом свой срок. У него не было ни одного шанса выходить на второй срок.

А. Яковлев:

— Он даже не участвовал. К мировой политике. Потому что та же Украина – это часть большой геополитической игры. И вот тут два игрока сегодня встретились. Два ключевых игрока – Российская Федерация и Саудовская Аравия. Нашли точки соприкосновения. Известно, что на мировой политической арене прохладное отношение друг к другу. И вот намерены Москва и Эр-Рияд продолжить работу над реализацией инициативы президента России Владимира Путина по созданию коалиции по борьбе с «Исламским государством». Сегодня встреча Сергея Лаврова с коллегой Аделем аль-Джубером. Очень важный союз для нас? По крайней мере, процесс сближения?

В. Сунгоркин:

— Я считаю, против чего или против кого мы собираемся с ними дружить, это вторично. Это не столь важно. Гораздо важнее то, что мы всерьез начали с ними наводить мосты. Потому что до сих пор считалось, что Саудовская Аравия – это такой сухопутный непотопляемый авианосец Соединенных Штатов. Это абсолютный союзник США. США всегда много лет закрывали глаза на любые истории, которые связаны с саудитами. Во-первых, это страна, которая официально поддерживает ваххабизм во всем мире. По сути, это террористическое направление ислама. Очень опасное направление ислама. И вот США всегда на это глаза закрывали. А мы, наоборот, говорили: ребята, вы с кем дружите? Дружим и дружим. И вот такой интересный поворот в нашей политике показывает такую очень серьезную прагматичность Путина. Что Путин делает? Он говорит: хорошо, ребята, вы нас толкаете в объятья Китая, в свое время толкнули. Хорошо, мы поговорим с Китаем о дружбе, мы задружились сейчас с целым рядом стран, на которые, грубо говоря, внимания не обращали. Это крупные экономически развитые страны. Бразилия и так далее. БРИКС. Но теперь мы уже добрались в своей прагматике до непотопляемого авианосца США – Саудовской Аравии. Если мы соединимся с Саудовской Аравией в каком-нибудь нефтяном союзе, то мы сможем диктовать цены на нефть.

А. Яковлев:

— Россия и Саудовская Аравия – это два самых крупных государства по добыче нефти.

В. Сунгоркин:

— Это две таких, как нас презрительно называют, «бензоколонка мировая». Ну да, вот на планете есть две бензоколонки, ее обеспечивающие прежде всего. Это Саудовская Аравия и Россия. Когда эти две «бензоколонки» объединятся в своих бензиновых интересах, это очень интересно может влиять на все. Так что сейчас американцы в тревоге. Это уже не первый визит высокопоставленного деятеля из Саудовской Аравии. Сегодня встретились два министра иностранных дел.

А. Яковлев:

— А была встреча с Путиным.

В. Сунгоркин:

— Была еще и встреча двух министров обороны, что интересно. И мы там хорошо поговорили об обмене всякими вооружениями, вооруженными темами, связанными с обучением, с поставками, с ремонтом и так далее. Очень интересный поворот.

А. Яковлев:

— Не получится ли так, что… Я помню расследование, как Саудовская Аравия прямо или косвенно, порой не было прямых доказательств, спонсирует школы ваххабизма в нашей стране. Не только на Северном Кавказе, но и в Татарстане это было в 90-е годы. Мы к этому не придем в этой дружбе?

В. Сунгоркин:

— Я думаю, слово «дружба» здесь вообще стоит исключить из нашего глоссария. Лучше говорить о взаимовыгодном сотрудничестве. А если будет сотрудничество взаимовыгодным, тогда можно и подоговариваться, что вы не лезьте в наш Татарстан, а мы не будем вас где-то обижать. Это очень важно. Когда существуют взаимовыгодные интересы, обо всем можно договориться. Не просто бряцать оружием откуда-то. Одни с Волги кричат «Мы вас тут замочим в сортире!», другие говорят: «Да нет, это мы вас там замочим, потому что мы истинные верующие, в отличие от вас, неверных». Просто разговаривать, что истинно верующим важно, что неверным и там далее.

А. Яковлев:

— Хотел бы завершение взять тему не совсем серьезную. Депутат из Ленобласти предлагает купить всем чиновникам палки для селфи, чтобы делали фотографии с посетителями. Депутаты часто радовали и радуют нас какими-то очень, мягко говоря, странными, а если грубо сказать, идиотскими законопроектами. Как вы реагируете на подобные инициативы? Не дискредитируют ли они парламентаризм в России?

В. Сунгоркин:

— Я примерно так представляю этого депутата. Зарплата хорошая, подчиненные хвалят и восхищаются твоим выдающимся умом, ответственности никакой. Дай-ка я пофантазирую, говорит себе этот депутат. И чего-нибудь такое сообщу, чтобы меня заметили. Каждый в меру своей дури придумывает какую-нибудь инициативу. Потому что подчиненные всегда хвалят мой яркий ум, самобытность и так далее. Вот я сейчас и вылезу. Все эти бесчисленные инициативы, которые мы регулярно комментируем или просто публикуем, кстати, Ленинградская область и Санкт-Петербург в этом плане очень активны, там есть некие…

А. Яковлев:

— Есть Милонов.

В. Сунгоркин:

— Коммунисты Петербурга. Вот такая цирковая труппа. Я думаю, это такой признак того, что делать им нечего, и нет над ними строгого градоначальника, который бы сказал, вот был бы я начальником этого депутата, я бы сказал: Вася, тебе делать нечего? Давай посмотрим, чем ты вообще занимаешься? Чего ты полезного совершил? Исходя из этого, как у нас принято в нашей демократии российского разлива, может быть, его и не рекомендовать на другой пост. А может, он нормальный парень и просто пошутил.

А. Яковлев:

— А когда федеральные депутаты подобное делают?

В. Сунгоркин:

— А точно то же самое. У нас в Думе в действующем составе примерно четверть – это активные, вменяемые, умные люди, которые тащат на себе государственные заботы, а около четверти – это вообще болото. Примерно половина – это люди, которые, за них никто не голосовал персонально, они же попали по партийным спискам. Как они там попадали – черт его знает. За лихость, за веселье, за поддержку партии материальную. И поэтому там половина людей, которые бы в жизни не должны были занимать этот пост, потому что они не имеют для этого никаких качество. Вот они и фонтанируют.

А. Яковлев:

— 2016-м году у нас выборы новой Госдумы. И выборы там будут уже немного другими. Половина Госдумы будет избираться по одномандатным округам. Спасибо за этот разговор.

В. Сунгоркин:

— Спасибо.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавлен: 11.08.2015 16:08:00
avatar
  Подписаться  
Уведомлять о