Подкасты достигли своего пика?

В 2016 году Морган Мандриота и Лестер Ли, два независимых райтера, желающие развить свои личные бренды, решили начать подкаст. Они назвали его «The Advice Podcast» и вложили в производство шоу столько же энергии, сколько и в название. В конце концов, тогда им за это никто не платил. Каждую неделю друзья, ни один из которых не являлся профессиональным советчиком, встречались в свободной комнате в местной библиотеке и записывали свои разговоры на iPhone 5.

«Мы предполагали, что станем популярными, получим партнерские маркетинговые сделки и кучу рекламы»,– сказала мисс Мандриота.

Но шесть эпизодов спустя, когда ни матрасная фирма Casper, ни магазин нижнего белья MeUndies не постучались в дверь, друзья закрыли шоу. Сегодня Мандриота говорит, что дух «сделай сам», который окружал подкастинг ореолом «заманчивости», одновременно и обрек проект. «Вы можете сколько угодно болтать о погоде, но если при этом вы не собираетесь служить интересам слушателей и делать это привлекательными образом, то ваши шансы набрать популярность будут ничтожно малы»,– сказала она, назвав свое шоу «кустарным подкастом с посредственными советами».

Неудивительно, что фраза «everyone has a podcast» стала изюминкой Twitter. Как и блоги в прошлом, подкасты – с их сочетанием новых технологий и уютного ретро – сегодня являются средой, принятой каждым предпринимателем, фрилансером, самопровозглашенным маркетинговым гуру и даже корпорацией. Согласно данным производителя и хостинга подкастов Blubrry, в настоящее время существует более 700 тыс. подкастов, и от 2 до 3 тыс. новых шоу запускаются каждый месяц. В августе издательство William Morrow опубликует книгу Кристен Майнцер, со-ведущей популярного подкаста «By The Book». Ее название: «So You Want to Start a Podcast».

Есть десятки книг, подобных работе Майнцер (с такими названиями, как «Podcasting Hacks» и «Podcasting for Profit»). Существует также сборник, опубликованный Podcast Junkies, под названием «The Incredibly Exhaustive List of Podcasts about Podcasting» («Невообразимо утомительный список подкастов о подастинге»).

И все же частота, с которой запускаются подкасты (а затем заканчиваются или «подфейдятся», как теперь принято говорить на рынке), создала степень культурного истощения. Это не означает, что мы обязательно устали слушать интересные программы; но мы определенно устали от того, что каждый второй знакомый думает, что для создания нового хита достаточно обыкновенной записи на iPhone.

«Возможность стать ведущим подкаста играет на самомнении людей»,– сказала Карен Норт, клинический профессор коммуникации Школы коммуникации и журналистики Анненберга в Университете Южной Калифорнии. «И они проецируют свою важность на других. Публичные выступления и консалтинговые сессии теперь проводятся «людьми, которые являются экспертами и имеют свой подкаст»,– говорит она.

«Особенность подкаста заключается в том, что очень, очень трудно определить его популярность»,– добавляет доктор Норт. «Ведущему не представляет особого труда вести себя, как влиятельная персона. Но, при этом никто не знает, слушает ли его подкаст хоть кто-нибудь».

Люди используют все виды метрик, чтобы рекламировать популярность своих шоу, будь то количество обзоров, которые они получают в iTunes, или общее число загрузок в месяц. Эти показатели неоднозначны и не обязательно означают успех. И, как показали недавние скандалы в социальных сетях, популярность можно купить.

Но доктор Норт считает, что наличие большой аудитории не всегда имеет значение. «Когда люди берут интервью у экспертов для подкаста, которое никто никогда не послушает, хосты получат выгоду от нетворикинга и общения с гостем»,– говорит она. «Это отличный трюк».

Зовите его циничным, но Джордан Харбинджер, ведущий подкаста «The Jordan Harbinger Show», уверен в существовании «комплекса промышленных подкастов». «Ведущие не начинают шоу, потому что это их забавное, нишевое хобби»,– говорит он. «Они делают это, чтобы заработать деньги или влияние».

Мистер Харбинджер понимает иронию своего положения. Его собственный подкаст, в котором он берет интервью у бизнес-экспертов (таких как Рид Хоффман, соучредитель LinkedIn и Эрик Шмидт, бывший исполнительный председатель Alphabet) и рассказывает о секретах успеха, набирает около 250 тыс. загрузок за эпизод и ежегодно приносит семизначную прибыль от рекламы. Став влиятельным человеком в подкастинге, он получает ежедневные приглашения на шоу других людей. Но когда он сообщает этим ведущим, что не будет публиковать интервью на своем канале или в социальных сетях, запросы часто испаряются.

За последние несколько лет Харбинджер выступил со спичем под названием «Ради всего святого, пожалуйста, не начинайте еще один подкаст». «Это что-то вроде насмешки»,– объясняет он. «Я люблю подкасты, чем их больше, тем лучше, но только если они сделаны кем-то, кто действительно заботится о качестве, а не просто пытается отхватить кусок пирога». По его мнению, необходимо стремиться к «реальному разговору, который принесет пользу аудитории, а не ведущему».

Нет доступных данных, сравнивающих форматы подкастов, например, количество существующих интервью-шоу, новостных программ или подкастов повествовательной журналистики. Но отраслевые аналитики и производственные компании говорят, что так называемые «bantercasts» – подкасты, в которых ведущий болтает с гостями в течение часа или более – составляют основную часть новых производств.

«Многие из них просто болезненны»,– считает Том Вебстер, старший вице-президент Edison Research, компании, отслеживающей поведение потребителей в СМИ. «Мы уважаем великих интервьюеров, но это невероятный редкий навык. Кем была Терри Гросс до создания собственного шоу? Она была интервьюером, но никак не маркетологом в компании по производству софта».

Стив Пратт, опытный продюсер CBC, который сейчас работает в подкастинг-компании Pacific Content, активно отговаривает своих клиентов от создания новых интервью-шоу. «Люди предполагают, что это подкаст это когда два человека беседуют без купюр в течение двух или трех часов»,– говорит он.

Но только потому, что Джо Роган умеет это делать хорошо, считает Пратт, не означает, что обычному Джо также стоит за это хвататься. Он любит напоминать клиентам, что среднестатистический американец едет на работу менее получаса (около 27 минут, согласно данным опроса), поэтому вы должны уважать время людей. «Вы можете стать лучше, чем 90% интервью-шоу, если будете вырезать скучные моменты»,– говорит он. «Самое главное – снова и снова ставить себя на место слушателя».

В 2017 году Дэвид Буркус, технический и бизнес-писатель и бывший подкастер, прекратил выпускать свой подкаст, когда понял, что тот не привлекает новых слушателей. «Я бы не вернулся к подкастам ни в какой форме – особенно к интервью»,– сказал он. Но он вернулся. Опубликовав свою новую книгу, он принял участие в 100+ подкастах с целью ее промоушена. Так же, как он использовал эти шоу для продвижения своей книги, ведущие, очевидно, использовали его, чтобы увеличить свою популярность. Как оказалось, лишь некоторые из них прочитали его книгу заранее. «Остальные думали, что они справятся и без этого, но обычно это заканчивалось неловко»,– сказал он.

Тем временем, мисс Мандриота дает подкастингу еще один шанс. Ее новая попытка – это интервью-шоу о сексе и отношениях под названием «Hard and Deep», к которому она готовится более основательно, чем к «The Advice Podcast». Если она преуспеет, то будет в меньшинстве; с марта по май этого года только 19,3% существующих подкастов выпустили новые эпизоды, согласно данным Blubrry.

«Я собираюсь разработать стратегию, провести исследование и убедиться в понимании собственных действий, вместо того, чтобы хвататься за все, что плавает на поверхности»,– говорит она. «И шоу точно не будет записано в библиотеке, где в каждом эпизоде на заднем плане слышны крики дворника».

ИСТОЧНИК: New York Times

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Больше интересных новостей в нашем Telegram-канале. Подписывайся!

avatar
  Подписаться  
Уведомлять о